Китайская альтернатива

P 18.07.2013 U Роман Погорелов

360_china_1116
Сегодня всё чаще появляются публикации касающиеся Китайской Народной Республики и в особенности её достижений. Связано это с теми проблемами, которые накопились в современном мире и путями их решения. Основные локомотивы нашей цивилизации – Соединённые Штаты Америки и страны Евросоюза – находятся не в лучшей форме и вызывают всё больше сомнений, относительно того, насколько они смогут справиться с трудностями и кризисными явлениями последних десятилетий. И сомнения эти вполне оправданы, ведь именно действия Запада, который после развала Советского Союза стал мировым гегемоном, привели к нынешнему положению дел в мире. В этом ключе, Поднебесная видится многим некой альтернативой Западу способной решить его проблемы и, приняв эстафетную палочку первой экономики мира, повести всю мировую цивилизацию дальше по пути прогресса. Часто звучат призывы учиться у китайцев их китайской мудрости и эффективности в различных сферах жизни. При этом делается упор на древность и самобытность китайской культуры, а также сегодняшние достижения КНР, в первую очередь экономические. Между тем, одной только экономики не достаточно, чтобы стать мировым лидером, генератором новых идей и носителем универсальных ценностей. Здесь гораздо важнее иметь в своём арсенале культурные, а точнее культурно-идеологические инструменты влияния. Те самые инструменты, которые Джозеф Най объединил в термин «мягкая сила». Обладает ли Китай «мягкой силой» и насколько он может её использовать – это тема для отдельной публикации. Здесь же пойдёт речь о том, является КНР субъектом или объектом культурного влияния. Ведь объекту не приходится претендовать на роль универсального эталона и идеала, к которому стоит стремиться. Он выступает лишь составной частью, встроенной в общую картину мира, где кто-то другой устанавливает правила игры. В таком случае, альтернативность китайского пути развития оказывается как минимум под сомнением, особенно при более глубоком анализе тех факторов, что лежат в основе китайского экономического «чуда» и роли в нём собственно китайцев.

В эпоху глобализации едва ли найдётся государство, которое не подвержено в той или иной мере культурному влиянию извне. Не избежал этой участи и современный Китай. Речь идёт в первую очередь о заметном распространении западных ценностей в китайском обществе. Видимо, либеральные реформы Дэн Сяопина не прошли даром, ведь сегодня КНР уже далека от тех коммунистических идеалов, которые так внедрялись в общественное сознание Мао Дзедуном и его сподвижниками. Разумеется, каждое общество, развиваясь, стремится к улучшению своего благосостояния. Как говорится, красиво жить не запретишь. Вот только нынче в Поднебесной красивой считается такая жизнь, как показывают в американских фильмах, несмотря на ограниченность их проката и достаточно жёсткую цензуру. Так, до недавнего времени в Китае показывали не более 20 иностранных фильмов в год, но с 2012 их количество увеличили до 34. При этом интерес к голливудским картинам со стороны китайского зрителя очень высок, что ставит в затруднительное положение местный кинематограф. Похоже, «американская мечта» пришлась по душе китайской общественности. Примечательно, что даже китайское название США – «мэйгуо», дословно переводится как «красивая страна».

Стоит ли удивляться, что сегодня в КНР именно Америка является образцом для подражания. Например, на книжном рынке Китая мировая классика представлена больше европейскими писателями, а вот из всей массы современной литературы, китайцы предпочитают переводить и издавать у себя преимущественно книги американских авторов. И хотя зарубежной литературы существенно меньше, чем собственно китайской, интересуются ею очень активно. Наиболее востребованы труды по экономике, менеджменту, бизнесу.

Европейские и американские праздники в последние годы приобретают всё большую популярность в КНР. Так, молодёжь проводит костюмированные вечеринки на Хэллоуин, а в детских садах подрастающему поколению рассказывают об американском Дне благодарения. Передовая часть китайского общества под влиянием голливудских фильмов стала наряжать ёлку к Рождеству и делать подарки своим любимым на День Валентина.

Результатом такого увлечения иностранной культурой является массовое изучение английского языка в Поднебесной и тот бизнес, который развернулся в этой сфере. Китайские родители, независимо от их достатка, не жалеют денег на курсы английского или даже репетитора для своего, не редко единственного, ребёнка. При этом преподаватель должен быть европейской внешности и, желательно, из Америки, а вот педагогические навыки и соответствующее образование играют второстепенную роль. Людей с тёмной кожей, например афроамериканцев или индусов, берут не охотно, а любому с азиатской внешностью скорее откажут, даже если он является носителем английского языка. Наличие иностранного преподавателя автоматически повышает статус университета, школы или детского сада, что позволят увеличить плату за обучение в нём.

В тоже время китайские чиновники из высших эшелонов власти не редко отправляют своих детей учиться в престижные университеты Европы и Америки, где вместе с современными знаниями прививается западное мировосприятие, система ценностей и отношение к жизни. При этом их не очень смущает то, что многие рядовые китайцы выказывают своё недовольство этим фактом, ведь в основе такой реакции лежат не высокие идеалы и любовь к Родине, а скорее финансовая сторона вопроса и политические ограничения. То есть, китайские студенты наводнили бы западные учебные заведения, будь у их родителей такие же политические и материальные возможности как у элиты. И возможности эти постепенно возрастают. В 2011-2012 учебном году из КНР в США отправилось 194 тыс. студентов. Таким образом, Китай занял первое место по числу иностранных студентов проходящих обучение в американских ВУЗах.

Одним из отрицательных последствий широкого распространения англоязычной культуры является иностранная языковая экспансия. Подобные тенденции уже имели место в 18-19 веке в тех регионах Китая, где европейское влияние было наиболее сильным. Так, среди торговцев провинции Гуандун был популярен пиджин-инглиш – англо-китайский гибридный язык, в котором английская видоизменённая лексика, накладывается на китайскую грамматику. Позже пиджин был искоренён, как наследие западной колонизации. Однако в последнее время лингвисты Поднебесной отмечают активный приток новых слов, которые не поддаются полной китаизации. Например, в китайском языке появились такие слова как «сюэпин» — шопинг, «ку» – круто, классно от английского «cool» и другие. Вместе с тем, некоторые английские слова, такие как «OK», «hello», «bye-bye», активно вытесняют свои китайские аналоги и становятся обыденными в разговорном языке. Специалисты говорят, что если подобные тенденции продолжатся, то это может привести к формированию нового пиджина.

В связи с этим правительство начало спешно принимать меры по защите китайского языка от иностранного влияния. Были установлены новые правила, запрещающие ведущим использовать иностранные слова во время теле- и радиоэфира. Так же, по китайскому законодательству, иностранные слова, при их наличии в любой публикации, должны обязательно иметь пояснения на китайском языке. Впрочем, это положение фактически не соблюдается, ведь даже официальные издания употребляют английские аббревиатуры и слова без каких-либо комментариев.

Следует отметить, что источники западного влияния на китайское общество различны. Важное место среди них занимают такие страны как Япония, Южная Корея, а так же Тайвань и специальный административный район Гонконг, которые уже успели перенять и адаптировать под восточное мировоззрение многие западные ценности, и теперь передают их, в том числе и Китаю. Например, несмотря на всю свою нелюбовь к Японии, китайцы, в особенности молодое поколение, зачастую подражают японцам. Это находит наибольшее отражение во всевозможных модных тенденциях. Современные китайские каноны красоты, стильные причёски, манера одеваться и прочее во многом заимствованы у ближайших соседей, где они сформировались при непосредственном влиянии Запада и уже далеки от традиционных.

Также вносит свою лепту в процесс вестернизации известная китайская способность к перениманию всего и вся, которой они, впрочем, ничуть не стесняются. Так, заместитель председателя ПК ВСНП Янь Цзюньци во время церемонии открытия Пекинского форума – 2012 «Гармония и совместное процветание цивилизаций» отметила, что «хотя сегодняшний Китай достиг огромного прогресса, он все-таки нуждается в активном заимствовании у зарубежных стран всех их замечательных культурных достижений, развёртывании культурного обмена с заграницей в разных формах и на разных уровнях». Здесь уместно задаться вопросом: может ли государство, которому для развития необходимо перенимание и заимствование, перейти к генерированию своих собственных идей и ценностей, претендующих на универсальные?

В то время как нам пророчат, что вскоре на смену изживших себя западных ценностей придут альтернативные им восточные, которые позволят преодолеть существующие кризисные явления современного мира, ставя в пример быстро развивающийся Китай, в самой Поднебесной всё чаще говорят о проблемах в этой сфере. Делегаты 18-го съезда КПК, представляющие организации культуры и искусства, обратили внимание на то, что «работники культуры и искусства должны сосредоточиться на формировании ценностей современного китайского общества». Похоже, что сами китайцы хорошо осознают масштабы культурного влияния извне и тех угроз, которые оно несёт. Один из делегатов 18-го съезда, Чэнь Янь, по этому поводу отметил: “Нам необходимо учиться, опираясь на опыт наших предков, учитывая традиционную китайскую культуру, а вовсе не иностранную”.

Удастся ли Китаю разработать и предложить миру альтернативный, отличный от западного путь развития — покажет время. А пока КНР уверенно идёт по пути копирования и подражания. Разумеется, любые заимствования, накладываясь на местные реалии, приобретают некое своеобразие, в данном случае, более известное как китайская специфика, создавая при этом лишь видимость чего-то нового. Есть множество таких «особенностей», присущих исключительно китайцам, а вот какие-либо фундаментальные отличия явно отсутствуют. В основе по-прежнему лежат порочные идеи и ценности, следуя которым человечество уже зашло в тупик. Являясь объектом культурного влияния Китай следует навязанной извне системе ценностей и оказывается не способным предложить свой собственный взгляд на мироустройство. КНР пытается оспаривать лидерство в уже существующей системе не меняя её саму. Именно поэтому Поднебесная неминуемо столкнётся с теми же проблемами, что и Запад, и хотя проблемы эти обязательно будут носить пресловутую китайскую специфику, общая картина едва ли изменится.

Так могут ли китайцы предложить другим что-то новое, если сами смотрят на мир чужими глазами?

Погорелов Роман – журналист, востоковед, специально для интернет-журнала «Новое восточное обозрение»


Похожие статьи