Дамаск и Москва в борьбе с терроризмом в Сирии

P 11.12.2015 U Виктор Титов

67564334434
Несмотря на то, что боевой потенциал «Исламского государства» (ИГ) в Ираке и Сирии остается на достаточно высоком уровне, начался процесс перегруппировки его отрядов, их перемещения из САР в Ирак и, что весьма важно – ослабления финансирования группировки за счет доходов от контрабанды нефти в Турцию. Сейчас набирает силу процесс дезертирства боевиков из отрядов ИГ и роста напряженности с местным населением. Появились данные о том, что сторонники ИГ всячески под угрозой репрессий препятствуют выезду жителей из города Ракка. А для ИГ Ракка имеет священное значение. Этот город, столица нынешнего «Исламского Халифата», в свое время был одним из центров иракского халифата Аббасидов. Но сейчас более важным является факт его использования как основного пункта транзита контрабандной нефти. А по мере ужесточения ударов ВКС РФ и ВВС САР с воздуха разочарованность населения в ИГ будет нарастать, особенно в свете масштабных разрушений объектов нефтяной инфраструктуры и каналов ее контрабанды. Причем речь идет не только о сокращении денежного «довольствия» боевиков ИГ (оно уже упало с 600 до 300 долл. в месяц), но прежде всего о личных доходах группы лиц, наживающихся на контрабанде, включая руководство ИГ, курдского лидера М. Барзани и президента Турции Т. Эрдогана.

На сторону приверженцев Б. Асада переходит все большее количество суннитов, которые составляют основу ИГ. Кроме того, из них формировались отряды вооруженной оппозиции Катаром и Турцией. Все это ставит под большой вопрос перспективы турецко-катарского влияния в Сирии. ИГ, на который многие оппозиционеры Б. Асада явно поставили, в конечном счете из Сирии будет изгнано. Какие-либо структуры «Братьев-мусульман» в Сирии пока очень слабы. Кроме того, Саудовская Аравия в этой ситуации сделает все возможное, чтобы группировки такого толка исчезли из политического поля Сирии. А «Братья-мусульмане» расцениваются в Эр-Рияде как глобальная угроза.

Президент Турции Р.Т. Эрдоган, в принципе, сейчас находится в некой растерянности. Его срочный визит в Катар был попыткой создать единый антироссийский фронт в САР. В Дохе он договаривался о программе поддержки лояльных подразделений повстанцев, которых Катар должен продолжить финансировать.

А все разговоры о катарском газе, который якобы придет на смену российскому – это пустые разговоры. С одним маломощным терминалом для приема сжиженного газа в Турции это технически маловероятно.

И, несмотря ни на что, Анкара (в т.ч. под давлением турецких бизнес-кругов) заинтересована в налаживании двусторонних отношений с Россией и будет стараться это сделать любыми способами, включая каналы неформальной дипломатии.

Но это не мешает Турции наращивать свои усилия по Сирии в военном плане. Еще с 2011 г. помимо пограничной сухопутной зоны она использует порт г. Искендерун (провинция Хатай) для тайной переброски вооружений и военной техники с разграбленных складов ВС Ливии в Сирию. На военных базах в районе этого города британские и французские военные инструкторы обучали будущих бойцов антиправительственных сирийских сил, а ЦРУ и командование Сил специальных операций ВС США предоставляло системы связи, а также снабжало будущих боевиков разведывательными данными. Тренировки сирийских антиправительственных подразделений и регулярных подразделений ВС Турции проводились одновременно, что обеспечивает должный уровень взаимопонимания между полевыми командирами в Сирии и турецкими военными.

Кроме того, официальной Анкарой был организован тренировочный центр в районе турецкого г. Адана (военная база «Адана» также используется для переброски оружия в Турцию), который располагается в 130 км от границы с Сирией. А в Стамбуле размещен центр по распределению нелегальных поставок  вооружений, систем связи и иного военного имущества для боевиков «Исламского государства» (ИГ). Высшей формой «активной обороны» турецких интересов в сирийском конфликте стало уничтожение турецким истребителем российского бомбардировщика. Вероятно, турецкие специальные службы в координации со своими коллегами из НАТО планировали захватить в плен российских летчиков, однако поддерживаемые официальной Анкарой исламисты не смогли выполнить наземную часть операции.

Турецкие власти поддерживали ИГ по двум основным причинам: желая уничтожить Сирию и ее законно избранную власть и заработать на торговле контрабандной нефтью. Ежедневно ИГ добывает только на двух нефтяных месторождениях «Аль-Танк» и «Аль-Омар» (всего в распоряжении ИГ» около 10 месторождений) от 20 до 40 тыс. баррелей в сутки, т.е при стоимости 10 долл. США за баррель террористы зарабатывают от 200 до 400 тыс. долл. США, а турецкие бизнесмены получают реальную «маржу» в два-три раза больше, так как среднемировая цена на нефть достигает 39 долл. США за баррель. Зарплата рядового боевика ИГ составляет 300 долл. США, и для содержания 30 000 бойцов (минимально эффективная численность) необходима всего лишь устойчивая работа двух нефтепромыслов в течение одной недели в месяц. Очевидно, что турецкая сторона при самых низких объемах поставки сирийской нефти зарабатывает сотни миллионов долларов США ежегодно.

В условиях сирийского наступления и наращивания ударов с воздуха по отрядам вооруженной оппозиции, а также неопределенности того, что дальше будет делать Анкара, наблюдается оживление в кругах т.н. «умеренной оппозиции» и тех, кто вооруженным путем борется с Б. Асадом, но не столь радикален как экстремистские или террористические организации.

Так, в преддверии организуемой саудовцами встречи противников законного правительства в Дамаске руководители ряда партий и структур внутренней патриотической оппозиции объявили о намерении провести в столице САР в те же сроки собственное мероприятие с аналогичной повесткой дня. По заявлению генерального секретаря Сирийской арабской партии солидарности Абу-Касема, большая часть оппозиции в Эр-Рияде представлена не будет. А глава Комитета патриотического демократического действия Мараи заявил, что встреча в Эр-Рияде не имеет смысла, так как все решения ее участников уже давно приняты США, Саудовской Аравией и Катаром за ее сирийских участников, которые только проштампуют их.

Поскольку саудовцы не пригласили курдов, те тоже огласили намерение провести свое собственное мероприятие под лозунгом «За строительство свободной демократической Сирии». Встреча, по заявлению лидера Партии демократического союза, пройдет в г. Малякия в провинции Хасеке.

В любом случае совершенно ясно, что КСА, Катар и США, видя успехи сирийской армии и группировки ВКС РФ, взяли курс на выход из внутрисирийского диалога по примирению под международной эгидой, в котором, помимо России, стал участвовать также Иран. И говорить с представителями Дамаска, который медленно, но уверенно продвигается к победе, теряет для них смысл, поскольку ясно, что Б. Асад не собирается уходить, а намерен участвовать в выборах после завершения конфликта в САР со всеми шансами на победу.

Возникает вопрос: а зачем России этот диалог, будь он в Женевском или Венском формате, пусть и его следующий раунд американцы предложили провести в Нью-Йорке? Тем более что реакция Москвы была сигналом: дескать, возражений нет, но сначала нужно выполнить некоторые условия. Диалог побеждающей стороны с проигрывающей о замене своего стороника вреден и опасен. Вместо пустых разговоров с представителями сил, которые все это время отсиживались за границей или с оружием в руках воевали против собственного народа на деньги внешних спонсоров, лучше наращивать наступление по всем фронтам, уничтожая террористов и их пособников.

Да и КСА, и Катару там нечего делать, учитывая, что они вообще не имеют общую границу с САР, но все четыре года разжигали пламя гражданской войны в стране. Хотят встречаться с отщепенцами сирийского народа в Эр-Рияде – это их дело. Но тогда у саудовцев не будет выбора в венском формате.

В сложившейся ситуации Анкара начала активный поиск новых партнеров в борьбе с Россией. Примечательным является факт объединения усилий турецких и украинских оборонно-промышленных компаний, занимающихся разработкой бронетанковой техники. Так, турецкие конструкторы пригласили к сотрудничеству украинских специалистов по разработке системы активной защиты АККОР для нового турецкого танка «Алтай». Основная проблема данной системы – низкая эффективность РЛС обнаружения реактивных снарядов. На днях стало известно и то, что турки на катарские деньги закупили ПЗРК типа «Игла» на Украине (ок. 170 единиц), часть которых передана сирийским туркоманам. Из одного из них, кстати, был уничтожен российский вертолет, который прилетел на поиски и спасение штурмана СУ-24. Так что Киев и Анкару вполне можно привлекать к ответственности за поставки ПЗРК террористическим организациям, что строго запрещено соответствующей международной конвенцией.

Пока что можно сделать вывод о том, что политическая элита Турции продолжит курс на обострение отношений с Россией, вследствие чего будет в конечном счете «загнана в угол», поскольку в НАТО понимают реальный уровень военной мощи России и, скорее всего, откажутся от идеи военной конфронтации с Москвой, хотя вполне могут продолжить линию на то, чтобы подталкивать к этому Анкару. На Западе мечтают о том, как одним выстрелом избавиться от двух основных конкурентов на Ближнем Востоке – России во главе с В. Путиным и Турции во главе с Т. Эрдоганом. Только в Москве это понимают. Жаль, что пока не поняли в Анкаре.

Виктор Титов, кандидат исторических наук, политический обозреватель по Ближнему Востоку, специально для Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи