Китай: «зеленая перспектива». Часть 3

P 24.02.2014 U Александр Салицкий

u6
Глобальное измерение и перспективы

Сегодняшние прогнозы, например, Международного энергетического агентства (World Energy Outlook 2013), предполагают, помимо прочего, что к 2035 году КНР обгонит США, Японию и Европу (вместе взятые) по производству электроэнергии из возобновляемых и экологически чистых источников. Подобная перспектива уже не кажется фантастической, хотя могла бы показаться таковой еще десять и даже пять лет назад.

Возьмем, к примеру, данные за 2012 год по ветряной генерации – отрасли, получившей наибольшее распространение среди других видов новой возобновляемой энергетики. Суммарные мировые мощности превысили на конец года 280 ГВт, увеличившись за год на 19% или почти 45 ГВт.

В КНР в том же году мощности ветряков перевалили за отметку 75 ГВт (чуть меньше 27% от мирового итога), увеличившись на 13 ГВт (29% мирового прироста). По отношению к предыдущему году прирост составил 21% .

В результате по установленным мощностям Китай среди отдельных стран занимает первое место в мире (на втором месте США, располагающие 60 ГВт), уже не очень много уступая ЕС, взятому в целом (там мощности ветряков составляют 100 ГВт).

Еще более внушительно смотрится место Китая в пока еще главной (хотя и старой) отрасли возобновляемой энергетики. Мы имеем в виду гидроэлектростанции. Ввод в строй их новых мощностей по всему миру составил в 2012 году 30 ГВт. На Китай при этом пришлось больше половины – 15.5 ГВт. В результате доля КНР в мировых мощностях превысила 23%. Это столько же, сколько в трех следующих за Китаем странах: Бразилии, США и Канаде, вместе взятых.

Наконец, КНР – абсолютный мировой лидер по подогреву воды за счет солнечной конвекции (70% от итога).

Пока КНР находится на четвертом месте в мире по мощностям в солнечной генерации, но выше уже упоминались весьма амбициозные новые планы на этот счет.

Можно было бы продолжить перечисление успехов Китая, но не будем утомлять читателя. Заметим лишь один «маленький факт»: по производству древесных гранул КНР уже вплотную приблизилась к РФ.

Наиболее скромно выглядят позиции КНР в производстве этанола и биодизеля. Этому есть понятное объяснение: страна быстро превращается в крупного нетто-импортера зерновых и зернобобовых.

Говоря о зеленых перспективах Китая, нельзя не упомянуть о том гигантском резерве, который имеется у этой страны в виде высокой нормы сбережений, а значит и потребности инвестировать – в том числе в будущее страны. Заметим, что массированные вложения в новую энергетику были важным компонентом гигантского кредитного пакета, закачанного в экономику в 2009-2010 годах.

События 2012 года, когда инвестиционный пыл Китая несколько поостыл в связи с непростым процессом передачи власти, страна, тем не менее, сохранила высокий уровень вложений в новую энергетику. Всего в ВИЭ-генерацию по миру в целом было вложено чуть больше 240 млрд. долл. На Китай пришлось 65 млрд. долл. (или 27%), пока еще чуть меньше, чем в ЕС в целом, но много больше, чем в США (34 млрд.) и Японии (16 млрд.), вместе взятых.

В немалой степени китайский инвестиционный энтузиазм объясняет тот факт, что уже восьмой год подряд развивающиеся страны увеличивают свою долю в мировых вложениях в ВИЭ-генерацию. В 2012 году она достигла 46% – против 34% в 2011 году. Одной из причин столь резкого роста показателя стало сокращение инвестиций в отрасль в развитых стран – почти на 30%.

В структуре мировых инвестиций в ВИЭ-генерацию в настоящее время преобладают вложения в солнечную энергетику: на них в 2012 году пришлось 140 млрд. долл. – почти 60% итога. Еще 80 млрд. долл. пошли на ветряки, 33 млрд. – на крупные ГЭС.

В КНР несколько иное распределение инвестиций в ВИЭ-генерацию: на первом месте ГЭС, далее ветряки, а солнечная генерация пока находится в начале возможного спурта.

И, наконец, еще один важный штрих. Новая энергетика и ВИЭ-генерация уже обеспечили китайской экономике почти 2 млн. рабочих мест. Это примерно треть от мирового итога. Несложно представить, каким еще потенциалом обладает эта отрасль, в том числе в ее малых формах.

Чтобы вытащить общество из разрушительной для экологии, городского и сельского ландшафта нищеты, как показывает китайский опыт, нужна крупная промышленность. Лишь она способна принципиально повысить благосостояние общества, подготовив его к инфраструктурной, информационной, потребительской и, как следствие – экологической революции, развертывание которой мы наблюдаем в современном Китае. Эта революция сопровождается, в частности, быстрым (в том числе принудительным) сокращением «нижнего» этажа индустрии, представленного технологически отсталым производством. Одновременно современная промышленность становится инструментом, обеспечивающим переход к новой энергетике, создавая ее материальную основу. Народное творчество разного рода, обеспеченное технической поддержкой, сулит немало новаций в малой энергетике и расширении занятости.

Уже не первый год КНР заваливает зарубежные рынки все более дешевыми соларами, электровелосипедами и т.п. Аплодисментов западных экологов не слышно, но и обвинения в адрес Китая по поводу «пожирания» ресурсов планеты поутихли.

Не забудем необыкновенную бережливость китайского быта, спрессованного веками в целом скромных ресурсных возможностей. Этот взгляд искусно эксплуатируют центральные власти, превращая «зеленую перспективу» в важный элемент политической легитимности (но на местах дела часто обстоят хуже).

С сохранением этого взгляда и помощи ему со стороны современной науки и технологий, возможно, следует связывать и будущий вклад Китая в дальнейшее благоустройство планеты.

Александр Салицкий, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, профессор Института стран Востока;

Светлана Чеснокова, научный сотрудник Центра энергетических и транспортных исследований Института востоковедения РАН,

специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи