Пакистан и американская Стратегия в Афганистане и Южной Азии 2017 г.

P 10.09.2017 U Наталья Замараева

341231231

Различия в подходах США к Афганистану, Индии и Пакистану в рамках новой Стратегии в Афганистане и Южной Азии 2017 г. обусловили, соответственно, три ответные реакции. Власти Кабула ожидали и широко приветствовали возвращение США. Нью-Дели воодушевился поддержкой Белого дома дальнейшего развития проекта стратегического партнерства. И только Исламабад подверг Стратегию США жесткой критике. Наибольшим оскорблением для Пакистана стало обвинение Д. Трампа в якобы предоставлении мест укрытий для террористов.

Напомним, что на протяжении многих лет Пакистан опосредовано был включен в управление затянувшимся конфликтом в Афганистане, откуда идут потоки беженцев, наркотиков и оружия. В Исламабаде считают, что гражданская война в Афганистане, одну из сторон которой поддерживают США, дестабилизирует и страну, и регион.

С июня 2014 г. генералитет Пакистана проводит широкомасштабные военные операции по уничтожению иностранных и местных боевиков как в пограничной с Афганистаном зоне пуштунских племен, так и во внутренних районах страны, в частности в мегаполисе Карачи и провинции Панджаб. В результате к 2017 г. значительная часть боевиков была «выдавлена» через Гиндукуш в Афганистан.

Одновременно федеральная армия активно занимается обустройством пограничной линии: укреплены действующие контрольно-пропускные пункты, установлены дополнительные наблюдательные вышки, ведется ограждение пограничной линии, введен визовый режим.

Заявленная на днях «обновленная» Стратегия США в Афганистане и Южной Азии явно ставит цель заставить Пакистан делать больше, по их мнению, в борьбе с терроризмом. Она включает дипломатическую, военную и финансовую составляющие. Госсекретарь Р. Тиллерсон заявил об изменении статуса Пакистана, и отныне США рассматривают Исламабад не как внеблокового стратегического союзника, а просто союзника. Планируются санкции, направленные на ограничение развития ядерной программы Пакистана с целью, по заявлению Госдепартамента, «избежать попадания оружия массового поражения в руки боевиков». В 2017 г. в Вашингтоне уже раздавались призывы объявить Пакистан «государством – спонсором террора».

Еще весной 2017 г. США отказали Исламабаду в финансировании 350 млн долл, обвинив его в недостаточных действиях в антитеррористической кампании.

Своей стратегией в Афганистане Вашингтон заставляет американских военнослужащих наносить военные удары по террористам во внутренних и южных провинциях Афганистана. Уцелевшие боевики затем выдавливаются американскими коалиционными войсками в южные провинции и далее, через Линию Дюранда, в Пакистан. В пограничных районах Пакистана по предполагаемым местам укрытий террористов США планируют проводить военные операции при поддержке авиаударов американских дронов.

Исламабад дал симметричный комплексный ответ последним обвинениям Вашингтона в предоставлении мест укрытий для террористов, не признав их и выдвинув ряд требований к США в отношении Афганистана, исключающих лидирующую роль Индии в регионе.

Пакистан выразил сожаление игнорированием США огромного числа жертв (а это более 60 тысяч убитыми и ранеными), а также понесенных экономических потерь, которые исчисляются в 123 млрд долл. Несмотря на это, Исламабад подтвердил, что продолжит глобальные усилия в борьбе с терроризмом, считая, что это явление представляет угрозу для всех народов мира, и не позволит использовать свою территорию в войне против какой-либо страны.

Угрозу миру и безопасности Исламабад связывает с неразрешенным до сегодняшнего дня конфликтом в Джамму и Кашмире, который, по его мнению, и является основным препятствием на пути к миру и стабильности в регионе.

По сути, Пакистан следующим образом определяет свою позицию по Афганистану:

  • отрицает исключительно военное решение кризиса в Афганистане, подчеркивая, что действия американских и Международных сил содействия безопасности в течение 2001-2014 лет не привели к миру;
  • призывает к политическому урегулированию, считая, что только возглавляемый и руководимый афганцами процесс политического урегулирования вправе привести к устойчивому миру в стране;
  • заявляет, что правительство Кабула должно поддерживать диалог с талибами.

Исламабад выразил готовность к сотрудничеству с международным сообществом в достижении общей цели содействия миру и стабильности в регионе Южной Азии. Еще весной 2017 г. он анонсировал проект урегулирования в Афганистане. В августе военно-гражданские власти подтвердили его, подчеркнув, помимо важности ликвидации мест укрытий боевиков в Афганистане, необходимость управления границами, возвращения афганских беженцев из Пакистана и активизации мирного процесса для политического урегулирования в Афганистане, предусматривая участия талибов во властных структурах.

Парламент, Национальная ассамблея (НА) и Сенат Пакистана осудили «враждебные и угрожающие» заявления президента США Д. Трампа и генерала Дж.У. Николсона, командующего американскими войсками в Афганистане и одновременно призвали правительство Пакистана предпринять следующие шаги, такие как:

  • отсрочка дипломатических визитов между Вашингтоном и Исламабадом. Представители администрации США смогут посещать Пакистан только с разрешения федерального правительства;
  • приостановка сотрудничества с США, в частности предоставление наземных и воздушных линий связи через территорию Пакистана;
  • возвращение всех трех миллионов афганских беженцев на родину;
  • усиление контроля за границей («запечатывание» границы) с Афганистаном; требование аналогичных действий со стороны властей Афганистана и командования американскими войсками.

Одновременно Исламабад выразил озабоченность в связи с ростом числа боевиков запрещенной террористической группировки ДАИШ и ряда других террористических группировок (в частности, ДТП -Tehreek-i-Taliban Pakistan и Джамаатул Ахрар – Jamaatul Ahrar и других) в афганских провинциях, граничащих с Пакистаном, и потребовал от Афганистана, США и их союзников закрыть границы для лидеров группировок, осуществляющих теракты против его страны.

Комитет национальной безопасности (КНБ) Пакистана, в состав которого входят члены кабинета министров и генералитета, призвал власти Афганистана и командование американским военным контингентом в Афганистане незамедлительно уничтожить места укрытий террористов. КНБ заявил, что на территории Афганистана свободно перемещаются боевики, бежавшие из Пакистана, а афганские власти предоставляют им документы, удостоверяющие личность, для облегчения их передвижения. Такие террористы из мест укрытий в Афганистане совершают нападения на пограничные посты в Пакистане.

Курс президента США Д. Трампа на изоляцию Пакистана в регионе оказался провальным. Поэтому не удивительно, что, после американских обвинений Пакистана в укрывательстве террористов, Китай и Саудовская Аравия обратились к США и мировой общественности признать вклад Исламабада в борьбу с терроризмом.

Упреки Вашингтона в адрес Исламабада не учли того, что Пакистан с 2016 г. является частью Исламского военного альянса (ИВА), а Р. Шариф, пакистанский боевой генерал в отставке, с мая 2017 г. возглавляет ИВА. При вступлении в должность он заявил о своей миссии защиты и единения в мусульманском мире. Таким образом, угроза нарушению суверенитета и территориальной целостности одного из государств-членов ИВА рассматривается командованием коалиции ИВА как военная угроза мусульманскому миру.

В этих условиях представляется явно поспешной антипакистанская направленность Стратегии США в Афганистане и Южной Азии, учитывая, в том числе, неофициальный, но ядерный статус Пакистана. Кроме того, с учетом развития с 2015 г. масштабных инфраструктурных проектов Исламабадом в рамках Экономического пояса Шелкового пути, реализация которых повысит ВВП страны на 3% (по расчетам пакистанских экономистов), Пакистан намерен жестко защищать страну не только от региональных и международных агрессий, но и от выдвигаемых в его адрес обвинений в предоставлении мест укрытий для террористов.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи