О применении стратегий «непрямых действий» и «мягкой силы» в геополитическом противоборстве (Часть 1)

P 21.05.2013 U Владимир Карякин

htmlimage

Стратегии непрямых действий и мягкой силы в настоящее время являются наиболее эффективными средствами ведения геополитической борьбы между государствами, которые правящие круги Соединенных Штатов активно используют в целях разгрома или ослабления своих реальных и потенциальных государств-противников на международной арене. Наряду с США подобные способы сокрушения своих врагов и захвата геополитических пространств используются и руководством КНР, которое придерживается принципа «скрывать свои возможности и намерения», не афишируя применение данных стратегий. Вследствие этого американские теоретические разработки и практика применения стратегий непрямых действий и мягкой силы получила наибольшую известность в ходе осуществления «цветных революций» на постсоветском пространстве и народных восстаний в ходе «арабской весны» в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Как показывают исследования ряда англо-американских экспертов межгосударственного противоборства, стратегии непрямых действий и мягкой силы – это особые технологии осуществления геополитической борьбы, ориентированные на завоевание господства над «вражеским» государством на основе установления полного, всеохватывающего и при этом скрытого контроля над механизмом формирования и практической реализации внутренней и внешней политики страны, ее политико-управленческой, социально-экономической, оборонной, культурно-идеологической и другими ключевыми сферами, а также самими процессами ее дальнейшего развития путем использования для решения такого рода задач специально разработанных «непрямых» организационных воздействий и мероприятий, манипулирующего и подрывного характера. При этом давление агрессора на страну-жертву осуществляется как при отсутствии прямой конфронтации и сохранении официально «дружественного» или даже «партнёрского» характера отношений с нею, так и в условиях открытого конфликта, в том числе и вооруженного. В ходе геополитического противоборства основные усилия агрессора сосредотачиваются на установлении контроля над системой государственного управления страны-объекта воздействия за счёт создания «агентов влияния» среди правящей элиты данной страны и её силовых структур.

Технология сокрушения «враждебных» государств посредством применения стратегий непрямых действий и мягкой силы строится на основе следующих базовых идей и подходов:

– использование как открытых, так скрытых форм и методов воздействия в отсутствии открытой конфронтации или прямого силового столкновения с целью разрушения основ государственности противника;

– достижение господства агрессора над страной-объектом воздействия осуществляется с целью лишения её экономической и ресурсной самодостаточности, лишающих её возможности к устойчивому развитию. Это достигается путем создания в рамках государственной системы страны-жертвы особого организационного механизма «внешнего управления», позволяющего установить опосредованный и скрытый контроль над процессами жизнедеятельности атакуемой стороны, а также возможность трансформации общественно-политической системы государства-жертвы в соответствии с интересами и целями внешних участников мировой политики. В результате достигается не только физическое разрушение самого института государственности страны-жертвы, что ведёт к экономическому и политическому захвату её территории и ресурсов, но и уничтожение самобытной цивилизации данной страны, т.е. изменение цивилизационной, конфессионально-культурной и национальной идентификации её народа. При этом следует подчеркнуть, что такая победа в ходе геополитического противоборства, в отличие, например, от победы в войне, является необратимой, ввиду исчезновения стороны-жертвы с исторической арены.

Следует отметить, что страны Запада не являются пионерами применения стратегий непрямых действий и мягкой силы. Впервые принципы стратегии непрямых действий были сформулированы в Китае ещё в V в. до н.э. китайским полководцем и военным теоретиком Сунь-цзы, который изложил принципы стратегии достижения победы над врагами в трактате «Сунь-Цзы бин фа» или «Правила ведения войны мудреца Суня». Концептуальная сущность данной стратегии заключается в «достижении победы над противником, не сражаясь с ним», что означает необходимость «побеждать замыслом».

Сравнение американской и китайской стратегий непрямых действий показывает их существенное концептуальное отличие. Американская модель, в отличие от ее китайского варианта, ориентирована на быстрый развал государственной системы страны-жертвы за счёт формирования внутри враждебного государства кризисных явлений системного характера и создание в рамках её государственной системы точек бифуркации, способствующих углублению кризисных процессов. Если «американский сценарий» практического использования стратегии непрямых действий предполагает проведение активных операций, то специфической особенностью китайской стратегии является способствование желаемому изменению геополитической мощи государств в свою пользу за счет «естественной» деградации страны-жертвы. Это позволяет атакующему государству выждать ослабления своего противника до необходимого уровня и появления условий, при которых проведение силовых акций по захвату территории может не потребоваться. В данном случае роль вооруженных сил будет сведена к закреплению силовым путём существующей экономической и демографической ситуации в конкретном регионе.

Владимир Карякин, кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики Российского института стратегических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


Похожие статьи

 

Leave a Reply