Марин Ле Пен и ее миграционная политика

12.03.2017 Автор: Ольга Трофимова

345234234234Усиление позиций «Национального фронта» (НФ) после победы «евроскептиков» на выборах в Европарламент и провал правящей Социалистической партии вызвали шок у многих европейцев. С июля 2014 г. у НФ стало 24 мандата, у правящей партии только 14. Смещение предпочтений европейцев в сторону националистов и усиление патриотических настроений в рамках «треугольника», глобализация, интеграция и национальные интересы наблюдаются не только во Франции, но и в других странах-членах Евросоюза. В частности, в таких как Великобритания, где все закончилось победой сторонников выхода из ЕС, а также в Австрии, Венгрии, Нидерландах, Италии, Греции, Дании. При этом стала возрастать популярность радикальных партий. Это свидетельствует о кризисе европейской интеграции на всех уровнях – экономическом, политическом и институциональном.

Главные причины «евроскептических» настроений во Франции лежат в экономической ситуации, низких темпах прироста ВВП и вытекающих отсюда последствиях. Другим важным фактором усиления националистов стала неэффективная миграционная политика Франции в течение последних 30 лет, а также фактическое отсутствие единой политики ЕС в отношении мигрантов. Наглядным примером стал миграционный кризис 2015-2016 гг., который показал приоритет в отдельных странах национальных интересов в противовес наднациональным.

Он сдвинул расклад политических сил во Франции вправо и усилил недовольство французов неэффективностью общеевропейских мер по борьбе с нелегальной миграцией и беженцами из мусульманских стран. При этом Франция меньше других европейских стран была затронута этим кризисом, она стоит на шестом месте в Евросоюзе по привлекательности для беженцев из-за языковых проблем, высокого уровня безработицы, сложностей при получении статуса беженца и др. Во Франции находится самая крупная мусульманская диаспора: это почти 8 млн чел. (8,3% населения) и почти половина – выходцы из стран Магриба, с которыми Францию связывают давние отношения, но от которых исходит наибольшая террористическая угроза. В целом по разным оценкам число мусульман-мигрантов вместе с нелегалами приближается к 7-9% населения. Первоначально в страну приезжали на заработки трудовые мигранты из стран Южной Европы, которые быстро интегрировались во французское общество. Но после распада колониальной системы фактически был запущен процесс «колонизации» страны выходцами из бывших французских колоний, которые продолжают жить по законам шариата в светском европейском государстве, создавая массу проблем на всех уровнях.

В отличие от первой волны мигрантов из стран Южной Европы и бывших колоний Франции, включая репатриантов из Алжира, второе и третье поколение уже граждан Франции на фоне растущей безработицы среди молодежи (более 30%) в большинстве своем не принимает европейские ценности. А усиление в последние годы пропаганды ислама привело к росту радикальных настроений. Теракты 2015-2016 гг., которые привели к гибели более 200 чел., были совершены гражданами Франции мусульманского происхождения, что вызвало рост антимусульманских настроений и инцидентов, нападение на мечети, а также популярности лозунга НФ –«Франция для французов».

Постоянное балансирование миграционной политики правых и левых между ограничительными мерами и традиционно гостеприимной политикой в отношении мигрантов не привело к желаемым результатам. Поэтому жесткие заявления Марин Ле Пен выглядят достаточно решительными и отвечают интересам определенных групп населения, особенно в тех регионах, где сосредоточена основная часть мусульман-мигрантов (центр Франции и Париж, южные районы и Марсель, где мигранты составляют более 25% населения, Лион и др. так называемые «неблагоприятные городские зоны»). Принятые правительствами правых и левых меры по регулированию притока мигрантов (введение квоты 180-200 тыс. чел. в год, ужесточение порядка предоставления убежища, квоты на востребованные специальности в ряде отраслей, выдача не более 30 тыс. временных разрешений для них, высылка нелегалов и др.) лишь замедлили приток мигрантов до 3% в последние пять лет. Снижение с 2013 г. пособия для мигрантов более чем на 80% также не привело к оттоку мигрантов. Почти 1/3 выходцев из мусульманских стран предпочитает не работать, а жить на пособие, прибывая во Францию в качестве «социальных туристов», что дает дополнительную нагрузку на слабеющую систему социального обеспечения во Франции.

Программа НФ предлагает достаточно жесткие меры в отношении мигрантов: запрет на воссоединение семей, отмену автоматического получения французского гражданства после вступления в брак, сокращение притока легальных мигрантов до 10 тыс. в год и числа контрактов с трудовыми мигрантами, лишение их права на натурализацию, а также на бесплатное образование и медицинское обслуживание в полном объеме, упрощение высылки нелегалов, отказ в приеме беженцев, изгнание всех иностранцев, осужденных за совершение преступлений или административные нарушения. Особое место в программе НФ отведено мерам по борьбе с террористической угрозой. Так, в ней предусматривается закрытие министерством внутренних дел тех мечетей, которые ведут пропаганду ислама и финансируются международными организациями, составление списка тех иностранных организаций, которые причастны к агрессивным действиям против Франции, экстрадиция иностранцев, имеющих связи с радикальными исламскими группами, входящими в список S (угроза государственной безопасности).

По мнению М. Ле Пен, ужесточение борьбы с мигрантами может дать бюджету 41 млрд евро за пять лет, а высылка нелегальных мигрантов и отмена социальных пособий позволят сэкономить соответственно 2,5 млрд и 18 млрд евро за тот же период. В целом миграционная часть программы НФ основывается на том, что усиление притока мусульманских мигрантов и роли ислама угрожает устоям французского светского общества, в том числе происходит исламизация коренного населения (50 тыс. этнических французов уже приняли ислам). Эта политика, безусловно, найдет положительный отклик не только у сторонников НФ, но и у многих слоев населения Франции. Однако подобные рестриктивные меры могут больно ударить по семьям мигрантов и спровоцировать их асоциальное поведение. С одной стороны, они могут подтолкнуть мусульман-мигрантов к более активным поискам работы и получению образования. Но, скорей всего, в условиях экономической стагнации и высокого уровня безработицы они приведут к маргинализации и радикализации мусульман-мигрантов, особенно молодежи, и росту террористической угрозы. К тому же ситуация в странах Северной Африки и Ближнего Востока пока не улучшается и поток беженцев и нелегалов, а вместе с ними и боевиков ДАИШ продолжает угрожать стабильности единой Европы и усиливать разногласия среди ее стран-членов.

Трофимова Ольга, кандидат экономических наук, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».