Соглашение по ИЯП в Лозанне: что дальше?

P 06.04.2015 U Владимир Симонов

0885353452
Не успел затихнуть шум ликования, поднятый после достижения в Лозанне политического соглашения между «шестеркой» международных посредников и Ираном по иранской ядерной программе (ИЯП), как уже на следующий день начали раздаваться более реалистичные, если не сказать пессимистические, оценки как содержания самой сделки, так и перспектив ее реализации.

И стало ясно, что не все участники переговоров так радужно оценивают как результат, так и перспективы реализации достигнутых договоренностей. Уже через день-два на поверхности появилось главное – значительные разночтения Запада и ИРИ того, что касается времени отмены антииранских санкций, а также объема тех ограничений, которые должны быть отменены уже в ближайшее время. Если в Тегеране уверенно заявили, что санкции будут сняты сразу же, как только будет подписано окончательное соглашение, то есть 30 июня с.г., и в полном объеме, то в США и странах ЕС сказали несколько другое – сначала Тегеран должен выполнить данные им в Лозанне обещания, включая сокращение втрое центрифуг для обогащения урана, постановки под контроль МАГАТЭ всех ядерных объектов ИРИ, прекращение программы развития баллистических ракет и т.д.

А это означает, что раньше 1 октября этого не произойдет, если вообще это не случится уже в 2016 году. Кроме того, западники говорят об отмене далеко не всех санкций. Так, ограничения в сфере ВТС сохраняются, а ведь Россия сразу же после Лозанны стала требовать отмены санкций именно в сфере торговли оружием, поскольку надеется на поставку современных систем ПВО вместо тех 5 дивизионов ЗРК С-300, которые должны были быть поставлены еще в 2007 году.

Не совсем понятна и процедура снятия торгово-экономических санкций, введенных СБ ООН. Для этого нужно провести голосование, при котором никто из постоянных членов Совета не применит право вето. Но ведь еще имеются ограничения, введенные против Ирана на национальном уровне – США, например, и коллективном – ЕС. Для их отмены нужны отдельные решения. Так что у Запада имеются возможности в любой момент заблокировать лозаннское соглашение под предлогом того, что иранцы выполняют его не в полном объеме. А возможностей для придирок более чем достаточно. И президент США не скрывает это в своих заявлениях по достигнутому. Конечно, во многом он играет и на публику, пытается успокоить республиканцев, Израиль и Саудовскую Аравию. Но может и нет – мало ли что за это время изменится в американской позиции. Ведь в ходе технических переговоров по окончательному соглашению можно попытаться навязать Ирану массу дополнительных условий.

США пошли даже дальше этого, заявив 4 апреля, что накануне прошли успешные испытания бомбы GBU-57, предназначенной для уничтожения подземных объектов иранской ядерной инфраструктуры. По своей мощности и разрушительной силе они уже близки к ядерным зарядам. Так что Тегеран получил четкий сигнал – ни шагу влево или вправо, иначе будете наказаны, вплоть до применения военной силы. Характерно, что накануне с аналогичной угрозой выступил премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, который на специально созванном заседании израильского правительства заявил, что лозанская договоренность представляет угрозу национальной безопасности еврейского государства. Более того, в телефонной беседе с Обамой он сказал, что это соглашение угрожает самому существованию Израиля. Похожие оценки раздались и из Эр-Рияда.

В Тегеране тоже не стали молчать. По словам главы МИД ИРИ Дж. Зарифа, если иранцы увидят нарушения в реализации сделки со стороны «шестерки», то Тегеран всегда может вернуться к дальнейшему развитию своей ядерной программы. Настаивают иранцы и на том, что все санкции должны быть сняты немедленно и в полном объеме.

Чего же можно ожидать при таком разночтении? Да практически всего, чего угодно.

Нельзя исключать, что Израиль на каком-то этапе, исчерпав ресурс воздействия на Обаму, в конечном счете пойдет на нанесение ракетно-бомбовых ударов по ядерным объектам ИРИ, причем при поддержке (в виде открытия своего воздушного пространства) со стороны КСА.

Действия Обамы могут заблокировать и республиканцы, имеющие большинство в Конгрессе.

Нельзя исключать и провокаций, и того, что Иран захочет что-то укрыть от системы международного контроля.

Да и острый конфликт между Тегераном и арабскими монархиями Аравии тоже может сорвать лозаннскую сделку. Не случайно сейчас Саудовская Аравия во главе арабской коалиции осуществляет агрессию в Йемене под предлогом борьбы с иранской экспансией в регионе. В запасе есть еще Сирия и Ирак, где иранское присутствие скрыть невозможно.

Но главное, конечно, не в том, что предано огласке из лозаннского соглашения. Ведь параллельно велись двусторонние закрытые контакты иранцев с американцами, в том числе на уровне глав внешнеполитических ведомств. Причем этот процесс длится давно. Еще год назад выяснилось, что в Омане шли тайные переговоры между представителями США и ИРИ. Вопрос – о чем? Ведь ясно, что не о ИЯП. Обе стороны торговались относительно условий нормализации отношений между Вашингтоном и Тегераном в обмен на отказ ИРИ от некоторых элементов ИЯП и ее временном замораживании по ряду областей в обмен на американские условия снятия санкций. Иными словами, американцы хотели понять, что они получат взамен от Ирана. И речь шла прежде всего о доступе энергетических корпораций США к нефтегазовым ресурсам Ирана, будущей региональной роли Тегерана, о возможностях и модальностях превращения Ирана в важного партнера США в регионе.

И у ИРИ есть все возможности для того, чтобы субстантивно поменять политическую карту Ближнего Востока с опорой на Вашингтон за счет снижения в американской стратегии роли Израиля, КСА и Турции. В силу своего потенциала Иран вполне может со временем вернуться к той роли, которую он играл при шахе. Конечно, для этого придется убрать нынешний режим с верховным правлением религиозной верхушки или его трансформации. Поэтому не зря беспокоятся в Израиле и Саудовской Аравии. Должны обеспокоиться и в России, учитывая, что со временем Иран сможет нанести удар по нашим позициям на европейском рынке нефти и уж тем более газа. Возникает ощущение, что в Москве это не очень понимали, когда толкали Тегеран в сторону соглашения.

Что касается его внутриполитических аспектов, то это уже вопрос разборок между прозападными либералами президента ИРИ и его команды и высшего религиозного руководства Ирана во главе с аятоллой Хаменеи и КСИР. Но, похоже, последние почему-то уступили прозападникам в обмен на гарантии своих интересов.

Владимир Симонов, эксперт по Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи