Реформы и турецкие курды

P 21.10.2013 U Ольга Жигалина

Реформы и турецкие курды
Правящая в Турции Партия справедливости и развития (ПСР) не только стремится укрепить свои позиции, изрядно пошатнувшиеся в июне нынешнего года во время волнений против правительственной политики исламизации общества, но и расширить сферу своего влияния за счет привлечения приверженцев из числа религиозных и национальных меньшинств. Озвученный 30 сентября 2013 г. премьер-министром Р.Т. Эрдоганом пакет реформ, по мнению некоторых турецких и курдских аналитиков, имеет не демократическое, а электоральное звучание. 

На август следующего года назначены президентские выборы, и ПСР, очевидно, выдвинет своего кандидата. Поэтому не случайно в речи Р.Т. Эрдогана был сделан акцент на либерализации избирательной системы, согласно которой малочисленные партии (в том числе и курдские) смогут принять участие в выборах и получить места в парламенте. На время выборов разрешено кандидатам в депутаты вести предвыборную кампанию на курдском языке. При этом подчеркивается, что пакет реформ якобы учитывает интересы религиозных и национальных меньшинств. Однако он не удовлетворил их ожидания, поскольку они рассчитывали на новую конституцию и принятие ряда новых законов, которые бы учитывали этнические особенности населения страны. Новая конституция, по их мнению, должна гарантировать равноправие всем гражданам Турции и полное право использования родного языка в образовании и общественной жизни. Кроме того, курды рассчитывали на более децентрализованную систему управления и изменение антитеррористических законов, снижение электорального порога. Курды хотели услышать программу урегулирования курдского вопроса, но об этом не было ничего сказано в «демократическом пакете реформ», подвергшемся критике со стороны курдской общественности.

Представители прокурдской Партии мира и демократии (ПМД) заявили, что в тюрьмах томятся тысячи политических заключенных, и «пакет реформ не способен решить проблемы», поскольку он нацелен прежде всего на реализацию интересов ПСР, а не народа. Это не тот пакет, который может привести к демократии. Они призвали ПСР и Народно-республиканскую партию отказаться от политики ассимиляции и культурного геноцида, игнорирования курдского языка, культуры и истории. Партия Народный демократический конгресс назвала пакет реформ «близоруким». Движение курдских женщин «призвало женщин Курдистана и Турции объединить усилия в борьбе за свои права».

Пакет реформ не оправдал и надежд оппозиции турецких курдов, рассчитывавших на продвижение начатого в марте текущего года урегулирования курдского вопроса и отношений с Рабочей партией Курдистана (РПК), возглавляемой А. Оджаланом. РПК рассчитывает создать автономный район в Турецком Курдистане, но сегодня она требует расширения культурных прав курдов, конституционного признания курдской идентичности, самоуправления курдского ареала и использования курдского языка в школах. Однако ни одно из этих требований не было учтено в пакете реформ, имеющем ограниченный и половинчатый характер. Использование курдского языка разрешено только в начальной школе. Деревням и поселениям городского типа разрешено вернуть курдские названия, а в турецкий алфавит введут три курдские буквы. В школах отменили обязательную речевку: «Как счастлив тот, кто называет себя турком».

Союз курдских общин, являющийся политическим крылом РПК, в своем заявлении отметил, что ПСР не сдвинула с мертвой точки решение курдского вопроса. Пакет реформ составлен таким образом, чтобы затянуть мирный процесс курдского урегулирования, который может быть начат только тогда, когда курдская идентичность будет признана конституционно, удовлетворены их права и политическая воля. Отказ ПСР от демократической политики он объяснил опасениями потерять свое лидирующее положение, чреватое распадом ее структуры. Союз курдских общин призвал курдов и все демократические силы к борьбе за демократию и справедливое решение курдского вопроса в Турции. 

М. Караыйлан, руководитель РПК, подчеркнул, что мирный процесс турецко-курдского урегулирования находится в критической стадии. Недавно выдвинутые предложения А. Оджалана предполагали переход от диалога к переговорам и созданию нового формата дискуссии между ним и государством. Для продвижения переговорного процесса должны быть, в частности, приняты законные и конституционные принципы решения курдского вопроса и облегчение содержания А. Оджалана. В случае отказа правительства сделать эти шаги, ситуация может осложниться и РПК не берет на себя ответственность за последствия. По его мнению, «демократический пакет» Эрдогана не нацелен на решение проблемы, но он показывает «ментальность государственных чиновников, которые не признают курдов и их законные права». Он сказал, что РПК не намерена нарушать перемирие, но действия турецкой армии в курдском ареале Турции провоцируют столкновения ее с курдскими партизанами и нарушению прекращения огня, и курдские бойцы готовы к насильственному возобновлению военных действий. 

М. Оджалан, брат лидера РПК, донес курдской общественности предварительное мнение А. Оджалана, сказавшего, что «демократический пакет» вынес курдский вопрос за скобки. Он высказался за продолжение перемирия и рассчитывает, что правительство предпримет шаги для продвижения начатого в марте текущего года процесса мирного решения курдского вопроса. Но есть и более радикальные мнения. С критикой пакета реформ выступили и функционеров РПК, которые пошли на перемирие. Так, Дж. Баик, один из руководителей РПК заявил, что курды прекратят вывод своих вооруженных подразделений с территории Турции в Кандильские горы. РПК требует также освобождения А. Оджалана из заключения и исключения этой партии из списка террористических организаций. 

Турецкие курды видят позитивное развитие Иракского Курдистана и успехи сирийских курдов, контролирующих часть Сирийского Курдистана, в котором установилось автономное самоуправление. Поэтому полумеры, предложенные в «демократическом пакете реформ» Р.Т. Эрдогана, нацеленном на отсрочку решения курдского вопроса, могут привести к усилению политической напряженности в Турецком Курдистане. 

К середине месяца ожидается заявление А. Оджалана по этому вопросу, которое он намерен обнародовать во время посещения его делегацией ПМД. Лидер РПК выразил сожаление, что находясь в заключении, он отстранен от активного участия в политической жизни и не может влиять на процесс урегулирования, чтобы сдвинуть его с мертвой точки. Однако ПМД и представители политического крыла РПК, по его мнению, очевидно, продолжат переговорный процесс с турецким руководством. 

Склонив РПК пойти на перемирие, разоружение и вывод вооруженных формирований за пределы Турции, турецкие военные создают, однако, напряженность в курдском ареале строя новые казармы, расширяя численность сельских охранников, не прекращая полеты беспилотных самолетов-разведчиков. Это беспокоит курдских автономистов, которые стремятся к нормализации отношений и недопущению начала новых военных операций в Турецком Курдистане.

Ольга Жигалина, доктор исторических наук, заведующая сектором курдоведения и региональных проблем, главный научный сотрудник Центра изучения стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи