Сложная внутриполитическая ситуация в Пакистане

P 07.05.2015 U Владимир Симонов

Pakistan_s(1)
Несмотря на последние меры пакистанских властей по стабилизации внутриполитической ситуации в стране, обстановка там продолжает оставаться весьма сложной и в любой момент может трансформироваться в очередной острый кризис, куда неизбежно вмешаются военные. Сохраняется противоборство в правящих кругах, сильно влияние феодальных и родоплеменных институтов, роль военной верхушки по многим вопросам является определяющей. Во многом все это – наследие более 20 лет действия законов чрезвычайного и военного положения. На все это негативно влияют периодические столкновения различных исламистских группировок на почве межконфессиональных и межэтнических противоречий. Все острее проходит разлом по оси суннито-шиитского противостояния, учитывая, что шииты составляют свыше 20% населения Пакистана. Непростые отношения между основными национальностями ИРП – пенджабцами, пуштунами, синдхами, белуджами и брагуи. Власти принимают решительные меры по борьбе с базирующимися в северо-западных районах страны, в зоне границы Пакистана с Афганистаном, террористическими и экстремистскими организациями, особенно с конца 2014 года, однако этого явно недостаточно.

Сохраняется весьма напряженной и криминогенной ситуация, особенно в крупных городах, в частности, в Карачи, где проживает до 23 млн чел. из 192 млн пакистанцев. Фактически многие кварталы этого мегаполиса настолько опасны, что жители благополучных районов города и иностранцы просто не посещают их из опасения быть ограбленным, похищенным или убитым. Зачастую «разборки» криминальных групп принимают форму открытых вооруженных конфликтов, которые полиция не в состоянии подавить и для этого власти используют вооруженные силы. Особенно острой стала борьба за сферы влияния порта Карачи, доступ к которому хочет получить Движение талибов Пакистана (ДТП) – основное объединение экстремистско-террористических группировок.

Вместе с тем, благодаря целенаправленным шагам властей, политическая система ИРП уверенно приобретает устойчивость. Во время парламентских выборов в мае 2013 года власть плавно перешла от Пакистанской народной партии (ПНП) к Пакистанской мусульманской лиге Н. Шарифа (ПМЛ-Н), который сформировал гражданское правительство впервые без вмешательства военных в процесс передачи полномочий от предыдущего гражданского правительства. Хотя, конечно, генералитет во главе с начальником штаба сухопутных войск генералом Р. Шарифом и в целом военные сохраняют за собой решающее влияние в вопросах национальной безопасности и внешней политики, фактически путем оказания давления на гражданское правительство. Другое дело – это воздействие стало в последние месяцы более мягким, чем раньше.

Уверенное большинство ПМЛ-Н в парламенте позволяет Н.Шарифу проводить через Национальную Ассамблею все законопроекты, за исключением конституционных поправок. Если необходимо получить квалифицированное парламентское большинство (2/3 голосов), руководство ПМЛ-Н вступает в переговоры с другими партиями. Несмотря на устойчивые позиции, партия Н.Шарифа старается не действовать в одиночку при решении наиболее острых, в том числе социально-экономических вопросов. Она активно прибегает к политическому маневрированию, пытаясь прийти к консенсусу с различными политическими силами, включая своего традиционного оппонента в лице ПНП во главе с экс-президентом А. Зардари. Последняя, по итогам выборов, сохранила за собой в Национальном собрании всего 47 мест из 342, а присутствие ее союзников по прежнему правительству практически свелось к нулю. В этой ситуации ПНП предпочитает играть роль конструктивной оппозиции, не блокируя законотворческие инициативы ПМЛ-Н в Сенате, где имеет сопоставимую по численности с ПНП фракцию.

Вместе с тем, обладая прочными парламентскими позициями, ПМЛ-Н противостоит серьезным внутриполитическим вызовам, которыми служат массовые уличные демонстрации и забастовки, устраиваемые оппозиционными организациями «второго эшелона». Именно они раскручивают сейчас протестные уличные выступления. Иногда им удается организовать «марши» и демонстрации с участием до 60 тыс. человек. Митингующие прибегают к тактике блокирования правительственных учреждений и парламента. В результате часто происходят их стычки с полицией, которые зачастую приводят к появлению погибших и раненных.

Слабое место нынешних властей – экономика. Она развивается не столь динамично как в соседней Индии, хотя Пакистан в целом обеспечивает себя продовольствием. Но страна сильно зависит от внешних доноров, прежде всего от США, а также МВФ. Внешняя задолженность приблизилась к 30% от ВВП. Существенно негативное влияние на состояние пакистанской экономики оказывает нехватка энергоресурсов и неразвитость хозяйственно-транспортной инфраструктуры. Это сказывается на уровне жизни населения. Свыше 30% пакистанцев проживают за чертой бедности, при этом уровень безработицы составляет более 8% трудоспособного населения. Поэтому многие пакистанцы вынуждены выезжать в поисках работы в страны Персидского залива, США и страны ЕС.

Все это создает потенциальный очаг для социального взрыва, который, на фоне политических протестов, криминалитета и повышенной террористической активности создает угрозу стабильности правящему режиму. Правда, учитывая роль армии, скорее всего власти смогут подавить достаточно массовые выступления населения.

Владимир Симонов, эксперт по Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи