Итоги Астраханского саммита прикаспийских государств

P 09.10.2014 U Елена Дунаева

234234
Четвертый саммит прикаспийских государств, закончившийся подписанием Совместного заявления президентов 5 стран, коммюнике и трех соглашений, регулирующих взаимодействие России, Азербайджана, Ирана, Казахстана и Туркменистана на Каспийском море, стал значимым шагом на пути выработки правового статуса этого водоема.

Попытки пяти государств выработать Конвенцию по правому статуса Каспийского моря в качестве базового документа, определяющего вопросы юрисдикции на акваторию и дно, принципы добычи углеводородных ресурсов, маршруты их транспортировки на мировые рынки, а также вопросы навигации, использования биологических ресурсов моря, охраны окружающей среды, обеспечения безопасности, борьбы с организованной преступностью и наркотрафиком, продолжаются уже более 20 лет. Процесс согласования позиций продвигался медленно. И вот на Астраханском саммите удалось сформулировать основные принципы, которые будут положены в основу Конвенции, о возможности подписания которой уже в 2015 г. заявил президент России. Главы государств в условиях возрастания угроз безопасности региона в военно-политической сфере, экономике и экологии проявили готовность идти на компромиссы в поисках совместного решения.

Руководство ИРИ рассматривает каспийское направление как один из приоритетов внешней политики. Хотя до сих пор именно иранская позиция по разделу моря была камнем преткновения на пути договоренностей, Тегеран активно участвовал в переговорном процессе, и по целому ряду вопросов его подходы к решению проблем безопасности, обеспечения судоходства, рыбной ловли, защиты биоресурсов, укрепления информационных и культурно-гуманитарных контактов были близки к российским.

Президент ИРИ Х.Рухани, подводя итоги Астраханской встречи, в качестве достижений саммита отметил важность зафиксированных в политическом заявлении принципов обеспечения равных условий безопасности для всех государств и соблюдения ими «разумной достаточности» при проведении военной деятельности. Иран уже много лет выступает за демилитаризацию Каспийского моря и достигнутые договоренности рассматривает как шаг на пути обуздания гонки вооружений и укрепления стабильности. Особое значение в Иране придают приверженности принципу неприсутствия внерегиональных сил на Каспии.

Интересам Ирана отвечает и внесенный в Заявление принцип об обеспечении свободного доступа из Каспийского моря к другим морям и Мировому океану.

Важным шагом на пути к выработке Конвенции руководство ИРИ считает соглашение пяти государств о выделении 15-мильной зоны национальной юрисдикции и 10-мильной национальной зоны рыболовства при сохранении большей части водной поверхности в общем пользовании. Известно, что Россия, Казахстан и Азербайджан достигли договоренностей относительно раздела дна северной части моря на основе срединной модифицированной линии. Туркменистан в целом готов поддержать эту позицию. Иран неоднократно заявлял, что он категорически против такого принципа раздела, поскольку это не отвечает его национальным интересам, и выступил с предложением раздела Каспия на основе равных долей. Руководство ИРИ заявляло, что также готово поддержать идею совместного использования моря. Мысль о справедливом, равноправном доступе ко всем богатствам моря, полной свободе судоходства, принятии решений всеми странами, опоре на нормы международного права прозвучала из уст президента ИРИ.

Руководитель ИРИ для достижения большего взаимодействия внес предложение о создании за счет средств пяти государств совместной структуры, которая бы координировала информационную деятельность, занималась вопросами борьбы с наркотрафиком и терроризмом, а также проводила широкую деятельность, направленную на развитие всего Каспийского региона. Эта идея коррелируется с предложениями России, Туркменистана и Казахстана, заявлявших о необходимости создания общих структур по экономическому сотрудничеству или зоны свободной торговли. Однако иранская сторона предлагает объединить в едином центре решение всех наиболее острых вопросов региона, в том числе и экологических. Тегеран, будучи инициатором подписания Рамочной конвенции по защите морской среды Каспия, постоянно поднимает вопрос реального обеспечения экологической безопасности при разработке промышленных ресурсов на море. Он выражает поддержку идее разработки механизма контроля за соблюдением запрета на вылов осетровых рыб и активизации борьбы с браконьерством.

Как представляется, правительство умеренного либерала Х. Рухани готово к реализации всех достигнутых соглашений и дальнейшему сближению позиций. В экспертных кругах ИРИ говорят о возможности отхода от идеи процентного соотношения долей при условии соблюдения международных норм в ходе раздела и при учете особенностей прохождения береговой линии. Однако в Иране с парламентской трибуны высказываются и другие мнения, что серьезно затрудняет работу дипломатического ведомства. Некоторые политические силы требуют от МИДа добиваться контроля над 50% дна и акватории. Оппоненты Х.Рухани опасаются, что в условиях замедления переговоров по ядерной проблеме с группой 5+1, президент может излишне увлечься «восточным» направлением и под давлением России, которая проявляет готовность к заключению с Ираном важных экономических соглашений, пойти на принципиальные уступки по Каспию.

За последний год Россия и Иран активизировали взаимодействие в политической сфере и прилагают усилия по расширению экономических взаимовыгодных контактов, что было отмечено президентами двух стран на встрече на полях саммита. Открывающиеся возможности для их сотрудничества охватывают и Каспийский регион, и, вполне вероятно, что совместные усилия по реализации разрабатываемых проектов могут стать стимулом для корректировки позиций и их дальнейшего сближения.

Елена Дунаева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Центра исследований стран Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи