Тревожные времена в экономике Монголии

P 25.05.2015 U Марк Гольман

734211
В начале октября 2014 г. монгольское коалиционное правительство демократов, из-за своей политики получившие название «Иреформаторское», по инициативе премьер-министра Н. Алтанхуяга выступило с предложением реформировать правительство: сократить путем слияния число министерств с 16 до 13, обновить их состав и т.д. Необходимость этих перемен Н. Алтанхуяг обосновал в письме президенту Ц. Элбэгдоржу ситуацией в экономике, стремлением уменьшить бюрократизм, сократить расходы на административный аппарат.

Однако, несмотря на принципиальное согласие президента, предложение правительства встретило упорное сопротивление в монгольском парламенте – Великом Государственном Хурале (ВГХ), прежде всего со стороны депутатов – членов Монгольской Народной партии.

МНП давно вела атаку на премьера, председателя Демократической партии Н. Алтанхуяга. И вот 19 октября 2014 г. все 26 членов фракции МНП в ВГХ плюс два независимых депутата подали спикеру парламента З. Энхболду требование об отставке Н. Алтанхуяга, обвинив его во всех смертных грехах: развале консолидированного бюджета на 2015 г., сведении бюджетов 2013-2014 гг. с большим дефицитом, провале программы «100 дней активизации экономического развития», падении национальной валюты – тугрика, кумовстве при назначении советников и т.п.

На наш взгляд, большинство из этих обвинений притянуты за уши, ибо Н. Алтанхуяг был одним из самых успешных премьеров Монголии, много сделавшим за два года своего руководства правительством для блага народа и страны, для продвижения демократических принципов управления. А пал он благодаря интригам и давлению МНП.

Как бы там ни было, но 5 ноября 2014 г. на пленарном заседании ВГХ по рекомендации постоянного парламентского комитета по госстроительству 36 голосами против 30 депутаты парламента проголосовали за отставку премьер-министра и, следовательно, всего действительно реформаторского правительства.

Возник, можно сказать, межправительственный кризис, однако он был преодолен уже к 19 ноября, когда ВГХ голосами 72 депутатов из 76 членов парламента (но 95,5% присутствовали на заседании) против 2 и при полном отсутствии фракции МНП в 26 человек избрал новым премьер-министром члена ДП, бывшего управляющего делами правительства, 45-летнего историка и юриста по образованию Чимэдийн Сайханбилига, создавшего коалиционное правительство с участием практически всех политических партий. Причем более половины министров в отличие от предыдущего правительства не являются депутатами ВГХ, что должно радовать президента Ц. Элбэгдоржа – противника «двойных одежд», т.е. совмещения одним человеком членства в ВГХ и в правительстве.

Таким образом, в Монголии впервые возникла парадоксальная ситуация, когда в парламенте фактически нет оппозиции, если не считать голосов трех независимых депутатов, настроенных, как правило, критически к политике любого кабинета, но они погоду не делают и потому правительство может консолидировано с парламентом приступить к решению накопившихся острых проблем, прежде всего и главным образом в экономике, переживающей не лучшие времена.

Дело в том, что 2014 г. обозначил падение важных экономических показателей. Так, темпы роста ВВП сократились с 17,3% в 2011 г. до 7,2-5% в 2014 г. На 2015 г. прогнозируют тоже 5% роста. Конечно, 7,2% и даже 5% роста это еще не кризис, но на лицо резкое замедление экономического развития, вызванное как объективными, так и субъективными причинами.

Экономика Монголии питается, во многом, иностранными инвестициями. А их приток в 2014 г. сократился в 7,5 раза с 4,5 млрд долл. в 2011-12 гг. до 600-845 млн долл. Соответственно курс национальной валюты – тугрика упал с 1320 тугриков за один долл. в начале 2014 г. до 1995 тугриков в конце года, т.е. более чем на 40%.

Очень нестабильно финансовое положение. Валютных запасов Монголбанка хватит на удовлетворение потребностей страны только в течение 18 недель. Монголия, можно сказать, погрязла в долгах: по состоянию на октябрь 2014 г. сумма непогашенных кредитов выросла в 3,4 раза и составила 550 млрд. тугриков. Велика внешнеэкономическая задолженность – 19,8 млрд долл. и эти суммы подлежат возврату. Так, Монголия уже к марту 2017 г. должна выплатить иностранным кредиторам 580 млн долл. Подсчитано, что для полного погашения иностранных займов стране придется в течение 16 лет отдавать на это не менее 10% бюджетных доходов ежегодно.

Высокая инфляция – 11,5% в 2015 г. вместо запланированных 6-8%, рост цен на товары широкого потребления, в среднем от 10,6% до 177%, прекращение деятельности более половины (54,1%) хозяйственных единиц к середине 2014 г. – все это свидетельствует об очень больших трудностях и кризисных явлениях в экономике Монголии.

Конечно, главной причиной этих негативных явлений является воздействие мирового экономического кризиса, вызвавшего резкое падение цен на основные статьи монгольского экспорта – медь, уголь, железную руду, кашемир, в результате чего бюджет 2014 г. не досчитался 800 млн долл. Но во многом эти трудности являются рукотворными. Как признал новый премьер Ч. Сайханбилиг в обращении к парламентариям, «Мы сами создали кризис. Несмотря на усилия, расширить производство не удалось, а своими законами мы разогнали инвесторов».

Одной из субъективных причин возникших трудностей является нерациональная трата предыдущим правительством бюджетных средств, а особенно, 2,3 млрд долл., полученных на мировых биржах за выпущенные т.н. «Чингисхан бонды» и «Самурай бонды».

Часть из этих внебюджетных доходов была просто роздана наличными, в том числе на различного рода дотации: стипендии студентам вне зависимости от их успеваемости, высокие выходные пособия выходящим на пенсию госчиновникам, пособия многодетным матерям, имеющим орден «Материнская слава», ежемесячные выплаты по 20 тысяч тугриков всем детям до 18 лет и т.д. Все это позволило обозревателю «Утренней газеты» Д. Энятувшину назвать Монголию «дотационным государством» в статье «Реальная ситуация» в январе с.г.

Одним из примеров нерационально щедрого расходования средств, на которые указал премьер-министр в своем первом большом интервью на телевидении 28 января 2015 г., было строительство в 2014 г. 29 дворцов культуры в центрах сомонов с населением до 1 тысячи человек и двухэтажных школ там, где число школьников составляло всего 100 человек.

Из всего вышесказанного ясно, почему Ч. Сайханбилиг в том же интервью на вопрос о приоритетных направлениях деятельности правительства трижды повторил «экономика, экономика и еще раз экономика». Премьер считает, что возникшие экономические трудности носят временный характер, что их можно преодолеть, опираясь на частный сектор, что для этого существуют два пути: «1) привести в движение крупные проекты и привлечь инвестиции и 2) снизить расходы и стать экономически дисциплинированными».

31 января-3 февраля 2015 г. был проведен виртуальный, по электронной почте, телевизионный опрос населения по определению путей развития Монголии в 2015-2016 гг. В нем приняли участие 365841 граждан, 56,1% которых выступили за первый путь, т.е. за реализацию крупных созидательных проектов, а 43,9% – за снижение расходов и укрепление экономической дисциплины.

Поблагодарив участников опроса, Ч. Сайханбилиг на заседании правительства 3 февраля 2015 г. заявил, что кабинет будет активно работать по продвижению крупных проектов, упорядочиванию экономической и бюджетно-финансовой политики, над снижением бюджетных убытков.

Судя по первым шагам деятельности правительства, оно решило использовать оба пути, обозначенные премьер-министром. Так, окончательно утвержден инвестор по разработке богатейшего – 100 млрд тонн, в том числе и коксующихся углей – месторождения в Южно-гобийском аймаке Таван-Тобой. Им стал монголо-японо-китайский консорциум, состоящий из ведущей китайской фирмы Шинхуа-Энэржи, японского концерна Сумитомо и монгольской Энэржи Ресурс (Эрдэнэс Толгой).

Министр М. Сайхан уже доложил об успешном начале переговоров с консорциумом. Речь идет о вложении 3-4 млрд долл. для увеличения добычи и экспорта угля – в 2014 г. экспорт составил около 6 млн т. (или 10% китайского импорта угля, на 2015 г. планируется экспортировать 11 млн т.), строительства к 2017 г. обогатительной фабрики мощностью в 30 млн т. угля в год, электростанции и железной дороги до китайской границы: Таван Толгой – Гамгуцы Сухаит.

В конце 1 квартала 2015 г. в эксплуатацию должна вступить обогатительная фабрика на угольном месторождении «Шарын Гол» мощностью в 600 тыс. т. угля в год.

С поправками и дополнениями утвержден бюджет на 2015 год. Объем доходов должен составить 6 трлн 632 млн тугриков (27,5% ВВП), расходов – 7 трлн 237 млн тугриков (32,7% ВВП). И хотя бюджетные расходы сокращены на 400 млрд тугриков – дефицит все еще очень большой: 1 трлн 204 млрд тугриков – т.е. 5% ВВП.

На 15% или на 1600 человек будет меньше государственных служащих, число которых в 2014 г. выросло с 4400 до 6800 человек и, соответственно, фонд зарплаты увеличился на 210 млн тугриков.

Правительство вынуждено прекратить осуществление проекта «Новый сомон», предусматривавшего кардинальное преобразование облика сомонных (районных) комплексов с запланированных ранее 14 до 2, провести реструктуризацию Академии наук с ее 49 научно-исследовательскими институтами и штатом в 1500 научных сотрудников, фонд зарплаты которых составлял 400 млн тугриков. Упор делается на перенос научно-исследовательской работы в вузы, где она должна сочетаться с преподаванием и подготовкой кадров специалистов.

Вообще, правительство намерено добиться в 2015 г. сокращения всех – бюджетных и внебюджетных – расходов на общую сумму почти в 1 трлн тугриков, получив у международных финансовых организаций долгосрочные на 10-15 лет льготные кредиты под 2% годовых.

Параллельно с режимом экономии повышается подоходный налог на хозяйственные единицы на 60 млрд тугриков и на физические лица на 7,3 млрд тугриков.

Представляется, что правительству будет не просто выдержать курс на жесткие меры экономии, ибо по настоянию парламента сохраняются все многомиллиардные социальные обязательства: повышение заработной платы госслужащим на 10%, выделение 19,4 млрд тугриков на пособия матерям-героиням и 9,1 млн тугриков беременным и кормящим матерям, увеличение пенсий на 19 млрд тугриков, выделение 70 млрд тугриков на льготное финансирование малого и среднего бизнеса и т.п.

В этих условиях многократно возрастает значение подписания премьер-министром Японии Синзо Абэ и премьер-министром Монголии Чинэдийн Сайханбилигом 11 февраля 2015 г. долгожданного «Соглашения об экономическом партнерстве» по итогам рабочего визита Ч. Сайханбилига в Японию 9-11 февраля 2015 г. Впервые идея разработать такое соглашение – 15-го для Японии и первого для Монголии – прозвучала в 2010 г. во время тогда государственного визита президента Монголии Ц. Элбэгдоржа в Токио – визита, провозгласившего Японию стратегическим партнером Монголии. За прошедшее после этого время указанная идея постепенно обрастала плотью и кровью. И вот в 2014 г. 80 специалистов после трех лет работы, представили предварительный текст Соглашения, насчитывающий 1000 страниц. Соглашение носит универсальный характер и охватывает широкий круг проблем торговли, производства, предоставления услуг, конкурентоспособности и т.п. В феврале 2015 г. парламент Монголии – ВГХ ратифицировал Соглашение об экономическом партнерстве с Японией, и оно вступило в силу. Соглашение призвано сгладить структуру товарооборота, при которой сегодня 90% – это монгольский импорт и 10% – экспорт, причем 50% импорта падает на бывшие в употреблении японские легковые автомобили, а экспорт – на мясо, конину и кашемир.

Кроме того, Соглашение открывает дорогу для увеличения прямых японских инвестиций, уровень которых на 2014 г. в 500 млн долл. по мнению монголов, являлся явно неудовлетворительным. Они вырастут многократно, уже во время переговоров по просьбе монгольской стороны правительство Японии выделило дополнительно в виде льготного займа 46 млрд 800 млн йен (или 310,6 млн долл.) на завершение строительства нового международного аэропорта в долине Хьшиг вблизи Улан-Батора.

Наконец, привязка Монголии к третьей по мощности экономики мира будет, во многом, способствовать делу индустриализации страны. Как заявил Ч. Сайханбилиг «мы договорились о решении многих проблем, которые долго ждали своего решения, в том числе о реализации среднесрочной программы монголо-японского стратегического сотрудничества в таких сферах как строительство электростанций, железных дорог, заводов по производству стали и меди, дорог с твердым покрытием, метро в столице».

Таким образом, можно с уверенностью предположить, что меры, предпринимаемые правительством Ч. Сайханбилига, уже получившем в народе название правительства национального единства и правительства «решения всех проблем», строгий режим экономии и продвижение вперед крупных проектов наряду с помощью и поддержкой со стороны Японии, не дадут Монголии сползти в экономический кризис и помогут добиться стабильного развития, чего мы искренне желаем.

Марк Гольман, доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института Востоковедения РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи