Монголия на пути к интеграции

P 30.10.2017 U Владимир Одинцов

6754654

После победы на июльских президентских выборах кандидата от оппозиционной Демократической партии Халтмаагийн Баттулга, Монголия активно стала решать застойные проблемы в экономике и социальной жизни страны.

7 сентября Великий Хурал Монголии отправил в отставку кабинет министров Жаргалтулгын Эрдэнэбата за нарушение законов страны по ключевым экономическим вопросам, связанным с концессионными сделками, детскими пособиями и долями акций в горнодобывающей компании.

И вот, после двухдневного обсуждения на пленарном заседании сессии парламента 20 октября был утвержден новый состав правительства Монголии, которое теперь возглавляет Ухнаагийн Хурэлсух. Как отметил спикер парламента Миеэгомбын Энхболд на открытии осенней сессии парламента 2 октября, новое правительство Монголии столкнется с серьезными внешними и внутренними долгами, объем которых на август этого года составлял 73,8% ВВП.

Поэтому среди первостепенных задач, к которым должно приступить правительство У. Хурэлсуха, стало восстановление национальной экономики, развитие остающейся весьма важной для экономики страны горнодобывающей промышленности, поддержание использования возобновляемых источников энергии, развитие сферы здравоохранения и образования, привлечение прямых иностранных инвестиций. Монголия на данном этапе своего развития сталкивается с рядом серьёзных вызовов социально-экономического характера. Поэтому монгольский народ ожидает от нового правительства повышения уровня заработной платы, искоренения бюрократии и сбалансирования полномочий государственных органов.

С учетом экономической политики предыдущего правительства в последние годы, многие международные эксперты считали, что рост монгольской экономики в 2017 г. будет под большим сомнением. Согласно весенним прогнозам Всемирного банка, экономика Монголии застопорится в 2017 году, поскольку правительство восстановит свой долг до устойчивого уровня, но ожидается умеренное ее оживление в 2018 году. В 2018 году рост экономики Монголии достигнет 1,9 процента и 8,0 процента в 2019 году. Учитывая зависимость страны от экспорта продукции горнорудной продукции, цены на которую весьма волатильны, ожидалось, что прирост ВВП Монголии также будет испытывать заметные колебания в ближайшее время.

Обладая запасами природных ресурсов, но не имея выхода к морю, в условиях падения мировых цен на полезные ископаемые, Монголия вынуждена проводить структурные реформы с целью предотвращения снижения объёмов иностранных инвестиций. Регион богат залежами вольфрама, никеля, золота, есть большие не освоенные месторождения угля и нефти. Развитое животноводство и производство хлопка делает Монголию желаемым стратегическим партнером для стран региона.

Поэтому не удивительно, что лидеры двух крупнейших держав Евразии – Китая и России – недвусмысленно призывают Монголию к более тесному геополитическому союзу, пытаются всячески заинтересовать ее взаимовыгодными проектами.

Монголия как член ВТО не добилась больших показателей товарооборота с 2005 года со странами ЕС, поскольку мировой экономический кризис и санкции ЕС против России снизили спрос и предложения из-за избыточного товара в странах Европы. Эти тенденции, а также устойчивый рост ВВП стран ЕАЭС, повлияли на принятие решения Улан-Батора о вступлении в ЕАЭС. Монгольская сторона подтвердила заинтересованность заключения с ЕАЭС соглашения о свободной торговле, и вопрос о его подписании сегодня находится в активной стадии. В рамках этого документа планируется снизить пошлины и ввести единую международную систему сертификации, что сэкономит предпринимателям время и деньги.

Экономика Монголии нуждается в помощи от партнеров региона для восстановления ВВП страны и оживления сельского хозяйства и промышленности. Данный регион считать убыточным нельзя, поскольку он страдает не из-за внешнего фактора. На экономику страны влияет климат и слабое развитие транспортной сети, а также малочисленное население страны, примерно 3,2 млн человек.

Улан-Батор сегодня стремится выстраивать свою политику, сочетая новые тенденций с традиционными мотивами. Это в определенной мере отразилось в разработке и реализации концепции «степного пути», в основе которого лежит понимание начавшихся евразийских интеграционных процессов и необходимости определения места страны в этом процессе. Поэтому активное развитие горнодобывающей отрасли и расширившиеся поставки минеральных ресурсов за границу вынуждают Улан-Батор совершенствовать транспортно-логистическую инфраструктуру, которая сегодня существует в зачаточном состоянии и зависит от транспортных артерий Китая и России.

Вот почему для Улан-Батора крайне важно использовать российский и китайский факторы в своем экономическом развитии. КНР и РФ являются первым и вторым по значимости внешнеторговыми партнерами Монголии, три четверти всех импортных потоков поступают из Китая и России. А Китай к тому же — один из главных инвесторов в ее экономику. Таким образом, именно Россия и Китай становятся теми партнерами, с которыми Монголия намеревается строить «степной путь» и сопрягать собственный проект с ЕАЭС и китайским «Экономическим поясом Шелкового пути».

Понимая важность для страны активного участия в региональных интеграционных процессах, Монголия вошла в качестве наблюдателя в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Главными задачами этой организации провозглашены укрепление стабильности и безопасности на широком пространстве, объединяющем государства-участников, борьба с терроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, наркотрафиком, развитие экономического сотрудничества, энергетического партнерства, научного и культурного взаимодействия. Задуманная как евразийская полноценная интеграция, сегодня ШОС, к сожалению, становится возможной только как евро-азиатская из-за стремления Европы в ее худших традициях разделять и властвовать, хотя это сегодня у нее уже не очень-то и получается. Поэтому вместо совместного создания единой структуры будут существовать и развиваться две (европейская и азиатская военно-политические и экономические структуры), и лишь на втором этапе, если к тому времени сумеет сохранить своё единство Европа, начнётся процесс взаимодействия и интеграции этих двух автономных структур.

Хотя Монголия пока участвует в работе ШОС в качестве наблюдателя, без сомнения, ее статус в этой организации уже в ближайшее время будет повышен. В любом случае уже сейчас Монголия может без каких-либо ограничений сотрудничать в реализации проектов и программ ШОС в сферах безопасности, энергетики, транспорта, сельского хозяйства и региональной антитеррористической структуры, что вызывает естественную заинтересованность Улан-Батора.

Проводимая правительством У. Хурэлсуха интеграционная политика в отношении ЕАЭС и ШОС уже положительно воспринята иностранными экспертами. Так, Азиатский банк развития (АБР) представил обновленную версию Азиатского развития в 2017 году (Asian Development Outlook 2017), где отмечает, что начавшийся в 2017 г. рост экономических показателей Монголии, вероятно, продолжится, так как экспорт угля увеличивается, а доверие к бизнесу укрепляется. В соответствии с новым докладом АБР, продолжающаяся приверженность макроэкономической стабильности в сочетании с благоприятной внешней средой должна означать, что восстановление Монголии продолжается.

В своем флагманском экономическом издании Asian Development Outlook 2017, АБР прогнозирует возможность дальнейшего роста экономики Монголии до 4% в 2017 и 3% в 2018 году, вместо ранее предполагавшегося в 2,5% и 2% соответственно. И безусловным ключом к этим положительным преобразованиям является стремление сегодняшней Монголии к участию в региональных и мировых интеграционных процессах, в первую очередь с ЕАЭС и ШОС.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи