Политика мягкой силы Китая в Юго-Восточной Азии

P 30.03.2017 U Наталия Рогожина

579803174
«Мягкая» дипломатия призвана повысить привлекательность страны и улучшить её имидж с тем, чтобы усилить её влияние в мире и создать благоприятные условия для упрочения экономических позиций, используя такие инструменты политики, как культуру, образование, идеологические ценности, наряду с торговлей и инвестициями. По мнению руководства Китая, страна не сможет стать великой державой без осуществления политики мягкой силы.

Однако по индексу ее эффективности (он применяется для оценки влияния одного государства на другие) Китай в 2016 г. занял только 28-ое место в мире. Но в Юго-Восточной Азии этот показатель намного выше. Опрос общественного мнения свидетельствует о том, что большинство населения (за исключением вьетнамцев) считает, что Китай оказывает сильное влияние на страны региона, при этом доминирует позитивное отношение к этому процессу.

Во многом это связано с проводимой Китаем политикой мягкой силы, которая должна продемонстрировать его намерение обеспечить мир и процветание в регионе путем укрепления и расширения взаимовыгодного сотрудничества с соседними странами.

То, что это выгодно Китаю, не вызывает сомнения. Его интерес к ЮВА мотивируется амбициями на политическое и экономическое доминирование в АТР. В этих целях и задействуются механизмы политики мягкой силы, среди которых превалируют экономические, призванные повысить привлекательность Китая для стран ЮВА и завоевать их доверие. Китай стал их основным торговым партнером, наращивает объем своих инвестиций в соседние страны и становится их основным донором, постепенно оттесняя с лидирующих позиций Японию и США.

Регион Юго-Восточной Азии обладает целым рядом преимуществ для обеспечения экономического роста Китая: богат природными ресурсами, имеет объемный рынок для экспорта китайской продукции, крайне выгоден для инвестиций, вписан в китайский проект «Нового шелкового пути».

Но для стран Юго-Восточной Азии мягкая дипломатия Китая оборачивается как выгодами, так и потерями. Выгоды – в возможности получить доступ на китайский рынок, к современным технологиям и, что особенно важно, к финансовым ресурсам. Однако наряду с извлечением пользы от расширения добрососедских отношений с Китаем они сталкиваются и с немалыми рисками.

Экономические риски. Образ Китая как великодушного спонсора стран ЮВА, каким он стремится себя представить, может поблекнуть на фоне потери ими своих конкурентных преимуществ в условиях экономического доминирования КНР в регионе. Льготные условия китайских кредитов привязывают их исключительно к китайским поставкам оборудования и даже к использованию китайской рабочей силы в осуществлении проектов развития. Возрастают экономические риски для мелкого и среднего национального предпринимательства, о чем открыто заявляют его представители в разных странах ЮВА.

И, судя по опросу общественного мнения, китайская модель развития воспринимается как наименее привлекательная в регионе именно в силу вышеперечисленных факторов.

Политические риски. Экономическое сближение с Китаем в странах с авторитарными режимами, такими как Камбоджа и Таиланд, способствует укреплению позиций властных структур, а в странах с демократическими формами правления, такими как Индонезия и Малайзия, вызывает рост антикитайских настроений, что используется оппозицией в политической борьбе.

На региональном уровне экономический «подкуп» властных структур, прежде всего в Камбодже и Лаосе, помог Китаю избежать формирования согласованной позиции АСЕАН по территориальным спорам в Южно-Китайском море.

Риски культурной экспансии. Если применение экономических инструментов мягкой силы имеет своим объектом государство и частный бизнес, то для повышения своей привлекательности среди населения Китай действует иначе, используя в основном методы пропаганды и живой агитации, популяризации своей культуры. И в этом плане китайское руководство рассчитывает не только на такие их традиционные формы, как средства массовой информации (радиовещание, телевидение и газеты), но и на китайских туристов как носителей китайской культуры и ценностей.

Только в 2016 г. страны ЮВА посетило 18,6 млн китайцев. Наиболее популярным туристическим местом стал Таиланд. Туризм обеспечивает 11% ВВП страны. Но трансформируются ли эти экономические дивиденды в позитивный образ Китая, как того желает его руководство?

Китайские туристы пользуются «дурной славой» в странах ЮВА. Несмотря на экономические выгоды, местное население испытывает культурный шок от массового наплыва китайских туристов. Их обвиняют в грубости, невежестве, в пренебрежении к традициям принимающей стороны. Поэтому вряд ли китайские туристы способствуют формированию благожелательного отношения к Китаю.

Решение этой задачи также возлагается на Институты Конфуция, призванные экспортировать китайскую культуру. Руководство Китая считает, что страна повысит свою привлекательность, если большее число людей будет знакомо с её культурой и языком. В странах ЮВА сегодня насчитывается 41 этих китайских образовательных учреждений (большая часть в Таиланде: 13 институтов Конфуция и 11 классов Конфуция), где они имеют покровителей в лице королевского дома. В отличие от западных стран, где Институты Конфуция нередко подвергаются критике со стороны ученых и преподавателей, в Таиланде они пользуются популярностью, особенно среди тех, кто имеет китайские корни, а их в стране насчитывается порядка 40% населения.

Тем не менее преувеличивать значение этих образовательных учреждений для повышения привлекательности Китая в странах ЮВА не стоит. Молодые люди по-прежнему предпочитают получать заграничное высшее образование в Австралии, Великобритании и США.

Хотя опрос общественного мнения и свидетельствует в пользу признания за Китаем позитивного влияния на страны Юго-Восточной Азии, однако это не исключает аналогичного мнения относительно других стран – США, Японии и Южной Кореи, которые остаются главными конкурентами Китая в регионе.

Сегодня, когда новый президент США заявил о пересмотре внешнеполитического курса в АТР, у Китая повышаются шансы на доминирование в регионе, в том числе и за счет использования инструментов мягкой дипломатии. В то же время помешать этому могут как взятый Китаем курс на милитаризацию Южно-Китайского моря, территориальные споры со странами Юго-Восточной Азии, так и их собственные опасения относительно сближения с Китаем.

Наталия Рогожина, доктор политических наук, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи