Возможные сценарии развития ситуации в Афганистане и безопасность в Центральной Азии

P 27.05.2013 U Омар Нессар

htmlimageНа протяжении последних 4-5 лет, с тех пор как США и НАТО объявили о своем решении вывести из Афганистана основные части своих сил, одним из главных вызовов для региональных стран стала ситуация неопределенности. Впрочем, если в начале процесса вывода войск западной коалиции из Афганистана существовали логичные доводы в пользу версии о том, что США после 2014 года оставят в Афганистане достаточно значительную по численности военную группировку, то теперь появились признаки того, что, скорее всего, США оставят в Афганистане небольшую группировку. В частности, на это указывают следующие моменты:

 Ускорение в 2012 году темпов процесса обучения афганских национальных правоохранительных структур;

 Поэтапная реализация передачи контроля над отдельными районами страны национальным силам с последующим сокращением количества боевых операций с участием военных НАТО;

 Активизация переговорного процесса со странами региона с целью осуществления транзита вооружения и техники при выводе;

 Стремление найти «общий язык» с вооруженной оппозицией с тем, чтобы после 2014 года снизить градус напряженности.

В начале марта 2013 года в прессе появились данные о возможной численности военной группировки США, которую Вашингтон намерен оставить в Афганистане после 2014 года – от 6 тыс. до 13,6 тыс. военнослужащих. Вряд ли такая группировка сможет вести активные боевые операции против экстремистов. Значит, задача по сдерживанию радикальных сил ляжет на национальные правоохранительные структуры Афганистана.

Между тем, большинство экспертов, в том числе, внутри Афганистана, скептически относятся к тому, что к 2014 году национальные структуры ИРА будут в состоянии самостоятельно противостоять экстремистам. В этой связи опасность прихода к власти радикальных сил усиливается.

Официальный Кабул большую надежду возлагает на переговоры с талибами. Учитывая стремление не только президента Хамида Карзая, но и его американских партнеров найти общий язык в ходе переговоров с талибами, не исключено, что 2014 год станет годом уступок со стороны всех участников афганского конфликта: наряду с Карзаем и США, свою готовность идти на определенные уступки демонстрируют и талибы. Очевидно, что результатом взаимных уступок станет «мягкая исламизация» Афганистана.

Но не все политические силы Афганистана готовы к такому сценарию. Усиление позиций талибов в Кабуле может привести к расколу в афганском обществе и спровоцировать не только межэтническую напряженность, но и привести к реформе административно-государственной системы.

Государственно-политическое будущее Афганистана

Дискуссии о государственно-политическом будущем Афганистана после 2014 года активизируются в афганском и зарубежном политическом, медийном и экспертном сообществе по мере приближения даты окончательного вывода сил США и НАТО из ИРА. По нашим оценкам, сегодня существует, как минимум, три сценария афганского государственного будущего, которые предлагают афганские и западные эксперты – так называемые План «А», План «Б», План «С».

Согласно Плану «А», в Афганистане после 2014 года сохранится статус-кво: страна будет существовать в своих нынешних административно-государственных границах, при сохранении централизованной власти в виде президентской республики и относительно слабым парламентом.

Предлагаемый к обсуждению американскими экспертами План «В» предполагает радикальные перемены в ИРА. Речь идет о фактическом разделе страны на Север и Юг, по линии, отделяющей провинции с компактным проживанием пуштунов от регионов с преобладанием непуштунского населения. Предлагаемый США План «В» предусматривает создание Исламского Эмирата Пуштунистана, куда должны войти 11 пуштунских провинций Афганистана. Предполагается, что этими районами будут руководить талибы под контролем Кабула. В этом случае центральная власть в Афганистане будет носить, скорее, номинальный характер, а реальные ресурсы и полномочия будут концентрироваться в руках местных властей. В случае реализации Плана «В» власть в Южном Афганистане, населенном пуштунами, неизбежно попадет в руки лидеров Талибана, группировки Хаккани, а также других радикальных религиозных движений. После этого гражданская война между пуштуно-талибским Югом и таджико-узбеко-хазарейским Севером станет лишь делом времени.

В конце декабря 2012 года появилась информация о наличии Плана «С» в отношении Афганистана, предложенного к обсуждению британскими экспертами. По некоторым данным, именно План «С» обсуждался на закрытой конференции в Париже, в которой принимали участие эмиссары Талибана, лидеры бывшего «Северного альянса» и представители официального Кабула.

По имеющейся информации, План «С» предусматривает «управляемую децентрализацию Афганистана» через образование восьми административных округов на Востоке и Юге страны с последующим объединением их в три национально-административных района для компактного пуштунского проживания. Этот план не предусматривает объединение всех пуштунов, поэтому предлагается разделение пуштунов на три округа.

В отличие от Плана «В», британский проект афганского будущего не предполагает немедленного фактического распада страны, а лишь ее федерализацию. При этом авторы Плана «С» также соглашаются на фактическую передачу власти в пуштунских административных районах в руки талибов.

Следует отметить, что План «С» получил поддержку у лидеров бывшего «Северного альянса», которые рассчитывают с его помощью не только ограничить активность талибов исключительно пуштунскими провинциями страны, но и ослабить влияние разрозненных пуштунских агломераций на общеафганское политическое пространство.

Не исключено, что принятие Плана «С» представителями бывшего «Северного альянса» является одним из условий их поддержки со стороны США и Великобритании на предстоящих в ИРА президентских выборах. Поддержка Плана «С» представителями национальных меньшинств может впервые нарушить историческую традицию власти в Афганистане, и подтолкнет Вашингтон и Лондон к поддержке непуштунского кандидата на президентский пост в стране.

Выборы 2014 года

2014 год объявлен не только годом завершения миссии НАТО в Афганистане. Тогда же намечены выборы президента ИРА, которые сыграют ключевую роль в развитии ситуации после 2014 года в этой Центрально-Азиатской стране. Отсутствие безопасности в южных и восточных районах ИРА, низкий уровень интереса со стороны населения этих районов к выборам, могут привести к победе на президентских выборах 2014 года кандидата от непуштунского севера. Данная ситуация повышает роль отдельных групп вооруженной оппозиции, пользующихся влиянием на юге и востоке страны.

Так или иначе, уже сейчас можно говорить о формировании в афганском политическом классе первого пула претендентов на пост главы государства. Свыше 10 политиков заявили о своей готовности бороться за пост главы государства в 2014 году.

Учитывая высокую динамику афганского политического процесса, в дальнейшем следует ожидать серьезной трансформации персонального состава участников «президентского пула».

Будущее Афганистана и безопасность в Центральной Азии

Вывод западных войск из ИРА начался на фоне существующих острых угроз экстремизма, что поставило ряд государств региона, в том числе, страны Центральной Азии, в трудное положение. Ситуация осложнилась еще и тем, что именно в это время обстановка на севере Афганистана резко ухудшилась. Очевидно, перспективы вывода основной части боевых сил западной коалиции из Афганистана после 2014 года заставят лидеров стран Центральной Азии искать новые формы кооперации в борьбе с террористическими организациями, механизмы поддержания региональной безопасности без использования ресурсов НАТО и США.

Впрочем, некоторые эксперты уверены, что в ближайшие пять-десять лет, независимо от развития ситуации в ИРА, мы станем свидетелями крупных политических перемен в странах Центральной Азии. Эти перемены связаны, в том числе, со сменой поколений лидеров постсоветских республик и вероятной угрозой социально-политических потрясений, результатом которых станет актуализация угрозы со стороны вооруженных радикально-исламистских групп и движений.

Омар Нессар, научный сотрудник Института Востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение»


Похожие статьи

 

Leave a Reply