Болезненная реакция на ирано-американское сближение

P 09.10.2013 U Владимир Ефимов

“Оттепель”, которую сейчас переживают отношения между США и Исламской Республикой Иран, вызывает серьезные опасения не только у израильского руководства. У непосредственных соседей ИРИ, арабских монархий Персидского залива, она стала причиной настоящей паники. 

Власти Саудовской Аравии до сих пор не прокомментировали телефонный разговор между президентом США Бараком Обамой и президентом Ирана Хасаном Роухани. В Эр-Рияде считают Вашингтон своим главным союзником, а Тегеран – главным противником. В королевстве полагают, что Иран использует проживающих в арабских странах шиитов для дестабилизации обстановки. Если ранее в Саудовской Аравии рассчитывали на американскую поддержку, теперь там осознают, что арабским монархиям придется противостоять угрозам самостоятельно.

“Теперь мы тоже будем игнорировать интересы и желания США. Американцы будут возмущены, но мы это переживем. Поучимся у иранцев, как противостоять американскому давлению”, – цитирует Wall Street Journal сотрудника Центра исследований государств Персидского залива Мустафу Алани. 

Как отмечает обозреватель “Аш-Шарк аль-Аусат” Абд аль-Рахман Рашид, как и в случае с Сирией, Обама нанес удар в спину своим союзникам. “Мы не понимаем, почему администрация США открыла перед Тегераном двери, прежде надежно закрытые”, – пишет он, напоминая, что до Обамы Иран называли в США частью “оси зла”. 

Арабские аналитики считают, что настоящая причина сближения США и Ирана – не приход к власти Хасана Роухани, а страх американской администрации перед военным решением сирийской проблемы. Они отмечают, что США понимают: без участия Тегерана невозможно решить этот вопрос дипломатическим путем.

“Запад нуждается в Иране, как в главном союзнике Асада. Это позволит Ирану добиться значительных уступок в том, что касается ядерных разработок, а также влияния в Ираке, Ливане, Сирии и Бахрейне”, – считает аналитик Абдул-Вахаб Бадракхан. 

Арабские СМИ также отмечают, что у государств Персидского залива есть рычаги влияния на американскую политику. Их значительные финансовые возможности позволят им задействовать лоббистов в Вашингтоне, чтобы противостоять любым инициативам Обамы. Они также могут начать вывод своих авуаров из долларовой зоны, что дестабилизирует курс этой валюты.

По мнению влиятельной израильской газеты «Гаарец», «сирийский кризис еще раз продемонстрировал, что характер исторического конфликта между арабским миром и еврейским государством претерпел кардинальные изменения.

Против радикальной исламской оси якобы даже формируется стратегический союз между Израилем, Египтом, Саудовской Аравией, Иорданией и странами ССАГПЗ. Израильтяне и умеренные сунниты внимательно наблюдали за действиями США в регионе в последний период. И пришли к выводу, что остались в одиночестве. В полном одиночестве. В отсутствие несущего ответственность американского «покровителя», Нетаньяху, египетская военная элита, нефтяные монархии Аравии, по мнению «Гаарец», пытаются опереться друг на друга. Новый арабо-израильский «союз осиротевших» становится, по мнению израильской газеты, чуть ли не самой важной силой на Ближнем Востоке (прим.: Но это уже явный перебор и искажение реалий, когда желания выдаются за реальное. Тем более что «Гаарец» выражает интересы правых во главе с Нетаньяху).

Поэтому консервативные круги еврейского государства упорно долдонят, что сближение США и Исламской республики Иран вновь продемонстрировало единство Израиля и арабских монархий Персидского залива в вопросе иранской ядерной угрозы. Как сообщили вечером 2 октября новости Второго израильского телеканала, высокопоставленные представители Израиля и арабских стран проводят интенсивные консультации по данному вопросу. По сведениям журналиста Уди Сегала, в ходе тайных встреч с лидерами государств, с которыми у Израиля нет дипломатических отношений, стороны обсудили способы совместного противостояния американо-иранскому сближению. Участники консультаций опасаются, что Тегеран воспользуется диалогом с Вашингтоном, чтобы довести до конца ядерные разработки. Следует отметить, что этого вопроса коснулся в своем выступлении в ООН и глава правительства Беньямин Нетаньяху. “Опасения перед иранской угрозой заставили наших арабских соседей признать, что Израиль больше не является их врагом. Это дало возможность наладить новые отношения”, – заявил израильский премьер-министр. «Times of Israel» цитируют близкого к Нетаньяху депутата Кнессета от партии “Ликуд” Цахи Анегби, по словам которого, Израиль больше не верит заявлениям американского руководства о готовности прибегнуть к силе, чтобы не позволить режиму аятолл стать обладателем ядерного оружия. Представитель еврейского государства при ООН Рон Просор отметил, что события в Иране «вызывают глубокое беспокойство».

Так почему столь нервная реакция реакционно-консервативных монархий ССАГПЗ и правых сил Израиля на американо-израильское сближение? Все просто. – Необходимо признать, что аналитики Израиля и многих арабских стран, зашоренные стереотипами мышления прежнего периода, просто прозевали тот момент, когда в Тегеране и Вашингтоне пришли к осознанию заинтересованности обеих стран нормализовать отношения, которые были заморожены на протяжении последних 34 лет. Иранские политики более трех десятилетий находились в поиске альтернативы внешнеполитической ориентации, отдавая предпочтение Европе, России и Китаю, что привело к полному банкротству представлений о партнерах и союзниках. Данный поиск был весьма сложен для понимания отдельных политических инициатив, но сейчас уже нет смысла предлагать какие-либо оценки политических результатов прежнего курса ИРИ. Тем более, что ни один из противников Ирана так и не сумел добиться чего-либо существенного в части конфронтации и враждебной политики.

Иранские политики практически всех толков и взглядов поняли, что в мире есть единственная крупная держава, являющаяся по определению партнером и союзником Ирана, это – США. Из всех «альтернативщиков» только Китай в какой-то мере, проводил последовательную и независимую политику в отношении Ирана. Ведущие европейские государства и в определенной мере даже Россия проявили свою полную или частичную недееспособность выстраивать отношения с таким государством, как Иран. Даже Великобритания, имеющая колоссальный опыт политики в данном регионе, продемонстрировала свою несостоятельность в проведении политики в отношении Тегерана, причем, по нескольким вариантам и версиям.

Ирану нанесен огромный экономический и политический ущерб в результате проведения политики санкций, но, что при этом получили США? Без соучастия Ирана США оказались в довольно сложном положении на огромном пространстве от Средиземноморья до Китая. Позиции США, в условиях арабских революций, могли бы быть более предпочтительными, при условии более-менее понятных отношений с Ираном.

США совершенно иначе вели бы диалог с Турцией и Пакистаном, если бы американо-иранские отношения не были столь напряженными. Таким же образом складывались бы политические приоритеты США в отношении Ирака и Сирии. Партнерство с Ираном оказало бы важную услугу Вашингтону в проведении политики в Центральной и Южной Азии. Значительное число инициатив США на Ближнем Востоке, а также в центральной Евразии завершается провалами во многом из-за отсутствия взаимопонимания с Ираном.

В настоящее время США и Иран приступили к шагам по сближению, выяснив, что между ними гораздо больше интересов, чем проблем. Причем, следует понимать, что данное сближение в какой-то мере стало происходить до недавних президентских выборов в Иране. Однако США и Иран слишком обильно наполнены противниками сближения стран, чтобы ожидать быстрых решений и разрешения проблем, но Пентагон сейчас в особенности заинтересован в частичном разрешении проблем в отношениях с Ираном. Кроме того, этому будут сильно мешать арабские страны Персидского залива и Египет, которые привыкли видеть в США своего «покровителя». Израиль пока последний не осознает, что ему самому выгоднее партнерство с Ираном, нежели с ваххабитами Аравии, для обеспечения своей безопасности, поскольку именно аравийские монархии порождают и финансируют исламский экстремизм и терроризм в регионе.

Перед Пентагоном стоят более чем сложные проблемы, и даже агрессивные намерения американских политиков и лоббистских пропагандистов в отношении Сирии не были одобрены военными кругами в США. Что касается Ирана, то в Вашингтоне давно имеется однозначное решение – война исключается, и настало время для урегулирования отношений с Тегераном.

Аналогичные настроения стали более чем популярны в Иране, прежде всего, в среде право-либеральных и право-консервативных кругов. США могли бы одним шагом кардинально изменить ситуацию в регионе – занять более компромиссную позицию в отношении ядерной программы Ирана. Американцы давно поняли, что Иран не может не создать ядерного цикла, и опасаются не ядерной бомбы в руках Ирана как таковой, а отсутствия договоренностей с Ираном.

Нужно отдавать себе отчет, что в политике США стратегия безопасности, как геополитическая игра, трансформируется в реальные политические задачи. Американские аналитики хорошо поняли: как бы ни были вызывающи заявления иранских политиков, в отличие от соседей, Иран – не агрессор, а находится в «круговой обороне», и ему необходим такой партнер, как США. Как ни странно, но именно события в Сирии стали катализатором понимания «обреченности» США и Ирана на сближение. На протяжении 20 лет Иран и США находились в состоянии ожидания или выжидания, и дождались – международное сообщество (возможно, кроме арабских государств, Израиля и Турции) «санкционировало» примирение и урегулирование американо-иранских отношений. Неизбежное случилось, и теперь нужно только ждать, чем завершится начатый процесс и до какого уровня дойдет американо-иранская нормализация.

Владимир Ефимов, доктор политических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи