Насколько неизбежен военный конфликт между Израилем и Ираном? Часть 1

P 15.07.2013 U Сергей Пивин

Происходящая в последний период конфронтация между Исламской Республикой Иран (ИРИ) и Израилем стала приобретать устойчивую тенденцию к ее обострению с подчас угрозами применения военной силы и оказывает значительное влияние не только на двусторонние отношения между этими государствами, но и в целом на ситуацию в регионе.

15 июня с.г. информагентства сообщили, что на президентских выборах в Иране победил умеренный политик Хассан Роухани. И если у международной общественности появилась надежда, что при новом президенте, известном в качестве «сторонника диалога с США и западными странами», Иран сумеет восстановить отношения с Западом, то премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху поспешил призвать мировое сообщество не ослаблять давление на Иран, поскольку, мол, политику Ирана в ядерной сфере определяет не президент, а духовный лидер страны Али Хаменеи. «Мы не должны сами себя обманывать, – заявил израильский премьер 15 июня в интервью газете «JerusalemPost». – Новый иранский президент хоть и считается умеренным, но и он называет Израиль «Великой сионисткой сатаной». Б. Нетаньяху сослался на бывшего президента Ирана М. Хатами (1997-2005), который также считался на западе «умеренным», но после прихода к власти не изменил агрессивного курса страны. Продолжая в том же духе, израильский премьер-министр высказал убеждение, что на Иран может подействовать только «военная сила». Он подчеркнул, что «мы должны сделать все возможное, чтобы остановить ядерную программу этой страны».

Сам же Роухани позиционирует себя как центрист-прагматик, получая при этом поддержку как либеральной, так и умеренной части иранской общественности. Его поддерживает и иранское духовенство: достаточно сказать, что он был выдвинут на выборах Обществом борющегося духовенства – влиятельной религиозно-политической организацией Ирана. В период избирательной кампании бывший секретарь Высшего совета национальной безопасности Х. Роухани обещал исправить «испорченные за последние годы отношения Тегерана с остальным миром». Он является сторонником «конструктивного взаимодействия со всем миром».

Означают ли заявления нового иранского руководства, что будет достигнуто реальное взаимопонимание между Ираном и западным миром, а также снижение военного противостояния между этой страной и Израилем, который, как мы видим, отнюдь не стремится наладить отношения с обновленной до определенной степени администрацией в Тегеране?

Углубляющаяся конфронтация между Исламской Республикой Иран (ИРИ) и Израилем требует осмысления, а для этого необходимо отлистать назад несколько страничек двусторонних отношений. Лишь каких-то 25-30 лет назад ирано-израильские связи считались чуть ли не образцом добрососедства на Ближнем Востоке. В тот период Иран поставлял в Израиль весьма важные для последнего нефть, газ, продовольствие и многое другое. Израильские специалисты делились в ответ своим опытом в сельском хозяйстве, медицине, науке, передовых технологиях. Между двумя странами функционировало ежедневное воздушное сообщение. Сотни израильских специалистов трудились по всему Ирану. В 1971-77 годах Израиль входил в десятку крупнейших партнеров Ирана. Заметим, что Израиль был одной из стран, стоявшей у колыбели создания в Иране атомной энергетики и применения ядерных технологий в различных сферах национальной экономики. Израильтяне по существу заложили фундамент атомного реактора в Бушере, помогли подготовить технико-экономические обоснования создания исследовательского реактора в Исфагане. То есть Израиль способствовал реализации программы иранского мирного атома, поэтому обвинения в том, что он в принципе выступает против развития ядерной программы Ирана в мирных целях, мягко говоря, являются непоследовательными и необоснованными.

Если заглянуть в более древнюю историю, то можно найти немало фактов, иллюстрирующих традиционные добрые чувства, связывающие евреев и иранцев. Их корни уходят на 25 веков назад, когда легендарный царь Кир II (по-персидски Курош), создавший громадную иранскую империю династии Ахменидов, издал указ, которым дал право изгнанным из Иудеи евреям вернуться на родину своих предков и восстановить храм в Иерусалиме. Кир стал единственным зарубежным правителем, о котором сохранились почтительные упоминания в иудейской канонической литературе.

Но это многовековое ирано-израильское взаимодействие, осуществлявшееся в интересах обеих сторон, было резко прервано в 1979 году после исламской революции и свержении шаха Реза Пехлеви.

Лидер исламской революции Рухолла Хомейни в одностороннем порядке разорвал дипломатические отношения с Израилем. За «послереволюционный период» все лидеры, приходившие к власти в ИРИ, призывали «стереть с лица земли государство Израиль». Считая это государство главным врагом мусульманского мира, Иран ведет себя с ним достаточно агрессивно и провокационно в отличии от других ядерных соседей, где Тегеран действует весьма прагматично. Это отношение, как хорошо известно, является со стороны Израиля взаимным.

Основной причиной резкого поворота от дружбы к конфронтации между Израилем и Ираном эксперты считают главную концептуальную идею нового иранского режима в 1979 г. во главе с Р.Хомейни о необходимости «экспорта» иранской исламской революции, прежде всего на «мусульманские просторы» ближневосточного региона. Конечно, стало очевидным, что еврейское государство, лежащее в самом центре исламского мира, стало ощутимой помехой для «экспортной продукции». Р. Хомейни, пользуясь создавшейся ситуацией, как он считал, в пользу Ирана, немедленно объявил свою страну «лидером всего мусульманского мира». В таком контексте арабо-израильские отношения и особенно палестинская проблема приобрели новое звучание.

Никого не удивило, в том числе и российских наблюдателей, что первым иностранным «руководителем», посетившим Иран буквально в первые «послереволюционные» дни стал Ясир Арафат. Он получил в тот период заверения от Тегерана, что после урегулирования внутриполитической ситуации здесь «вплотную займутся организацией исторической победы над сионистами». На период ожидания, когда Иран «созреет» для таких решительных действий Арафату было «выдано» несколько десятков миллионов долларов на «нужды палестинской революции». А в освободившееся здание израильского посольства в центре Тегерана вселилась миссия Организации освобождения Палестины (ООП).

Сергей  Пивин — эксперт по проблемам Ближнего и Среднего Востока, специально для Интернет-журнала «Новое восточное обозрение».


Похожие статьи