Исламское государство – результат непоследовательности и близорукости политики Запада

P 10.06.2015 U Владимир Машин

e383e0274b43a6bdb012d4d98627b41c
Замечено, что многие из тех, кто с апломбом причисляя себя к высокой европейской цивилизации и снисходительно отзываясь о других культурах, менее, по их мнению, значимым, отличаются изрядной долей самоуверенности в отношении превосходства своих ценностей и правил жизни. Это иной раз возвращается бумерангом. Вот, к примеру, вопрос о том, что в Западной Европе называют мультикультуризмом.

Еще с десяток лет назад мало кто в европейских столицах сомневался, что иммигранты из Азии и Африки, а подавляющая их часть мусульмане, которым было разрешено обосноваться в Старом Свете, легко откажутся от своих убеждений и верований и, исполненные благодарности к предоставившим им крышу над головой и возможность заработать на кусок хлеба, быстро и без колебаний примут порядки, правила жизни и ценности новой родины, адаптируются к нормам поведения и органически вольются в европейскую среду.

Этого, однако, не произошло, хотя планы в отношении первых поколений эмигрантов в какой-то степени оправдались. Однако в последующем события развивались в неожиданном направлении. Ныне проблема иммигрантов – иностранной рабочей силы, которая не просто необходима странам Западной Европы, но без которых их экономика не может нормально функционировать, превратилась в одну из самых острых и болезненных для Евросоюза. Провал плана мультикультуризма признали практически все европейские правительства, причин тому немало. Но, пожалуй, одна из главных – высокомерное отношение к другим культурам, верованиям, традициям и слабое знание и понимание народов Востока. Это привело к опаснейшему обострению обстановки в районе Средиземноморья и Ближнего Востока, а он находится в непосредственной близости от берегов Европы, и события там прямо сказываются на положении дел в странах ЕС. Для европейцев неожиданностью стало то, что четвертое поколение мусульман на континенте оказалось намного религиознее, чем их родители и деды: 40% мусульман в Великобритании поддерживают введение законов шариата на своей территории. Если во Франции в 1989 г. в мечети ходили 7% мусульман в возрасте до 25 лет, то сейчас уже – 23%. 90% французских мусульман строго соблюдают пост в месяц рамадан. Общим является мнение, что Ф. Олланд выиграл президентские выборы, заручившись поддержкой 85% мусульман страны.

Ныне мировые СМИ полны сообщений о растерянности и спорах между элитами ЕС о том, что делать с десятками тысяч иммигрантов, которые в поисках лучшей жизни пытаются любыми путями переправиться через Средиземное море на европейский берег, и, очевидно, что с наступлением летних месяцев эта проблема может принять еще более угрожающий масштаб. В конце концов, страх взял верх, и идея проводить военные операции, причем у африканского побережья против нелегальных перевозчиков иммигрантов получила поддержку (как писала немецкая газета «Вельт» 19 мая с.г., «цель этих операций – подрыв бизнес-модели сетей контрабандистов и перевозчиков мигрантов в Средиземном море»).

Тем не менее среди стран Евросоюза усиливаются разногласия о том, что делать с проблемой мигрантов. Впрочем, согласия не удается достичь и по многим другим вопросам, связанным с взаимоотношением с мусульманским миром. Как отмечала британская «Дейли телеграф» 03.05.2015 г., «единство Европы никогда не было столь хрупким и не находилось под столь значительной угрозой».

Однако наибольшую тревогу в столицах ЕС вызывает стремительное распространение ареала действий экстремистских исламских организаций и появление такого монстра, как ИГИЛ, пользующегося влиянием среди мусульман и беспощадного к западной цивилизации. Каким образом и откуда почти в одночасье возникла эта опасность? – недоумевают многие на Западе. Убедительный ответ на этот вопрос предоставляют многие источники средств информации. Например, американское издание «Джудишиал вотч» 27.05.2015 г. сообщало, что в 2013 году военная разведка США предоставила сведения о формировании структуры ИГИЛ, но тогда президент Б. Обама пренебрежительно назвал это «командой второго состава», хотя разведуправление Министерства обороны предупреждало об усилении террористической организации и возможном создании Халифата. Этот доклад был разослан 5 августа 2012 года. В нем, в частности, говорилось, что внутри Сирии дело идет к межрелигиозному конфликту, а движущей силой повстанческого движения в Сирии являются не никакие-нибудь умеренные мусульмане, а «салафиты», «Братья-мусульмане» и «Аль-Каида в Ираке» (АКИ). АКИ выступает против правительства Асада, считая его «еретическим режимом». АКИ устами официального представителя Исламского государства Абу Мухаммеда Аль Аднани провозгласила сирийский режим «передовым отрядом «Фронта шиитов», (т.н. Джабха ар-Рувафид), объявившим войну суннитам. АКИ считает суннитский вопрос в Ираке ключевой проблемой для всех арабов-суннитов и мусульман.

В 2009-2010 гг. влияние АКИ в западных провинциях ослабло, однако после начала восстания в Сирии религиозные племенные авторитеты начали симпатизировать восставшим. В докладе указывалось и о том, что американская разведка передавала своему руководству сведения о поставках оружия экстремистским группировкам через Турцию из Ливии.

Весьма красноречивые данные были подготовлены специальным постоянным Комитетом Совета Безопасности ООН по мониторингу насильственного исламизма. Они основываются на сведениях, полученных от разведок и служб безопасности 27 государств-членов Организации. В них приводятся следующие цифры: с началом «арабской весны», т.е. за последние четыре года, численность боевиков в Сирии и Ираке достигла примерно 22 тыс. человек, и сверх этого еще 20 тыс. иностранцев влились в организации джихадистов в Сирии и Ираке. «Файнешенел таймс» 28.05.2015 г. говорит о том, что число прибывших из почти 100 различных государств боевиков, приближается к 25 тысячам.

В упомянутом выше докладе содержится вывод о том, что эти террористические организации создают «беспрецедентную угрозу» безопасности в настоящее время и в будущем. И подчеркивается, что многие правительства пока не осознали размера опасности. 70%-е увеличение прибывших боевиков отмечено после марта 2014 года. «В итоге, – говорится в докладе, – Сирия и Ирак стали настоящим «международным питомником экстремизма», подобно тому, что создала «Аль-Каида» в Афганистане в 90-х годах прошлого века, но в гораздо более широком масштабе.

По сообщению бейрутской газеты «Дайар» 31 мая 2015 г., представитель «Исламского государства в Саудовской Аравии» в распространенном видеообращении, призвал молодежь Королевства присоединяться к группировке и очистить Аравийский полуостров от врагов ислама и особенно шиитов. По его словам, именно они «неверные отступники», и поэтому «землю надо освободить от их присутствия», подчеркивая, что правительство короля Сальмана «не в состоянии защитить суннитов».

Симпатии к Исламскому Халифату растут в целом ряде государств Персидского залива, о чем свидетельствуют отклики в социальных сетях. Эти же процессы идут и в мусульманских общинах Западной Европы.

Едва ли не каждый день поступают сведения о жестоких расправах или новых захватах ИГИЛ. Ситуация в районе Ближнего Востока и Северной Африки действительно принимает все более опасный характер.

Между тем нынешние руководители Европейского Союза, зациклившись на украинском кризисе, стремлении оторвать Украину от России, явно недооценивают надвигающуюся угрозу для их собственных стран. Многие эксперты, в том числе и на Западе, предупреждают об опасности новых террористических актов (среди мигрантов могут быть специально засланные люди из «Исламского государства»), а некоторые утверждают, что нынешние лидеры, так называемого «Халифата», всячески стремятся получить оружие массового поражения. Вот почему последствия такого близорукого подхода могут стоить очень дорого многим народам.

Владимир Машин, кандидат исторических наук, политический обозреватель, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи