Турецкие исламисты и военные

P 16.09.2013 U Юрий Кириллов

4850836948_95ce10f165_b
В Турции открылся судебный процесс над группой бывших военных, обвиняемых в свержении в 1997 г в ходе бескровного путча исламистского правительства во главе с партией «Рефах» премьера Н. Эрбакана. Позже она была запрещена Конституционным судом страны за деятельность «антисветского характера».

Ныне стоящая у власти с 2002 году исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) вышла из недр Партии «Рефах» Один из ее основателей – нынешний премьер Эрдоган, принял эстафету из рук своего учителя Эрбакана.

Процесс, напоминающий, кто сегодня правит бал в политике Турции, продолжает череду судов над военными. Это – месячной давности процесс по делу “Эргеникона”, заговора против правительства, тюремные приговоры, вынесенные ранее более чем 300 военным за подготовку терактов с целью дестабилизации обстановки.

По сути в этом видятся отголоски противостояния турецкой армии, которая долгое время считала себя наследницей Кемаля Ататюрка – основателя светской Турции, с исламистами.

Хотя нынешний процесс внутреннее дело Турции, его региональный подтекст нельзя сбрасывать со счета на фоне продолжающейся рядом с Турцией турбулентной «арабской весны».

После неожиданных для многих успехов исламистов на выборах в Египте и Тунисе, обострения кризиса в Сирии возникла перспектива утверждения этих сил у руля власти на смену бывшим элитам. Ряд арабских политических сил, особенно «Братьев-мусульман» и близких им групп, устремил свои взоры к опыту развития по турецкой модели. Очевидно, что такие тенденции импонировали и воодушевляли руководство ПСР на все большее политическое вовлечение, да и не только, во внутренние дела стран, переживающих «арабское пробуждение». Они оживили давние мечты исламистских верхов Анкары добиться статуса лидера или «старшего брата» в арабо-мусульманском регионе.

Однако, как показали последующие события «весны», руководству исламских партий в Египте, Тунисе оказалось не под силу покончить с послереволюционной смутой. Их правление лишь усугубило существовавшие проблемы по всем азимутам, особенно в области безопасности.

В Сирии антиправительственная оппозиция под маской революции сомкнулась с самыми воинствующими элементами из международного террористического интернационала.

В результате пертурбаций и общей разбалансированности ситуации в регионе система экономических связей, налаженных Турцией с рядом арабских стран еще в период правления там авторитарных лидеров, поколеблена. Анкара экономически и финансово потеряла из-за междоусобной войны и свержения Каддафи в Ливии – бывшей одним из бастионов ее предпринимательства в арабском мире. Здесь насчитывалось около 30 тысяч турок, занятых в реализации проектов стоимостью в 15 млрд долларов.

Нанесен нокаут отношениям Анкары с Сирией, которые были дружественными и взаимовыгодными для обеих стран. Бурно росла двусторонняя торговля, был отменен визовый режим, Но отход в 2011 г. Анкары от этой линии подобно землетрясению потряс здание сотрудничества.

Помимо расходов на поддержку мятежников турецкие власти были вынуждены принять на своей территории более 400 тысяч сирийских беженцев. Пребывание такой массы людей чревато дестабилизацией нормальной жизни региона, что провоцирует недовольство местных коренных жителей

Эксперты предупреждают, что раздутый с помощью Турции пожар мятежа в Сирии может бумерангом ударить по ней самой, а сирийская религиозная война выплеснется в Турцию.

Вызовом региональным геополитическим амбициям Турции стало свержение президента М. Мурси в Египте, ведь египетские «братья-мусульмане» рассматривались Анкарой как одни из важнейших партнеров.

Отношения Анкары с Египтом дали трещину после того, как ее руководство осудило приход к власти военных, низложивших Мурси.

Каир ответил официальным протестом на вмешательство в свои внутренние дела.

 Весьма сдержанная реакция на переворот в Египте со стороны Запада, особенно США – близкого союзника Турции, поддержка египетских военных со стороны Саудовской Аравии и других монархий Залива подстегнули опасения Эрдогана в отношении к военным, трактует политолог стамбульской организации Global Source Partners Атилла Ешильада. 

То, что Турция обогнала арабский мир по уровню секуляризации общества, это факт. Сегодня, когда в ряде стран «весны» усиливается раскол общества и противоборство между исламистами, пришедшими к власти на протестной волне, и либерально просветскими силами, по логике Анкара должна быть на стороне последних.

Однако на деле ее власти, опираясь на свои узкие партийные интересы, играют на руку тем силам в арабских странах, особенно в Сирии, которые под аккорды исламизма тянут свои страны назад.

Юрий Кириллов, эксперт по проблемам Ближнего Востока и Северной Африки, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи