Страны ЮВА между Пекином и Вашингтоном

P 25.10.2016 U Дмитрий Мосяков

9124316772312234
Сегодня страны АСЕАН переживают очень сложный период своей истории, когда вызовы их единству, сплоченности и процветанию высоки как никогда раньше. От фундаментальной для этого блока идеи независимости региона, его освобождения от преобладающего влияния внешних сил к настоящему времени почти ничего не осталось. Сегодня речь идет не о вытеснении иностранного влияния, а о выживании АСЕАН как целостной и сплоченной региональной организации в условиях, когда борьба США и Китая за доминирование в Юго-Восточной, а шире ‑ в Восточной Азии становится все более жесткой и принципиальной.

С начала 90-х гг. усилившийся Китай под лозунгом возвращения территорий и влияния, которые он якобы потерял в так называемую «эпоху исторической слабости», начал активно продвигаться в этот регион. Самим естественным ходом вещей такая политика на деле означала постепенное вытеснение США как традиционно доминирующей там после окончания Второй мировой войны военной и торгово-экономической силы. Суть китайского подхода можно было назвать «политикой кнута и пряника». Давление Китая в акватории Южно-Китайского моря сочеталось с проведением активной экономической экспансии, когда Пекин предлагал странам АСЕАН крайне выгодные экономические проекты. Ядром китайской политики стала реализация идеи зоны свободной торговли Китай-АСЕАН. Успех здесь оказался очень значительным. В 2005 г. взаимный товарооборот Китая и стран АСЕАН превысил 100 млрд долл. В 2013 году достиг 443,6 млрд долл, а к 2020 году стороны планируют довести его до 1 трлн долл.

Проблема Китая в таком сотрудничестве состоит в том, чтобы найти ту точку, когда можно будет этот экономический потенциал конвертировать и перевести в сферу собственно политического доминирования. Китай уже не раз пытался это сделать, но особого успеха не добился. Страны АСЕАН пытаются сохранить свободу маневрирования, поэтому потолок перехода экономического влияния в политическое для Китая все время повышается. Максимум, на что готовы пойти наиболее сильные страны АСЕАН, так это на подписание соглашения об особом взаимном партнерстве с КНР, которое ни к чему их не обязывает.

Попытки стран АСЕАН вести свою игру и противостоять китайской экспансии вызывают подчас неприкрытое раздражение в КНР. Особенно злит Пекин непрерывная апелляция части асеановских элит к США в поисках зашиты и контрбаланса, а также призывы к внутренней сплоченности и единству, о чем почти непрерывно говорят асеановские политики, особенно представители самой крупной и влиятельной страны региона ‑ Индонезии. В сфере экономики асеановцы настойчиво стремятся «разбавить» зону свободной торговли с Китаем другой более широкой зоной свободной торговли, причем так, чтобы Китай был бы зависим от других стран-партнеров

Более успешно развивались отношения Китая со странами АСЕАН особенно с такими наиболее бедными как Камбоджа и Лаос. Основа роста заметного роста китайского влияния здесь ‑ выгодные кредиты, увеличение товарооборота и местного производства, плюс огромная роль китайской диаспоры.

Следует сказать, что американцы оказались явно не готовы к такой активности Китая. Они явно задержались со своим историческим поворотом в Азию, с идеей Транстихоокеанского партнерства. Более того, под влиянием призывов филиппинских политиков и писем сингапурских бизнесменов, в которых капитаны сингапурского бизнеса буквально умоляли США вернуться в Азию, в Вашингтоне возникло ощущение что возвращение Америки в регионе ждут, что при наличии политической воли и не очень больших финансовых затрат, удастся создать из приграничных с Китаем стран АСЕАН, «санитарный кордон» на пути китайской экспансии. Участники этого «кордона» – Филиппины, Вьетнам, Таиланд и Бирма должны были противостоять китайской экспансии, опираясь на поддержку США. Тем самым, США получали мощный рычаг давления на Китай уже в двусторонних отношениях.

Сегодня, однако, складывается ощущение, что у США с АСЕАН не все получается как хотелось бы, более того представляется, что они во многом сами оказались использованы странами АСЕАН для выстраивания системы контрбалансов. Ни о каком «санитарном кордоне» и речи нет, более того, если раньше можно было вполне четко определить американских союзников ‑ Филиппины и Таиланд, а также Сингапур, то сегодня этого просто нет. Есть страны АСЕАН, настроенные на поиски баланса отношений с США и Китаем, и есть страны вроде Камбоджи, которая является, по сути, главным проводником китайских интересов внутри блока АСЕАН. Сегодня даже Вьетнам, который, казалось бы, был еще недавно на грани превращения в союзника США, вновь возвращается к многовекторному курсу внешней политики и ищет балансы в отношениях с США и Китаем.

В то же время очевидно, что контригра АСЕАН, который сумел вернуть в регион США и выстроить довольно успешную систему сдержек и противовесов между Вашингтоном и Пекином, представляется очень рискованной. Американское военное присутствие в регионе растет, китайское тоже, с одной стороны ‑ новые подводные лодки, с другой ‑ непотопляемые острова–авианосцы. Ставки в вооруженном противостоянии все время растут и не факт, что страны АСЕАН смогут решающим образом влиять на ситуацию в регионе и тем более держать ее под контролем.

Дмитрий Мосяков, профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи