Экологическая составляющая конфликта в ЮКМ

P 23.10.2015 U Наталия Рогожина

1020264618
Длящийся не одно десятилетие территориальный конфликт в Южно-Китайском море неожиданно приобрел новое содержание – экологическое. И связано это с проводимыми Китаем работами по возведению искусственных островов. По мнению Филиппин, они угрожают уникальной экосистеме этого морского бассейна, одного из самых богатых в мире по своему биоразнообразию, прежде всего в плане многообразия видов рыб и кораллов, с последствиями для обеспечения продовольственной безопасности миллионов людей, проживающих в регионе.

Министерство иностранных дел Филиппин выступило с заявлением, в котором осудило политику Китая на том основании, что «предпринимаемые им активные действия по освоению земли наносят непоправимый вред биоразнообразию и подрывают экологический баланс Южно-Китайского/Западно-Филиппинского моря. Китай осуществляет эти проекты в одностороннем порядке, игнорируя интересы населения других стран, которое исторически зависит в своем существовании от моря». В обосновании этого заявления приводятся следующие цифры: в процессе создания искусственных островов Китаем уничтожено 121,4 га коралловых рифов, что наносит прибрежным странам экономический ущерб в размере 100 млн долл. ежегодно. Эти данные основываются на исследованиях Организации по охране окружающей среды ООН (ЮНЕП) и независимых ученых.

Китай, который претендует в одностороннем порядке на 85,7% из 3,5 млн га Южно-Китайского моря, планирует построить крупные острова на рифах и подземных скалах. Например, на рифах Мисчиф (также известных как Панганибан), которые расположены в пределах 200-мильной эксклюзивной экономической зоны Филиппин, КНР построила искусственный остров, площадью 3,2 га с перспективой её увеличения до 500 га. Всего же освоение земли происходит на семи рифах на островах Спратли.

Чем же так опасны для морской экологии землеустроительные работы Китая? По данным научных исследований, в процессе дноуглубительных работ и создания искусственных островов на рифах и скалах погибают организмы, участвующие в строительстве рифов, черепахи и гигантские двустворчатые моллюски. По оценкам Филиппин, Китай уже разрушил 17 рифов на островах Спратли в ходе работ по освоению территории. Рифы, которые являются основным местом нереста ценных пород рыб и источником экономической безопасности стран региона, исчезают под разъедающим их песком и осадочными породами.

И это при том, что расположенные в этом морском бассейне страны, такие как Индонезия, Китай, Филиппины и Вьетнам являются крупнейшими в мире рыбопромысловыми странами, чье население в своем пропитании зависит от потребления рыбы. Однако в результате нарушения морской экосистемы и гибели рифов популяция обитающей здесь рыбы сократится на 20%, что пагубно скажется на хозяйственной деятельности более 12 тыс. только филиппинских рыбаков.

К тому же коралловые рифы не только привлекают экотуристов, но и являются важным источником для производства лекарств, защищают население прибрежных районов от последствий стихийных бедствий, являясь естественной преградой для волн и затопления территории. А это имеет особое значение в свете изменения климата.

Опасность разрушения морской экосистемы в результате возведения Китаем искусственных островов усиливается на фоне уже нанесенного человеческой деятельностью вреда морской экологии. По имеющимся данным, 70% рифов Южно-Китайского моря подвержены разрушению, а запасы рыбы сократились на 40%. Это – результат сбросов промышленных и сельскохозяйственных отходов и чрезмерного вылова рыбы, который зачастую носит несанкционированный характер с применением запрещенных методов ловли. Это стало еще одним предметом критики КНР со стороны Филиппин.

Правительство этой страны уже давно выражает свою обеспокоенность по поводу освоения Китаем территории на спорных островах. Но ранее видело в этом исключительно угрозу усиления военных позиций Китая в регионе, односторонний его отказ от соблюдения условий Декларации Китая-АСЕАН о Поведении сторон в Южно-Китайском море, преграду для свободной морской и воздушной навигации. Сейчас же Филиппины всё чаще прибегают к экологическому аргументу в качестве дополнительного рычага давления на Китай с помощью вовлечения в разрешение территориального спора широкой общественности.

Активно используется в этих целях международная площадка. В частности, выступая в дебатах в Совете Безопасности ООН, представитель Филиппин в ООН указал на существующую экологическую угрозу для Южно-Китайского моря в результате проводимой Китаем политики по освоению спорных территорий. А летом этого года Филиппины предприняли ещё одну попытку привлечь к проблеме внимание мировой общественности – подали на Китай иск в Международный арбитражный суд в Гааге на основании нарушения им Конвенции ООН по морскому праву. Они обвиняют КНР в разрушении коралловых рифов, незаконной и опасной для живой природы рыбной ловле. Кстати, в решении этого вопроса Филиппины могут полностью положиться на США, которые в 2015 г. по приказу президента Б. Обамы создали Группу быстрого реагирования в сфере борьбы с «нелегальной, необъявленной и нерегулируемой рыбной ловлей». И намерения Америки по пресечению этой незаконной деятельности выходят далеко за пределы своих территориальных вод.

Китай отказался участвовать в работе Международного арбитражного суда, ссылаясь на его нелегитимность в вопросах суверенитета. Китай настойчиво отстаивает тезис о наличии у него «неотъемлемого и неопровержимого суверенитета» над большей частью Южно-Китайского моря. Трибунал намерен вынести свое решение к концу этого года.

Надо признать, что наряду с Китаем в возведении искусственных конструкций на островах в Южно-Китайском море участвуют Вьетнам, Тайвань, Малайзия. Отличие – лишь в масштабах этой деятельности. По имеющимся данным, Китай освоил территорию, площадью 2 млн кв. м, в то время как Вьетнам – всего 200 тыс. кв. м.

Сложность ситуации заключается в том, что слишком большой военный, экономический и политический интерес имеет Китай к продолжению своего плана по возведению искусственных островов на островах Спратли в Южно-Китайском море, где, по данным китайской стороны, находятся огромные залежи углеводородов – порядка 23-40 млрд тонн нефтяных запасов и более 5 трлн куб. м газа. Тем не менее не только и не столько энергетический потенциал Южно-Китайского моря является причиной соперничества за территорию. И не его рыбные запасы, хотя Китай и является шестым по величине в мире импортером океанической продукции, компенсируя таким образом потребности растущего внутреннего спроса.

И первое, и второе лежит в плоскости интересов конфликтующих с ним стран ЮВА. Для Китая – это, прежде всего, вопрос стратегического значения – заявка на военное преимущество в регионе и контроль над одними из самых прибыльных в мире морских путей, которые дадут возможность реализовать проект создания Морского шелкового пути через Южную и Юго-Восточную Азию в Африку и Средиземноморье.

Поэтому надеяться на то, что руководство Китая откажется от своих претензий на спорные территории, частично и путем создания искусственных островов, вряд ли приходится. Включение экологического аргумента в спорный территориальный вопрос, безусловно, способствует его актуализации и его выходу за пределы регионального конфликта. Но рассчитывать на то, что использование «экологического оружия» станет действенным механизмом его разрешения вряд ли реалистично.

Наталья Рогожина, доктор политических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи