К итогам саммита в Сочи

P 23.11.2017 U Петр Львов

7335tg

По итогам трехстороннего (Россия – Иран – Турция) саммита в Сочи 22 ноября было согласовано общее заявление трех лидеров, в котором в общих чертах отмечены несколько моментов: война с ДАИШ в САР почти завершена; Сирию необходимо восстановить, и для этого нужно подумать, откуда и у кого взять финансовые средства; нужно реформировать нынешнюю систему власти в стране; проводить выборы необходимо под наблюдением ООН (за это выступила Москва – Примеч. автора).

Также руководители трех стран призвали продолжить процесс деэскалации в Сирии, подтвердили продолжение сотрудничества в борьбе с террористами и поддержали широкий межсирийский диалог. Каждый из глав государств сделал заявления от себя, в которых акцентировал то, что именно ему важно, а не «тройке». И никто не скрывал, что взгляды на будущее Сирии, как, впрочем, и на нынешнюю ситуацию там, серьезно различаются. По большому счету, между лидерами состоялся откровенный обмен мнениями, что само по себе весьма важно. Остается только проанализировать итоги этого мероприятия и попытаться оценить ситуацию и то, что будет дальше.

Нужно для начала просто понять, что имеется одно очень важное измерение послевоенного урегулирования в Сирии (точнее, попытки его урегулирования), и что существует два расклада внешних игроков. С одной стороны, – США, Израиль и Саудовская Аравия, с другой – Россия, Турция и Иран. Здесь нужно добавить «и примкнувшие к ним» прокси-силы и внешние участники, хотя, по понятным причинам, в силу мощи первой коалиции число «примыкающих» к ним существенно больше.

Одна из фундаментальных причин создания первой коалиции – Иран, с его региональным проектом создания «шиитской дуги». Сирийский конфликт был важен для них как раз для ослабления Ирана, а потому в любой форме Сирия должна была стать территорией, на которой Иран будет «сжигать» свои ресурсы. Не только Сирия, конечно. Есть и Йемен, куда иранцы вошли во многом вынужденно, но выйти уже не могут. Ну и, конечно, Ирак.

Безусловно, в участии США в уничтожении ДАИШ, даже в ситуативной коалиции с Ираном, был холодный расчет. Хотя ДАИШ громко и вслух называют террористической группировкой (каковой она, естественно, и является), но в реальности ее опасаются на Западе не столько как террористической организации или некого трансграничного террористического образования, а скорее как проекта, способного объединить суннитов значительной части Ближнего Востока, способного стать самостоятельным игроком.

Потому двух «злодеев» – суннитского и шиитского – бьют по частям. ДАИШ при этом в принципе не может пойти на союз с Ираном, даже против США – у ДАИШ и Ирана абсолютно экзистенциальное противоречие, связанное с Ираком, точнее, с инфраструктурным положением суннитских территорий Ирака. По крайней мере здесь США могут быть абсолютно спокойны – их противники никогда не найдут общего языка.

При таких вводных в Вашингтоне явно не рассчитывают на договоренности внутри второй коалиции, как залоге мирного урегулирования в Сирии. Вот почему для первой коалиции (т.е. США) ключевой задачей является поддержание конфликта, пусть и в тлеющем состоянии, а также создание противоречий в коалиции Турция-Россия-Иран. Благо их более чем достаточно. Это и курдский вопрос, и вопрос контроля над транзитным коридором к побережью Средиземного моря, и сохранение режима в Дамаске (на этот счет у всех трех участников видение отличается). Если в первой коалиции по ключевому вопросу разногласий нет, то во второй коалиции попытки торговли очень даже заметны. Туркам важно соблюсти баланс интересов и ни в коем случае не довести дело до выхода из НАТО. Для Москвы важно сотрудничать с Ираном (хотя бы потому, что сейчас Россия находится в изоляции Западом, которая только нарастает, а потому активно развивается дружба с такими западными «изгоями», как ИРИ и Турция).

Конечно, можно утверждать, что Совместное заявление президентов России, Ирана и Турции по итогам саммита в Сочи заложило практическую основу для начала политического процесса в Сирии. Об этом, кстати, заявил и глава «московской платформы» сирийской оппозиции Кадри Джамиль. По его словам, это «очень важная встреча и очень важное решение, потому что для нас это означает, что положена основа для практического начала политического процесса» в САР. Как отметил Джамиль, «заявление даст новый импульс женевскому процессу».

Лидеры Турции и Ирана на словах поддержали созыв Конгресса национального диалога, предложенный Россией в Сочи. Он уже был перенесен с середины ноября. Сейчас идут разговоры о середине декабря. В нем примут участие широкие слои сирийского общества. Главы государств поручили министерствам иностранных дел, спецслужбам и оборонным ведомствам проработать вопрос о составе и сроках проведения этого мероприятия в Сочи.

Кроме того, президент Владимир Путин предложил своим коллегам из Турции и Ирана Т. Эрдогану и Х. Роухани в начале встречи в Сочи совместно подумать над комплексной программой восстановления Сирии. При этом В. Путин назвал беспрецедентной ситуацию, которая сложилась в Турции из-за наплыва беженцев в связи с сирийским конфликтом. «Сотни тысяч, миллионы людей находятся на территории Турецкой Республики», – сказал он. То есть их надо вернуть домой. Но тут возникает вопрос: а где на это взять деньги? Ведь, по подсчетом ООН, нужно не менее 300 млрд долл, из которых на восстановление только российской зоны деэскалации потребуется 80-100 млрд долл. Ясно, что Москва, Тегеран и Анкара не будут оплачивать то, что уничтожали террористы и боевики оппозиции на деньги США, КСА, Катара и их «союзников». Однако если отдать это в руки Запада и ССАГПЗ, то получается, что РФ-ИРИ-Турция воевали за заказы компаний военно-промышленных комплексов стран, развязавших гражданскую войну в САР? – Но ведь это нонсенс.

Аналогичная ситуация и с новой конституцией САР, а также с проведением выборов под эгидой ООН. Ведь все понимают, что нынешняя «эгида ООН» – это значит контроль США и Запада. А именно Западом и оппозицией в 2012 и 2013 гг. уже предлагался их вариант изменения конституции, как форма отстранения Б.Асада от власти.

Есть проблемы и по вопросу участия курдов на Конгрессе по примирению в Сочи, против чего выступает Турция. А как же без курдов? Они ведь контролируют четверть территории САР и 2/3 нефтяных месторождений страны.

Да и у Ирана свой взгляд на вещи. Иранцы просили РФ надавить на все страны, включая  США и Турцию, чтобы те вывели незаконно присутствующие силы с территории Сирии, и просили обеспечить закрытое небо в Сирии для всех стран, кроме самой Сирии и РФ.

И еще очень примечательна одна из ремарок иранского лидера Роухани, который в Сочи выразил опасение, что коалиция против ДАИШ явно перерастает в коалицию против Ирана и шиитов в целом под воздействием некоторых государств (он имел в виду Израиль и КСА – Примеч. автора). И он имел право такое сказать. Ведь министр обороны Израиля Авигдор Либерман на днях призвал участников коалиции по борьбе с ДАИШ создать новую коалицию против Ирана. На последней встрече министров иностранных дел Лиги арабских государств (ЛАГ) была принята резолюция о противодействии Ирану и о необходимости привлечь к этой борьбе ООН. Но ведь если антииранская коалиция возникнет, то это приведет к резкому ухудшению военно-политической обстановки на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

И хотя боевые действия пока еще идут полным ходом, Москва уже сделала заявление о намерении существенно сократить свое военное присутствие в Сирии и оставить там только две военные базы: авиационную в Хмеймиме и морскую в Тартусе. Пока Россия единственная из участниц этой войны заговорила о выводе войск из региона. Ни Тегеран, ни Анкара, ни США таких намерений не высказывали. Более того, Вашингтон объявил о необходимости присутствия американских военных в Ираке так долго, как это понадобится. Речь идет о создании 12-15 военных баз США на сирийской территории.

А израильские спецслужбы считают, что «шиитское ополчение, участвовавшее в войне, может быть включено в состав сирийской армии». Наверняка «Хезболла» и Дамаск будут верны союзническим связям с Тегераном и выступят на его стороне. Правда, в этом случае Б.Асада наверняка покинут христиане и друзы, ему придется рассчитывать только на алавитов и шиитов.

Что касается Багдада, то в Ираке американцев ждет разочарование. Шиитское правительство в Багдаде не будет воевать с Тегераном, и здесь Вашингтону придется разыгрывать курдскую карту (что однозначно не понравится Анкаре), а также делать ставку на суннитское ополчение. Турция, возмущенная возвеличиванием курдов, скорее всего, не войдет в коалицию или будет в ней состоять лишь формально, действуя сугубо в соответствии со своими интересами. Если война затянется, Багдад встанет на сторону Ирана. Создание международной военной коалиции против Тегерана однозначно приведет к тому, что сначала Сирия, а затем и Ирак повторно ввергнутся в пучину гражданской войны.

Так что после Сочи осталось очень много вопросов. И ясно одно: до завершения войны на Ближнем Востоке еще очень далеко.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи