О визите президента США во Вьетнам

P 30.05.2016 U Владимир Терехов

435345345
23 мая с.г. президент США Барак Обама отправился в пятидневное азиатское турне, десятое за восьмилетний период пребывания на высшем государственном посту страны.

Первые три дня поездки были посвящены проведению рабочего визита во Вьетнам. Главными элементами второй части турне стало участие в работе очередного саммита G-7, прошедшего 26 мая в японском курортном городке Исэ-Сима, и посещение на следующий день мемориального комплекса в Хиросиме.

Для ситуации в АТР и политики США в регионе визит американского президента во Вьетнам имел, по крайней мере, не меньшее значение, чем его же участие в саммите G-7, значимость которого в мировой политической игре давно не следует преувеличивать.

Особенно серьёзное влияние сам факт указанного визита, а также итоги переговоров Б. Обамы с руководством Вьетнама окажут на развитие ситуации в субрегионе Юго-Восточной Азии (ЮВА), где в последние годы напряженность растёт, что называется, “гладко и непрерывно”.

Главными участниками этого негативного тренда (одного из самых опасных на современной мировой политической карте) являются те же США, а также Китай – великий северный сосед Вьетнама, отношения с которым у Ханоя ухудшаются почти столь же “гладко и непрерывно”.

Именно этими обстоятельствами объясняется чудесная метаморфоза, произошедшая в последние двадцать пять лет в отношениях между Вьетнамом и США – двумя злейшими врагами периода 50-х-80-х годов прошлого века. Которую ещё в конце 90-х невозможно было представить, хотя уже тогда наблюдался поиск контактов между недавними врагами.

Отправной точкой запуска процесса налаживания и всестороннего развития двусторонних отношений стало установление в июле 2000 г. дипломатических отношений. В июле прошлого года 20-летний юбилей этого события был отмечен масштабной церемонией, которую провело американское посольство в Ханое с приглашением экс-президента Билла Клинтона, который с американской стороны и явился инициатором данного акта.

Вообще говоря, именно Б. Клинтона (а не его супругу Хиллари с её знаменитой статьёй в National Interest октября 2011 г.) следует считать зачинателем “разворота” американской политики в сторону Азии. Наряду с его же инициативой по всестороннему развитию отношений с Индией, установление дипломатических отношений с Вьетнамом стали отправной точкой указанного “разворота”, развивающегося уже свыше 15 лет.

Хотя практически сразу начали отмечаться различного рода контакты и по линии военных ведомств, но основное внимание в течение всего прошлого десятилетия стороны уделяли сфере торговли. И успехи в этой области налицо.

В течение последних лет США твёрдо занимают вторую (вслед за КНР) позицию среди основных торговых партнёров Вьетнама. Годовой объём двусторонней торговли вышел на уровень 45 млрд долл. Это в полтора меньше, чем объём вьетнамо-китайской торговли. Однако для Вьетнама важным преимуществом США как торгового партнёра является то, что от двух третей до трёх четвертей объёма торговли с американцами приходится на экспорт вьетнамских товаров и услуг.

С Китаем же всё обстоит прямо противоположным образом, поскольку торговля с ним на три четверти состоит из закупки Вьетнамом китайских товаров и услуг. Это негативное для Вьетнама обстоятельство накладывается на проблемы “общеполитического” плана, являясь дополнительным источником недовольства для Ханоя состоянием отношений с Пекином.

Что касается нынешнего американо-вьетнамского саммита, то среди его итогов наибольшее внимание мировых СМИ привлекло снятие барьеров на продажу Вьетнаму американских “летальных” вооружений (“нелетальное” оружие было разрешено продавать двумя годами ранее).

Выступая в Ханое на пресс-конференции с комментариями по поводу данного решения, Б. Обама заявил, что оно означает завершение длительного процесса нормализации двусторонних отношений и “не направлено” против КНР.

Вьетнамские же эксперты связывают значимость этого решения как раз сопутствующим месседжем. По их мнению, оно становится важным свидетельством выхода на стратегический уровень всего комплекса американо-вьетнамских отношений и “Китай теперь должен дважды подумать, прежде чем предпринимать некие действия в отношении Вьетнама и в ЮКМ”. Для подобного рода оценок есть основания, если принять во внимание очередную порцию американских “озабоченностей” ситуацией в Южно-Китайском море, выданную президентом США в ходе визита во Вьетнам (и которая неоднократно озвучивалась в Японии на саммите G-7).

Что касается вьетнамского рынка вооружений, то он может заинтересовать американские оборонные компании и в чисто коммерческом плане, поскольку Вьетнам является восьмым мировым импортёром иностранного оружия.

Пока нет оснований для опасений относительно перспектив реализации уже заключённых российско-вьетнамских оружейных контрактов. Однако нельзя исключать, что в будущем Россия может столкнуться во Вьетнаме с тем же “индийским синдромом”, когда на рынок одного из ключевых импортёров российских вооружений стали постепенно проникать США. И сегодня, по некоторым оценкам, США уже обошли Россию по объёму продаваемых Индии вооружений.

Официальная реакция КНР на визита американского президента и снятие запрета на продажу американских вооружений Вьетнаму была предельно краткой. Она нашла отражение в двух фразах, произнесённых в ходе регулярной пресс-конференции представителя МИД страны: “Являясь соседом Вьетнама, Китай рад видеть развитие нормальных отношений Вьетнама со всеми странами, включая США. Мы надеемся, что это будет способствовать обеспечению мира, стабильности и развитию региона”.

Высказывания же китайских экспертов носили более откровенный характер и выражали те опасения, которые в Пекине вызвал сам факт визита во Вьетнам американского президента. Эти опасения нашли отражение в заголовках экспертных статей, таких как: “Укрепление связей с США не означает, что Вьетнам намерен повернуться спиной к Китаю”, “Вашингтон использует ранее враждебный Вьетнам против Китая”.

Наконец, обратило на себя внимание своего рода напутствие, посланное президенту США накануне его поездки во Вьетнам тремя (ныне весьма известными) американскими участниками Вьетнамской войны. Среди них Джон Керри и Джон Маккейн в представительстве не нуждаются, а “Боб” Керри (“морской котик” во Вьетнамской войне) является сегодня одним из видных деятелей Демократической партии.

Авторы статьи-напутствия в “Нью-Йорк Таймс” сформулировали четыре “урока” этой войны, которые, в общем, носят достаточно очевидный характер. Последний из них заслуживает цитирования: “При достаточных усилиях и воле различия, кажущиеся непреодолимыми, могут быть устранены …, а прежние враги могут стать новыми партнёрами”.

Это положение носит универсальный характер, проверено всей человеческой историей и не просматривается сколько-нибудь веских причин, почему бы ему не сработать, например, в случае российско-американских отношений.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи