Катар вновь в центре международного скандала

P 21.10.2015 U Владимир Симонов

5664533222
Вокруг фигуры бывшего премьер-министра, министра иностранных дел Катара Хамада бен Джассема стал разгораться новый скандал, причем на этот раз не коррупционного, а уголовного плана. В британском суде против него заведено дело по обвинению в пытках подданного Великобритании. Часть скандальной информации просочилась в английские СМИ, включая респектабельную лондонскую газету «Гардиан». В ней утверждается, что бывший катарский премьер пытается задействовать дипломатический иммунитет, чтобы избежать громкого скандала в суде, грозящего ему полной потерей репутации, которая и до этого была крайне сомнительной, с весьма негативными последствиями для его многомиллиардного дела. Только вот по международным канонам Х. бен Джассем, даже имея дипломатический паспорт, не может рассчитывать на дипломатический иммунитет. Таковым, по Венской конвенции о дипломатических сношениях, обладают лишь те, кто имеет аккредитацию в стране пребывания в качестве сотрудников дипломатических и консульских миссий, или же находящиеся и аккредитованные в стране пребывания сотрудники международных организаций (ООН, ЕС и т.д.). А наличие дипломатического паспорта у бывшего катарского премьера – это решение его страны, то есть Катара, видимо, с учетом его бывшего высокого статуса. Теперь все зависит от англичан. Хотя, судя по всему, Х. бен Джассем и на этот раз откупится.

Что касается судебной тяжбы, то британский подданный Ф. Аттыйя утверждает о том, что агенты Х. бен Джассема бросили его в тюрьму на 15 месяцев и там подвергли пыткам. Его выводили из камеры исключительно для допросов и только в наручниках. Речь идет о событиях 1997 года, когда Х. бен Джассем предложил Ф. Аттыйе продать ему участок земли площадью 20 тыс. кв. метров в районе Райян в западной части Дохи. О цене ничего не говорится. Аттыйя утверждает, что он отказался, так как предложенная бывшим премьером сумма была намного меньше первоначальной, по которой он эту землю купил. За это его сняли с весьма престижной работы официального «порт-пароля» правительства страны (он занимал эту должность в 1996 – 98 гг.). После этого Х. бен Джассем просто захватил землю себе. Вся эта история затянулась на 10 лет, после чего в 2007 году Ф. Аттыйя уехал работать в Дубаи. А там его похитили из собственной квартиры люди Х. бен Джассема. После этого в Катаре ему выдвинули ряд обвинений, в том числе о передаче государственных секретов в период нахождения на госслужбе.

Газета «Гардиан» подчеркивает, что личное состояние Х. бен Джассема оценивалось в 12 млрд долл. на момент, когда его сняли с должности премьера в июне 2013 года (за месяц до этого «ушел» и эмир Хамад, который прощал бен Джассему все его коррупционные и прочие преступления). Фигура бывшего катарского премьера в арабском мире не вызывает ничего, кроме ненависти и презрения. Дело в том, что именно ему принадлежит большая «заслуга» в легитимации власти Хамада, когда первый был главой МИД. Ведь сам Хамад совершил госпереворот, сбросив с трона собственного отца, когда тот находился в зарубежной поездке. И многие страны, как Персидского залива, так и Запада, включая США, не хотели признавать столь грубый и наглый переворот в нарушение всех норм закона. Тем более что прежний эмир всех вполне устраивал.

Сам Х. бен Джассем приходится родственником бывшего эмира по тупиковой линии Аль–Тани (бен Джассем не может претендовать на власть, т.к. не принадлежит к «царской» семье, а рожден от пакистанской наложницы). До этого высокого поста он дошел невероятно быстро, сделав головокружительную карьеру, начинавшуюся на посту скромного чиновника министерства по делам муниципального развития. При этом высшего образования не имеет, хотя в буквальном смысле слова купил звания почетного доктора ряда престижных зарубежных университетов. По мнению осведомленных источников, его главное качество – умение оперировать с «левыми» деньгами, нарабатываемыми за счет сделок за средства государственного Катарского управления инвестиций, во главе которого он стоял. Только за приобретение лондонского универмага «Хэрродз», как утверждают катарские бизнесмены, Х. бен Джассем заплатил 4 млрд долларов из средств Катарского управления инвестиций, 15% из них составили «откаты», большая часть которых пошла эмиру, а часть – ему самому. Таких сделок было немало, включая приобретение доли «Сантандер» (бразильского филиала одноименного испанского банка) на очередные 4 млрд долларов, мифические вложения в тонущую греческую экономику на миллиарды долларов, скупка элитной недвижимости в Лондоне и Париже. Именно поэтому эмир не снимает его, хотя, не исключено, давно хотел бы это сделать. Об этом он прозрачно намекнул в интервью газете «Файненшл таймс» в конце октября 2010 года накануне визита в Англию, дав понять, что не одобряет работу на государство с одновременным ведением частного бизнеса. Частный же бизнес Х. бен Джассема – это целая империя, включая львиную долю в авиакомпании «Катар эйрвейз», Катарский исламский банк, возглавляемый его сыном, инвестиционная группа «Барва», возглавляемая другим сыном и т.д.

Бизнес-офис Х. бен Джассема находится в Лондоне. Англия и США владеют такими компрометирующими материалами о коммерческой деятельности премьера Катара, что тот не может и слова сказать против интересов Лондона и Вашингтона. Правда, он любит «играть» и на других коммерческих полях, в частности французских, итальянских, испанских и т.д., где проще, чем с англосаксами, договариваться об откатах. Именно отсюда – особая «любовь» Х. бен Джассема к французской «Тоталь».

При этом страну сделал богатой вовсе не бен Джассем, а его конкурент и злейший «враг» Абдалла Аль-Аттыйя, бывший вице-премьер и министр энергетики и промышленности. Именно этот технократ, имеющий прекрасное образование и разбирающийся в мировой истории, в т.ч. владеющий тонкими нюансами истории России от Петра и до сегодняшних дней, стал «отцом» катарской программы СПГ (сжиженного природного газа). Начав все в середине 90-х годов, за 15 лет Аль-Атыйя вывел Катар в лидеры мировой энергетики и первую по доходам на душу населения страну мира (свыше 145 тысяч долларов в год). При этом Катар не зависит от стран-транзитеров, будучи в состоянии доставить газ в любую точку мира.

А Х. бен Джассем, помимо коррупционных дел, прославился в первую очередь на ниве арабских «цветных» революций. Во многом на его совести перевороты тысячи убитых и искалеченных в Египте, Ливии, Йемене, а также нынешняя война в Сирии. В то, что он мог подвергать пыткам британских подданных, сомнений быть не может. Ведь именно по его приказу полиция аэропорта Дохи в конце ноября 2011 года подвергла жестокому избиению даже посла России в Катаре В. Титоренко, повредив ему сетчатку глаза: формально у него хотели вскрыть дипломатическую почту, хотя это запрещено, но в реалии – это была месть Х. бен Джассема за то, что российский посол публичного разоблачал «цветные» революции в арабских СМИ, включая катарскую прессу, чем вызвал ненависть бывшего премьера. Причем хорошо известно из различных источников, что действовал Х. бен Джассем в сговоре с лидером международных организации «Братья-мусульмане» Ю. Кардави и агентурой ЦРУ. Тогда Москва не стала устраивать скандал и ограничилась снижением уровня дипотношений с Катаром, но затем вскоре вернула посла (нового, конечно), так и не дождавшись извинений Дохи.

Возможно, теперь его достанет хоть британское правосудие. Пока остается вопрос – что еще натворил катарец, если Лондон пошел на скандал против своего сателлита? Видимо, помимо коррупции, надо искать следы там, где в арабском мире опять льется кровь и куда без санкций Вашингтона и Лондона опять влез Хамад бен Джассем.

Владимир Симонов, эксперт по Ближнему Востоку, кандидат исторических наук, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи