Еще раз о кризисе западноевропейской цивилизации

P 07.07.2017 U Владимир Машин

21452179627
Политологи из США и западноевропейских государств все чаще пишут о кризисе Запада. Действительно, разброд, который сейчас царит в Вашингтоне, разлад Европейского союза, а также обостряющиеся разногласия между Вашингтоном и европейскими столицами многих приводит к выводу о глубокой деградации западной цивилизации. Причем особенно гротескно это проявляется не только в нагромождении экономических трудностей, финансовых скандалах, разъедающей общество коррупции, нравственном разложении, но и в скудости интеллектуальной мысли современного западного истеблишмента.

Порой создается впечатление, что западные элиты живут в отрыве от реальности, в каком-то ином, созданном ими мире, а их уверенность в собственном величии и непогрешимости настолько укоренилась, что они не в состоянии адекватно оценивать новые вызовы и угрозы. Иллюстрацией этому могут послужить следующие рассуждения министра обороны Великобритании М. Фэллона (в газете «Дейли Телеграф»). «На нас совершают нападение не потому, что мы проигрываем, а потому, что завидуют тому, как успешно распространяются наши ценности и убеждения по всему миру…. Мы вовлечены в битву идей, и мы должны в ней победить». Министр призывает Запад действовать решительно и уверенно, и вновь провозгласить «великие ценности». Порой создается впечатление, что некоторые политические деятели Запада, в глубине души понимая, что кризис набирает силу, пытаются подобной риторикой самих себя подбодрить.

Неплохо было бы некоторым английским лидерам, прежде чем учить других, посмотреть на самих себя: англичанам пока никак не удается справиться ни с Брекзитом, ни с волной террора, ни с намерением Шотландии выйти из состава королевства, ни с растущим разрывом между богатыми и бедными.

Парадоксальным можно назвать тот факт, что правящие элиты пребывают во власти представлений о собственном вечном превосходстве, праве на менторство и порицание других. Абсолютно уверенный в прочности своих позиций бывший премьер Великобритании Д.Камерон сам инициировал референдум и в результате лишился своего поста. Не менее амбициозная и уверенная в своих силах нынешний премьер Тереза Мэй рассчитывала на безусловный успех на объявленных ею выборах. Ныне, чтобы сгладить неудачу и сохранить позиции во власти, ей понадобилась поддержка Демократической юнианистской партии Ирландии, и для этого премьер была вынуждена «раскошелиться» на 1 млрд фунтов стерлингов.

Весьма опасным феноменом современного общества является глубокое и растущее экономическое расслоение на богатую элиту и бедные массы. По мнению ряда известных ученых, например, канадского профессора Т. Гомер-Диксона, этот разрыв, достигнув критический точки, может привести к коллапсу, к перегрузке и слому общественных механизмов и институтов.

Все больше экспертов в этом плане указывают на Великобританию, где классовый разброс в последние 15 лет становится все более явным и ощутимым. Это признавала и глава правительства Тереза Мэй, когда вступала на этот пост. Об этом откровенно писала на днях американская «Нью-Йорк таймс», указывая в статье «Сломанная лестница социальной мобильности Британии», что в Англии только 4% врачей и 6% адвокатов могут быть отнесены к выходцам из рабочих слоев. Никогда раньше выпускники из богатых семей с социальными связями не имели таких возможностей в сфере получения престижной работы: дети из обеспеченных семей имеют в 4 раза больше шансов попасть в один из 24 основных английских университетов по сравнению с их сверстниками из бедных слоев общества. Из ежегодного 6500 набора студентов в Оксфорд и Кембридж только 40 могут быть отнесены к малообеспеченным.

Пожалуй, наиболее очевидным красноречивым проявлением своего рода интеллектуальной несостоятельности является политика Европейского союза в отношении Средиземноморья.

После распада СССР тогдашние лидеры ЕС решили воспользоваться ситуацией, чтобы затвердить свое безусловное приоритетное право на обеспечение стабильности в Средиземноморье, которое рассматривается ими как мягкое подбрюшье Европы. В 1995 г. была принята так называемая Барселонская декларация, которая устанавливала евро-средиземноморский проект широчайшего сотрудничества двух берегов моря (южного и северного). В Барселонский процесс не были приглашены ни США, ни Россия, т.е. европейцы сделали заявку на то, что они сами сумеют обеспечить здесь мир и стабильность. Торжественно была провозглашена цель создания зоны свободной торговли к 2010 году. Вскоре стало ясно, что европейские государства хотели лишь открыть рынки стран южного средиземноморья для своих промышленных товаров, но не допускать к себе сельскохозяйственную продукцию прибрежных африканских и азиатских государств, поэтому идея зоны провалилась.

О Барселонском процессе написаны десятки книг и сотни статей, в которых на разные лады доказывались преимущества евро-средиземноморского проекта и блага, которые отныне получат граждане средиземноморских стран. Не представляло труда предвидеть нереальность целей Барселонского процесса. Спустя некоторое время его заменили новым проектом – Союз Средиземноморья. С этим предложением выступил тогдашний президент Франции Н. Саркози. Под барабанный бой широковещательных заявлений была сформулирована идея объединения всех прибрежных государств (правда, А. Меркель быстро напомнила Н. Саркози кто в Европе хозяин, и в результате в ряды прибрежных были добавлены все члены Евросоюза).

В Париже в торжественной обстановке было объявлено о том, что отныне 44 государства сделают этот район мира процветающей зоной. Дальше этой встречи в Париже дело не пошло, поскольку уже наступало время так называемой «арабской весны», и английские и французские самолеты НАТО при поддержке США приступали к бомбардировке одной из самых стабильных и богатых средиземноморских стран – Ливии. Так была похоронена не только идея средиземноморского союза, но произошло трагичное и ужасное: под бомбами НАТО погибло несколько десятков тысяч ливийцев.

Очевидным свидетельством несостоятельности политики Евросоюза в отношении зоны Средиземноморья является история с приемом Турции в состав Европейского союза: статус страны-кандидата Анкара получила в 1999 г., переговоры о вступлении в ЕС начались в 2005, но конца и края этому процессу не видно.

И, наконец, потоки мигрантов – одна из самых острых и драматических проблем сегодняшней Европы, которая является прямым следствием близорукой политики западных лидеров. Солидарности по этому вопросу в ЕС нет. Польша и Венгрия отказались предоставлять людям убежище. Официальный Рим требует от ЕС помощи и угрожает закрыть порты для гуманитарных спасательных кораблей.

Нынешние европейские руководители своими действиями создали новые очаги напряженности, конфликты в Ираке, Сирии, Афганистане, в Северной Африке, увеличивая волну беженцев, с которой до сих пор Евросоюз не может справиться.

Современные события в странах ЕС – экономические неурядицы, нарастающие проблемы с мигрантами, состояние напряженности и страха вслед за потрясшими страны Западной Европы актами насилия и террора – горькое подтверждение тому, что простым людям приходится платить высокую цену за безответственность, высокомерие, эгоизм, равнодушие своих лидеров.

Владимир Машин, кандидат исторических наук, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи