Будущее российско-американских отношений

P 18.12.2012 U Владимир Евсеев

4946
В начале ноября Барак Обама был избран на второй срок в качестве президента США. Сейчас он определяется с ключевыми фигурами в своей новой администрации. Процесс их выдвижения начнется только после инаугурации, которая состоится в конце января 2013 г. Все они должны быть утверждены сенатом США. С учетом того, что демократам удалось сохранить в сенате большинство, процедура утверждения своего ближайшего окружения для Барака Обамы, видимо, не создаст серьезных проблем. Этот процесс (только в отношении ключевых фигур), скорее всего, закончится в марте следующего года, что позволит администрации США начать полноценную работу. Оставшееся до этого время будет потрачено на анализ сложившейся ситуации, в т. ч. по вопросу развития российско-американских отношений, и выдвижение предложений по корректировке внешнеполитического курса.

Для российского руководства Барак Обама является сложной фигурой. С республиканцем Миттом Ромни было бы понятней – курс на некоторое (конечно, до известных пределов) ухудшение двусторонних отношений. Теперь же многое будет зависеть как от объективных, так и субъективных причин. В качестве последних можно рассматривать предстоящие изменения в американской администрации. Если бы, например, государственным секретарем США стала хорошо известная своим негативным отношением к России Сьюзан Райс, то было бы трудно надеяться на улучшение отношений с Москвой вплоть до 2016 г. Однако этого не произошло из-за сильного противодействия со стороны сената: представитель США при ООН Сьюзан Райс совершила серьезную политическую ошибку, когда, не разобравшись в ситуации, прокомментировала трагические события, связанные с убийством посла Кристофера Стивенса и трех его коллег в Бенгази. В результате, основным кандидатом на указанный пост стал сенатор Джон Керри. Другим возможным кандидатом на пост госсекретаря считается советник президента США по национальной безопасности Томас Донилон.

Как полагают известные российские эксперты, сейчас нарастает недоверие между политическими элитами России и США. В период «холодной войны» такое недоверие можно было объяснить идеологической и экономической несовместимостью наших политических систем. Сейчас между Москвой и Вашингтоном нет непреодолимых противоречий, но существуют факторы, которые дестабилизируют двусторонние отношения. Среди них можно выделить проблему создания в Европе рубежей глобальной системы противоракетной обороны (ПРО) США, значительное несовпадение позиций о путях разрешения сирийского, иранского и афганского кризисов, по вопросу дальнейшего сокращения стратегических наступательных вооружений (СНВ), вывода из Европы американского тактического ядерного оружия (ТЯО), реализации вооруженными силами США концепции «Быстрый глобальный удар», размещения оружия в космосе и т. п. Подтверждением этого стало принятие Конгрессом США т. н. «закона Магнитского». В качестве ответной меры Россия планирует запретить въезд в страну американцев, виновных в нарушениях прав человека, и приостановить деятельность ряда рабочих групп президентской комиссии, ранее созданной Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой.

Следует заметить, что в начале 2009 г. по взаимной договоренности была инициирована «перезагрузка» российско-американских отношений. Она пришла на смену достаточно сложных отношений, которые у России сложились с США в период президентства Дж. Буша-младшего. В качестве достижений такой «перезагрузки» можно рассматривать следующие:

- ратификацию недооцененного многими нового (Пражского) договора о СНВ, который стал первым документом такого уровня после окончания «холодной войны» (подписанный в 2002 г. в Москве Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов носил рамочный характер и полностью базировался на Договоре СНВ-1);

- согласие России на транзит наземным и воздушным путем грузов в интересах группировки войск США и их союзников в Афганистане;

- расширение двустороннего сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков, а также по разрешению иранской ядерной проблемы.

Российские эксперты отмечают, что в период первого срока президента Барака Обамы Соединенные Штаты стали больше учитывать интересы Российской Федерации на постсоветском пространстве, ограничили помощь режиму Михаила Саакашвили в Грузии, отложили вступление в НАТО Украины и Грузии, помогли Москве присоединиться к Всемирной торговой организации, а также пошли на создание двусторонней президентской комиссии.

Однако «перезагрузка» принципиально не изменила российско-американских отношений. Так, при разработке нового Договора о СНВ стороны оперировали категориями взаимного ядерного сдерживания. Сложно шел процесс его ратификации в сенате США. С целью его успешного завершения президент Барак Обама был вынужден взять на себя серьезные политические обязательства, которые существенно повысили уровень недоверия между Россией и США.

Американская администрация готова к дальнейшему сокращению стратегических наступательных вооружений (СНВ), но настаивает на одновременном учете всех ядерных боезарядов, включая ТЯО. При этом в Вашингтоне, основываясь на результатах Чикагского (2012 г.) саммита НАТО, отказываются выводить собственное тактическое ядерное оружие из Европы. Для России такой подход является неприемлемым ввиду наличия ядерного оружия у американских союзников – Великобритании и Франции, значительного превосходства НАТО в сфере обычных вооружений, сохранения у США больших запасов высокоточного оружия и существования потенциальных военных угроз по периметру границ Российской Федерации.

Подобное наблюдается и в сфере противоракетной обороны. США постоянно наращивают ее потенциал, не замечая каких-либо возражений со стороны Москвы. В частности, американские крейсера и эсминцы, оснащенные системой управления ракетным оружием «Иджис» с противоракетами SM-3, технически способны перехватывать стартующие российские баллистические ракеты подводных лодок и их боеголовки на восходящем участке траектории полета. Размещение американских кораблей указанного типа в Северном и Норвежском морях бессмысленно для сдерживания во многом надуманной иранской ракетной угрозы. Зато это создает потенциальную угрозу для морского компонента стратегических ядерных сил Российской Федерации. Тем не менее, Вашингтон не собирается ограничивать мест дислокации собственных боевых кораблей, оснащенных системой «Иджис», в северных морях.

В результате вышеизложенного импульс «перезагрузки» оказался исчерпанным. Продвижение вперед возможно только в том случае, если произойдут принципиальные изменения российско-американских отношений. Конечно, мы не вернемся к новой эре «холодной войны». По-прежнему, сохраняется необходимость взаимодействия в военно-политической сфере на региональном и глобальном уровнях, а также в условиях взаимозависимости существуют пределы ухудшения двусторонних отношений в финансово-экономической области. Именно поэтому Россия и США будут избегать конфронтации, стараясь сохранить существующие механизмы взаимодействия. Однако на нас будут давить региональные проблемы: гражданская война в Сирии, дестабилизация Афганистана, азербайджано-армянский вооруженный конфликт из-за Нагорного Карабаха, силовое противостояние Израиля, США и ряда других государств с Ираном.

Таким образом, в ближайшие 2-3 года маловероятно существенное улучшение российско-американских отношений, для которых будет характерна достаточно высокая нестабильность. Однако складывающуюся ситуацию не нужно драматизировать. Важно продолжать диалог там, где противоречия сохраняются. Только в этом случае можно выйти на новые договоренности, даже в сфере противоракетной обороны или тактического ядерного оружия. Одновременно следует расширять область диалога, используя, например, новые возможности, обусловленные вступлением России во Всемирную торговую организацию.

Евсеев Владимир Валерьевич – обозреватель Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи