Турция и иностранные инвесторы

P 28.04.2016 U Александр Рогожин

eximbankjpg_20130926083352228
Иностранные инвесторы в минувшем году действовали в Турции разнонаправлено. Значительная группа распродавала все активы, что имела в своих портфелях, и покидала страну. Турция ставит иностранных инвесторов в затруднительное положение – остаться или уйти? Бегство так называемых “горячих” денег – краткосрочных инвестиций в казначейские облигации и бумаги фондового рынка – достигло беспрецедентного в турецкой истории уровня.

Фаик Озтрак (Faik Oztrak), бывший заместитель секретаря казначейства, заявил, что удерживаемые иностранными инвесторами портфели испытали чистый отток капитала в 9,4 млрд долл. в 2015 г., что превысило объём распродажи активов в ходе турецких финансовых кризисов в период с 2001 по 2008 г. Бегство капитала в 2001 г., составившее 7 млрд долл., было особенно болезненным, учитывая низкий уровень валютных резервов Турции на тот момент.

Озтрак заявил, что распродажа принадлежащих иностранным инвесторам активов в минувшем году, согласно доступной статистике Центрального банка, стала крупнейшей в истории. Он также предупредил, что “в 2016 г. глобальные условия остаются неопределёнными. Так, например, неблагоприятные действия Федеральной резервной системы США могут привести к повторению того, что случилось в 2015 году”.

Экономическая динамика, однако, отнюдь не является улицей с односторонним движением. В противоположность бегству краткосрочных денег, прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в Турцию составили в минувшем году 16,75 млрд долл. В 2007 г. они достигли рекордной за все 2000-е гг. планки в 22 млрд долл., а в 2008 г. составили 19,7 млрд долл., прежде чем проявилось воздействие кризиса.

В 2009 и 2010 гг. ПИИ резко сократились по сравнению с уровнем 2007 г., до 8,6 млрд долл. и 9 млрд долл. соответственно, а затем начали расти, достигнув в 2011 г. 16 млрд долл. В 2012 г. ПИИ снизились до 13,28 млрд долл., а в 2013 г. – до 12,38 млрд долл., а затем немного увеличились в 2014 г. до 12,52 млрд долл. Прирост ПИИ в 2015 г. на 4,2 млрд долл. породил хрупкую надежду на возвращение к докризисному уровню.

Покупки недвижимости стали значимым элементом ПИИ. Они достигли 2 млрд долл. в 2011 г., 2,6 млрд долл. – в 2012 г. и 3 млрд долл. – в 2013 г., превысив 4 млрд долл. в 2014 и 2015 гг. Хотя покупка недвижимости представляет собой “мертвые инвестиции”, ничего не привнося в экономический рост, правительство пытается представить их как часть движущей силы, обуславливающей привлечение иностранных инвесторов в Турцию.

Продолжится ли тенденция к росту ПИИ в этом году, и достигнут ли они докризисного уровня в 22 млрд долл.? Пока что доступны данные лишь за январь с.г. – 620 млн долл. – и этого явно недостаточно, чтобы подогреть оптимизм. Это заметно ниже 1,73 млрд долл., инвестированных в январе 2015 г. При этом более трети этих средств – 250 млн долл. – это деньги, инвестированные в недвижимость.

Отдельной проблемой, привлекающей к себе внимание, является неспособность турецкой экономики показать темпы роста, соответствующие росту ПИИ. По данным министра экономики Мустафы Элитаса (Mustafa Elitas), Турция привлекла 165 млрд долл. ПИИ с 2002 г., когда к власти в стране пришла партия “Справедливость и развитие” (AKP).

В течение периода с 1950 по 2002 гг. турецкая экономика росла средними темпами 5,1% в год, несмотря на серию экономических кризисов, военных переворотов и лишь 5,1 млрд долл. ПИИ. В период с 2002 по 2014 гг. ПИИ составили 148,2 млрд долл., а средние темпы роста составили 4,7%. Данные 2015 г. – 16,75 млрд долл. ПИИ и 4% роста экономики – усиливают это несоответствие.

Так почему же экономический рост при АКР оказался ниже средних показателей предшествующего периода, несмотря на многократное увеличение ПИИ? Махфи Эгильмез (Mahfi Egilmez), бывший заместитель секретаря казначейства, предложил следующее объяснение, заявив: “Важной частью притока иностранного капитала с 2003 г. стали инвестиции в покупку существующих заводов и компаний, а не в новые проекты. Таким образом, это не привело к созданию новых производственных мощностей и не способствовало росту экономики. Другая часть ПИИ была направлена в строительный сектор, что означало разовый вклад в экономический рост”.

Между тем, бегство “горячих” денег истощило резервы Центрального банка. “Наши резервы съедены. Резервы Центрального банка сократились”, заявил Дурмуз Йылмаз (Durmus Yilmaz), бывший управляющий Центрального банка, в интервью Al-Monitor. Он подчеркнул, что дефицит текущего счёта – 32 млрд долл. на конец декабря 2015 г. – был компенсирован на 7,5 млрд долл. из ПИИ, на 8,4 млрд долл. – из источников неясного происхождения, и на 16 млрд долл. – из резервов Центрального банка.

Согласно Йылмазу, экономические факторы, а также политические факторы, приведут к оттоку иностранных инвестиций в Турции в предстоящий период. Сбои в координации управления экономикой, ослабление и неопределённость в обеспечении власти закона, прав человека и имущественных прав, наблюдавшиеся в последние годы – всё это сыграет большую роль в определении направленности потоков капитала”, заявил Йылмаз.

Александр Рогожин, кандидат экономических наук, заведующий сектором социально-экономических проблем Центра проблем развития и модернизации ИМЭМО РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи