США и военный сценарий для Сирии

P 30.08.2013 U Владимир Евсеев

 

hi-syrian-tank-852-8col
В Сирийской арабской республике (САР) сохраняется сложная ситуация. Вооруженная оппозиция удерживает значительную часть провинций Идлиб, Халеб и Дейр аз-Зор, а также существенную часть г. Алеппо и его окрестностей, районов турецкой и иорданской границ. В совокупности это составляет около 30% территории страны. Остальная ее часть в основном находится под контролем президента Асада, войска которого в последние месяцы достигли существенных успехов. В частности, после освобождения стратегически важного г. Эль-Кусейр они заблокировали транзит оружия и боевиков для сирийской оппозиции из Ливана.

Последние успехи сирийской армии были обусловлены рядом факторов. Во-первых, созданные правящей властью милицейские (иррегулярные) формирования местной самообороны при поддержке со стороны ливанской исламистской организации «Хезболла» и иракских шиитов смогли заменить наиболее боеспособные воинские части в тылу.

Во-вторых, ввиду полного произвола со стороны радикальной оппозиции ее поддержка со стороны местных арабов-суннитов уменьшилась с первоначальных 50% до 10-15%. В целом около 40% граждан САР не видят реальной альтернативы президенту Асаду, который рассматривается ими как гарант защиты от радикалов.

В-третьих, сирийской национальной армии удалось существенно повысить техническое состояние бронетанковой и авиационной техники за счет организации ремонта на месте.

В-четвертых, один из основных спонсоров вооруженной оппозиции – Турция вступила в период внутренней нестабильности, а для нового эмира Катара сирийская проблема перестала быть первоочередной.

В-пятых, Иран даже в условиях крайне жестких санкций со стороны США и их союзников продолжил оказание Сирии масштабной политической, военной и экономической помощи.

В-шестых, курды начали вооруженную борьбу против сирийских радикалов.

На Западе понимают, что путем только значительного увеличения военной помощи для сирийской оппозиции и обучения боевиков восстановить баланс сил в ближайшее время не удастся. Именно поэтому президента Асада столь жестко обвинили в использовании химического оружия против собственного народа, несмотря на явный характер провокации, организованной сирийскими боевиками в ночь с 20 на 21 августа 2013 г. в районе Гута, расположенном вблизи от Дамаска. По разным данным, тогда погибло от 300 до 1300 чел.

Как следствие, находящиеся в Средиземном море четыре эсминца типа «Арли Берк» военно-морских сил США, на борту которых установлены десятки крылатых ракет Tomahawk с дальностью стрельбы до 1,6 тыс. км, были подготовлены к немедленному нанесению по Сирии ракетного удара.

Конечно, на территории Сирии уже имели факты использования химического оружия. Так, Комиссия по расследованию возможных нарушений прав человека в САР, созданная при Совете ООН по правам человека, провела анализ четырех случаев: в Алеппо и Дамаске 19 марта 2012 г. и в Алеппо и Идлибе в апреле нынешнего года. При этом конкретные боевые отравляющие вещества, системы их доставки и исполнители преступления установлены не были.

Российские эксперты сами провели анализ случая применения в Сирии химического оружия в виде зарина, которое произошло 19 марта 2013 г. в Алеппо, и представили полученные результаты генеральному секретарю ООН Пан Ги Муну. По их мнению, в данном случае химическое оружие применила оппозиция, о чем, в частности, свидетельствует использование гексогена в качестве взрывчатого вещества самодельного артиллерийского снаряда.

Более того, 30 мая 2013 г. на территории Турции национальными силами безопасности был перехвачен автомобиль, на котором находились контейнеры с 2 кг нервно-паралитического газа типа зарин. При этом было арестовано 12 человек из близкой к Аль-Каиде радикальной организации «Джабхат ан-нусра». По некоторым данным, это химическое оружие было произведено на тайной лаборатории в Ираке, которую создали спецслужбы Саудовской Аравии.

Учитывая вышеизложенное, можно предположить, что несколько фактов применения в САР химического оружия было провокациями со стороны вооруженной оппозиции. Во всяком случае до окончания работы в САР экспертов ООН по химическому оружию и представлению их результатов в Совет Безопасности ООН было бы неразумно начинать против Башара Асада любые военные действия.

Однако следует понимать, что президент Обама сейчас находится под мощным давлением со стороны не только Конгресса США, средств массовой информации и различного рода лоббистов иностранных интересов, но и своего ближайшего окружения. От него все настойчивее требуют принятия мер по восстановлению в мире авторитета собственной страны. Особенно остро это стало ощущаться после отстранения от власти в Египте президента-исламиста Мурси, которого в Вашингтоне столь сильно поддерживали.

На первый взгляд, демонстративный удар США и их союзников по военным базам наиболее боеспособных частей и соединений сирийской национальной армии восстановит авторитет США на Ближнем и Среднем Востоке. По западным данным, в качестве целей военного удара уже выбраны 10 военных объектов вблизи Дамаска, включая базы военно-воздушных сил и места размещения средств противовоздушной обороны (ПВО), а также базы ракетных и бронетанковых войск к югу от Алеппо, севернее Дейр аз-Зор и юго-восточнее Хомса. И такой удар можно нанести безнаказанно, пустив крылатые ракеты морского и воздушного базирования вне зоны действия сирийской ПВО, а также задействовав беспилотные летательные аппараты. Однако это не приведет к изменению баланса сил в сторону вооруженной оппозиции, а тем более отстранению от власти президента Асада. Последнее вообще требует проведения наземной операции после развертывания в Турции военной группировки США и их союзников численностью порядка 100 тыс. военнослужащих. В силу множества, в том числе экономических причин в ближайшей перспективе это вряд ли возможно. Вызывает сомнение и возможность введения над САР бесполетной зоны (по сути, это авиационная поддержка действий вооруженной оппозиции) ввиду, например, необходимости тратить на это 1 млрд долл. в месяц.

При этом нужно понимать, что любые военные действия США и их союзников против САР подтолкнут Тегеран не только к оказанию помощи Дамаску с целью восстановления военной инфраструктуры, но и укреплению сирийского военного потенциала.

Таким образом, скорее всего в ближайшее время США не решаться на нанесение по Сирии ракетно-бомбового удара. А выигрыш времени для Дамаска имеет принципиально важное значение, так как снимает остроту нынешней проблемы незаконного использования химического оружия. Затем для подобного удара понадобятся другие причины, которые, конечно, могут быть сознательно созданы сирийской вооруженной оппозицией. Следовательно, американская военная угроза для САР сохранится, но ее осуществление на практике не является неизбежным ввиду серьезных внешнеполитических последствий для самих Соединенных Штатов и их ближайших союзников. В первую очередь пострадать может Израиль, если произойдет, например, дестабилизация Иордании, где количество палестинских и сирийских беженцев уже превышает численность местного населения. Хотелось бы надеяться на понимание этого со стороны американского руководства.

Евсеев Владимир Валерьевич– директор Центра общественно-политических исследований, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение»


Похожие статьи