Россия – Иран: важность дружественного взаимодействия

P 31.05.2013 U Сергей Пивин

5258
В силу целого ряда факторов объективного и субъективного характера российско-иранские многовекторные отношения в последние годы стали давать определенный сбой. В чем же причина этого явления?

В последние годы обнаружилось, что мы так увлеклись международными санкциями против недоказанных «ядерных амбиций Ирана», что не только свернули существенное военно-техническое сотрудничество с Ираном, но и нанесли сами себе материальный и репутационный ущерб. К концу предыдущего десятилетия товарооборот между Россией и Ираном составлял 3,7 млрд. долларов, из них 80% приходилось на российский экспорт, который большей частью был заслугой малого и среднего бизнеса. К концу 2012 г. этот товарооборот снизился более чем на 40%, составив всего 2,3 млрд. долларов. Почти на 1 млрд. долларов сократился российский экспорт в Иран (2,96 млрд. долларов в 2008 г. и 1,9 млрд. долларов в 2012 г.). Как итог – десятки разорившихся российских средних компаний, где работали сотни, если не тысячи российских граждан. Бюджет РФ недополучил из-за этого немало средств.

Некоторые международные и российские наблюдатели оценивают эти действия, как очередную уступку России Западу. Получается, что мы порой подводим партнеров в угоду благосклонности Запада? Но почему такой ценой и себе в ущерб?

Вспоминаются события конца 80-х годов, когда произошел инцидент в российско-американских переговорах относительно взаимодействия СССР с Индией по продаже последней криогенных двигателей, изготовлявшихся в Москве на заводе им. Хруничева. Американцы «выкручивали нам руки» утверждая, что Индия якобы может использовать эти двигатели для вывода на орбиту «ракет с ядерным оружием», т.е. мол, будет нанесен «непоправимый ущерб политике нераспространения ядерного оружия».

И что же из этого вышло? Мы нарушили, как и в нынешнем случае с Ираном, контрактные обязательства с Индией, вынуждены были выплачивать большие штрафные санкции нашему надежному партнеру, тысячи людей на заводе Хруничева и родственных предприятиях были лишены гарантированного госзаказа, который так нужен был нашей экономике и простым людям в те лихие времена. На многие годы был подорван наш авторитет как партнера по ВТС не только с Индией, но и в целом на международном рынке.

Пример приведен для иллюстрации того, что мы в очередной раз «наступаем на те же самые грабли», не делая для себя никаких выводов. Как сообщали в тот период некоторые источники, криогенные двигатели и его составляющие начали поставлять Индии некие западные компании, т.е. получается, что мы стали помимо всего прочего и жертвой конкурентной борьбы.

Возвращаясь к российско-иранским связям, можно отметить, что за последний год (2012-2013 гг.) наблюдается определенное сближение позиций двух стран по вопросам борьбы с международным терроризмом, наркотрафиком, организованной преступностью. Обозначилось понимание в Москве и Тегеране необходимости поддержки нынешней администрации Сирии во главе с Б. Асадом. Обе страны приветствовали и идею, высказанную на последней российско-американской встрече на уровне руководителей внешнеполитических ведомств о проведении международной мирной конференции по Сирии в Женеве.

На одной из пресс-конференций в апреле с.г. в Москве посол Ирана в России С. Махмуд Реза Саджади заявил о заинтересованности иранской стороны в двустороннем сотрудничестве. Он пригласил российских инвесторов вкладывать свои средства в различные проекты, которые выгодны как Ирану, так и России.

По словам посла, у Ирана надежное законодательство для защиты инвестиций и бизнесмены чувствуют это. Несмотря на «калечащие санкции», Иран продолжает жить и развиваться. За последние годы много заводов и других предприятий было построено на деньги иностранных инвесторов и товар успешно экспортируется за рубеж. «За 34 года, – подчеркнул Саджади, – мы научились превращать угрозы и давление в возможности для развития».

Со своей стороны можем отметить, что эта страна входит в число десяти государств, запускающих спутники, развивается там и биотехнология. Объемная сфера и в энергетической области, в которую могла бы активнее войти Россия.

Нам не нужно недооценивать масштабы, мощь и геополитическое место Ирана в регионе. Наш исторический и традиционный партнер и союзник мог бы сыграть и свою консолидирующую роль в укреплении российских позиций в Центральной и Юго-Западной Азии, несмотря на то, что у самого Ирана имеются свои стратегические цели в этом южном «подбрюшье» России. Мы могли бы не соперничать в этих регионах за влияние, а вполне успешно взаимодействовать в интересах всех участвующих сторон.

Сергей Александрович Пивин – эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


Похожие статьи

 

Leave a Reply