ЕС и государства Средней Азии

P 17.11.2017 U Владимир Одинцов

674354523

Как уже отмечалось ранее, по мере смещения центра мирового развития в сторону Азиатско-Тихоокеанского региона, геополитическая значимость Средней Азии на Евразийском континенте заметно возрастает. Помимо Китая и США повышенный интерес к региону Средней Азии в последнее время стал проявлять Евросоюз, заинтересовавшийся не только энергоресурсами и наличием значительных природных богатств региона, но также и транспортными коридорами, которые способны существенно оживить торговлю, а вместе с ней и экономику ЕС. Это подтверждает тезис, что все ведущие мировые игроки в последние годы соревнуются за доминирование в регионе, что является если не главной, то одной из основных их целей в Средней Азии.

Касательно восприятия населением региона того или иного внешнего игрока, стремящегося к доминированию в этом регионе, необходимо отметить, что к России в целом оно сопряжено с симпатиями. Это обуславливают не только многие десятилетия совместной истории и эпоха советской индустриализации региона, но и объем сегодняшнего финансового содействия России, остающейся главным не только экономическим, но и политическим партнером стран СА. Попытки западной пропаганды уменьшить российское влияние путем активно проталкиваемого через западные СМИ и НКО тезиса об «агрессивности России на примере Украины», мнением широкой местной общественности не разделяется. Если же говорить о других внешних игроках, то необходимо признать, что уровень синофобии в регионе пока достаточно высокий, как и в основном негативное отношение к США в силу всем известных причин имперского поведения Вашингтона в мире. На этом фоне отношение к ЕС в целом отличается сравнительной позитивностью, по крайней мере, не наблюдается сильно выраженное неприятие.

Серьезное внимание на регион Средней Азии Евросоюз обратил около пятнадцати лет назад, приняв в 2003 г. Стратегию безопасности ЕС, которая предусматривала заключение соглашений между Евросоюзом и странами Центральной Азии. Хотя Евросоюз и назвал свою политику Центрально-азиатской Стратегией, тем не менее она направлена на установление сотрудничества только с пятью государствами постсоветского пространства Средней Азии – Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном, Узбекистаном.

В 2007 г. ЕС закрепил свои намерения в отношении этого региона принятием документа «ЕС и Центральная Азия: стратегия для нового партнерства», где были поставлены цели развития политического диалога через регулярные встречи представителей ЕС и министров стран региона. В рамках этой уж обновленной Стратегии, ЕС, с акцентированием на проблемы прав человека, провозгласил развитие взаимодействия со странами региона в следующих областях: образование, законодательство, энергетика и транспорт, окружающая среда и водные ресурсы, управление границами и наркотрафик, торговля и экономические отношения. Для реализации поставленных задач были организованы отделения Европейской службы внешних связей в странах СА, через которые ЕС стал не только самоутверждаться как «весьма важный региональный игрок», но и стремиться оказывать влияние на региональную политику.

В 2015 и 2017 гг. эта Стратегия корректировалась и дополнялась, был усилен акцент на взаимодействии в области безопасности и энергетики. В 2016 г. Кыргызстан впервые в истории посетила канцлер ФРГ Ангела Меркель. 9 ноября Узбекистан посетила делегация Евросоюза во главе с руководителем европейкой дипломатии Федерикой Могерини.

10 ноября в Узбекистане состоялось уже 13-ое по счету заседание глав внешнеполитических ведомств стран Средней Азии и Евросоюза в формате “5+1″, участники переговоров обсудили вопросы безопасности, экономического развития и роли Европейского союза в регионе.

Своими последними шагами Евросоюз демонстрирует свой неприкрытый интерес к энергоресурсам региона, транспортными коридорами, а также намерение расширить свое влияние в Средней Азии, в том числе и путем повышения финансирования программ помощи. Однако необходимо подчеркнуть, что ассигнования ЕС несопоставимы по объему с финансовым содействием России странам региона, а отдача от программ Евросоюза не всегда понятна и прозрачна.

Страны Средней Азии рассматриваются ЕС как энергетические партнеры в рамах стремления Евросоюза диверсифицировать поставки нефти и газа.  Но если посмотреть на карту, то видно, что Евросоюз почти со всех сторон окружен поставщиками углеводородов, и Средняя Азия — наименее важный из них, учитывая объем добычи и, самое главное, транспортировку. Кроме того, в обозримом будущем перспективы доставки энергоносителей из Средней Азии в Европу остаются крайне туманными. Тем не менее Брюссель предпринимает усилия по развитию сектора добычи и энергетики в регионе.

В связи с разгромом террористической группировки “Исламское государство” в Сирии и Ираке, значительно возросшей угрозы нестабильности в некоторых государствах Средней Азии, многие граждане которых состояли в рядах ДАИШ и планируют вернуться либо на родину, либо в виде мигрантов выехать в Европу, вопросам сотрудничества со странами региона в борьбе с терроризмом в последнее время стало уделяться повышенное внимание. Сегодня многие эксперты не исключают, что из зон боевых действий в страны Средней Азии может экспортироваться новая модель экстремизма — модернизированная технологически и тактически, адаптированная к специфике многонационального состава участников. Это происходит на фоне таких сложных явлений, как самоидентификация тюркских народов, корректировка традиционного образа жизни и, самое главное, геополитического соперничества в регионе. Поэтому отдельным разделом сотрудничества идут инициативы ЕС в сфере безопасности.

Своими последними шагами Брюссель демонстрирует, что намерен несколько сместить акценты и перейти от взаимодействия со Средней Азией в формате двух регионов к более тесным отношениям с каждой из стран постсоветского юга. ЕС по-прежнему новичок в данном регионе и, предлагая свои программы и финансирование, он, по сути, еще зондирует почву, выявляя точки проникновения, которые в дальнейшем можно использовать. Если посмотреть официальные отчеты и программы ЕС, то становится очевидным, что Евросоюз скорее стремится к распространению информации о себе и созданию имиджа «престижного партнера», нежели к действительному решению проблем безопасности в регионе. Также вызывает удивление игнорирование Евросоюзом присутствия России в данном регионе, учитывая, что ее содействие развитию стран Средней Азии в разы превышает европейское.

Европа 15 лет назад, запуская первую версию Стратегии для постсоветского юга с бюджетом 750 миллионов евро, столкнулась с дефицитом специалистов по странам региона. За прошедшие годы европейцы открыли для себя эти государства и хочется надеяться, что теперь Брюссель будет совершать здесь меньше промахов.

Владимир Одинцов, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи