Пакистан: генерал Камал Баджва – новый начальник штаба сухопутных войск

P 07.12.2016 U Наталья Замараева

3423123123123
Указом президента Пакистана Мамнуна Хусейна 29 ноября 2016 г. на должность начальника штаба сухопутных войск назначен генерал Камар Джавед Баджва, сменивший на этом посту генерала Рахила Шарифа. Рутинная смена командующего армией для большинства стран мира – это рядовое событие, для Пакистана – чрезвычайной важности.

Влияние военного истеблишмента на внутриполитическое развитие страны традиционно огромно. Внешняя политика, в первую очередь ее региональные векторы, также «подчинены» генералитету. Высокий статус военного командования в стране часто объясняется тем, что больший период времени страной правили военные. И это верно. Дисциплина, корпоративность, профессионализм, адекватное и оперативное реагирование на вызовы формировали «феномен» армии на фоне постоянной конфронтации между другими государственными институтами страны.

Не умаляя достоинств правления двух гражданских правительств  (2008-2013 гг. – президента Асифа Али Зардари, июнь 2013 – настоящее время – премьер-министра Наваз Шарифа), федеральной армии во главе с ее командованием как наиболее устойчивому государственному институту были под силу вызовы, с которыми сталкивался Исламабад. К их числу относятся:

  • борьба с внутренним и внешним террором;
  • провал процесса мирного урегулирования в Афганистане и как результат — резкое обострение двусторонних отношений;
  • жестокость терактов в пограничной с Афганистаном зоне пуштунских племен;
  • на восточном рубеже, в Кашмире — нарушение режима прекращения огня на Линии контроля;
  • национальный проект Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), включая порт Гвадар и предоставление гарантий безопасности в период его имплементации;
  • трансграничные переходы на пакистано-иранской границе;
  • выстраивание нового вектора отношений с монархиями стран Персидского залива.

И если генерал Р.Шариф сумел переломить ситуацию с террором в стране, то вызовом для генерала К.Баджва станет удержание таковой под контролем. Это – базовое требование  к режиму  безопасности, нарушив которое сложно будет имплементировать все заявленные цели. И первым тестом в проекте окончательного «искоренения» терроризма станет вопрос о пролонгации легитимности военных судов (функционируют с января 2015 г. наряду с судами общей юрисдикции) и отмены моратория на смертную казнь.

Согласно 21-ой поправке к конституции, срок действия которой истекает в январе 2017 г.,  военная судебная коллегия правомочна выносить решения о смертной казни в отношении гражданских лиц, причастность которых к терактам доказана и/или которых подозревают в совершении терактов. Заключительный вердикт о смертной казни подписывает лично начальник штаба сухопутных войск. Еще до вступления в должность генерал К.Баджва заявлял, что экстремизм представляет наибольшую опасность для страны. Можно сделать вывод, что практика военных судов будет продолжена. И генералитет вновь столкнется с жестким сопротивлением гражданских государственных структур, агрессией политических партий, кричащих о потенциальном военном перевороте. Нивелировать баланс военно-гражданских отношений  в условиях “неукоренившейся” демократии в Пакистане, по выражению Р.Раббани, председателя верхней палаты парламента, для вновь назначенного начальника штаба представляет очередной вызов.

Генерал К.Баджа уже столкнулся с открытым противостоянием праворелигиозных партий. Реформа медресе (в рамках Национального плана действий (НПД)), инициированная генералитетом и одобренная обеими палатами парламента весной 2015 г., продвигается медленно из-за отказа/саботажа исламскими лидерами многих учебных заведений проходить процедуру официальной регистрации. Легитимизация включает раскрытие источников финансирования и введение государственного курса обучения. По заявлениям самих пакистанских исследователей, учащиеся подвергаются идеологической обработке радикальных исламских мулл, которые часто в медресе и мечетях проповедуют сектантскую ненависть. Таким образом, завершение реформы медресе для командования армией напрямую связано с реализацией доктрины внутренней безопасности государства.

Генерал К.Баджва также «наследовал» приказ (в рамках НПД) реализации реформы Территории племен федерального управления (ТПФУ); ее называют зоной пуштунских племен. Помимо возврата в несколько агентств сотен тысяч временно перемещенных лиц (армия вывозила местных жителей в преддверии операции в Северном Вазиристане в 2014 г.), обустройства инфраструктурных и социальных объектов после артиллерийских и авиаударов, для К.Баджвы остаются и другие вызовы. В частности, вызовом, как для генералитета, так и гражданских государственных структур, является процесс конституционного оформления ТПФУ (Конституция 1973 г. не действует, осуществляется правоприменимая практика местных племен) с целью добровольного вхождения в состав провинции Хайбер-Пахтунхва. Таким образом, на генерала К.Баджва возложена задача «усмирить» пуштунские племена на территории Пакистана, «закрыть» дискуссии о Великом Пуштунистане c афганскими националистами и убедить официальные власти Кабула признать Линию Дюранда в качестве официальной границы между государствами.

Н.Шариф подбирал кандидатуру на высший военный пост, ставя ему задачу гарантировать режим безопасности в стране в период подготовки и проведения всеобщих парламентских выборов в мае 2018 г. Важность демократического сценария предвыборной кампании для клана Шарифов высока. Младший брат премьера Шахбаз Шарифа (главный министр крупнейшей провинции Панджаб) планирует выдвинуть свою кандидатуру, победить и … сменить Наваза на посту премьер-министра.

С апреля 2015 г. национальным, системообразующим проектом для Пакистана является Китайско-пакистанский экономический коридор. В ноябре с.г. стартовал первый торговый караван из китайского Кашгара до пакистанского порта Гвадар на берегу Ормузского пролива с последующей перевалкой грузов на морские суда и далее на рынки стран Персидского залива, северной Африки. Реализация КПЭК стимулировала  вызовы внутреннего и внешнего характера. Еще до подписания контракта КПЭК председатель КНР Си Цзиньпин  получил заверения от командования федеральной армией по охране и поддержанию режима безопасности на протяжении всех его участков. Например, секция КПЭК в Белуджистане составляет 870 км. Первые километры КПЭК пролегают по районам Гилгит-Балтистана в непосредственной близости от Линии контроля. Индия неоднократно делала резкие заявления о неправомерности и нецелесообразности прокладки маршрута. Здесь и пригодятся знания генерала К.Баджва, имеющего многолетний опыт службы по поддержанию правопорядка в Кашмире и северных районах страны, когда он командовал военным подразделением Северных территорий.

Задача усиления режима безопасности уже повлекла формирование двух дополнительных армейских соединений в федеральной армии. Дальше – больше. Глубоководный порт Гвадар на берегу Ормузского пролива является точкой сопряжения сухопутного и одновременно морского маршрутов нового Шелкового пути. Он предоставляет широкие возможности для мультимодальной современной мировой торговли, которая все больше и больше использует контейнеровозы класса Triple-E. Оборона и безопасность береговой линии и военных баз на побережье, а также организация морской торговли в порту требует усиления безопасности навигационных условий. Это ставит новые задачи перед ВМС Пакистана, включая расширение парка и модернизацию военных кораблей.

Одним из вызовов, на который генерал К.Баджва ответит лично, это – статус уже бывшего начальника штаба сухопутных войск. Генерал Р.Шариф в народе получил широкое признание и уважение и именуется не иначе как национальный герой. Его фотографии прикреплены на ветровых стеклах большинства автомашин местных жителей. Успех в широкомасштабной военной операции «Удар меча» в агентстве Северный Вазиристан по искоренению иностранных боевиков и позднее борьба с внутренним терроризмом во внутренних районах страны, в провинциях Синд, Панджаб и Белуджистан снискали ему заслуженное уважение. Генералу К.Баджва по конституции 1973 г. также отпущено три года службы на новом назначении. Это краткий срок, чтобы дослужиться до звания национального героя.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи