Визит президента В. Путина в Турцию

P 13.12.2017 U Петр Львов

1511443267_135.thumb

11 – 12 декабря президент России В.Путин в ходе своего блиц-визита на Ближний Восток посетил также Турцию, проведя в Анкаре как беседу в узком составе с Т.Эрдоганом, так и полноценные и полномасштабные переговоры на уровне делегаций с самым широким представительством экономических ведомств и бизнес-кругов, руководства МИДов и Минобороны.

Основная тема – газовый транзит из РФ в ЕС через турецкую территорию, с учетом новых реалий после окончания войны против ДАИШ в Сирии и решения Казахстана и Туркменистана вместе с Азербайджаном и Ираном создавать свой газотранспортный коридор в ЕС, минуя территорию России – через Каспий и Турцию. А этот коридор – явно конкурирующий проект в отношении российского плана по созданию «турецкого потока», который должен не только поставлять газ для турецких потребителей, но и предусматривает строительство двух веток по 15,75 млрд куб. м каждая в ЕС с южного направления по дну Черного моря и далее через Турцию к границе ЕС (Греция, Болгария). Цель понятна – обойти ненадежный украинский транзит. Что необходимо и с политической точки зрения, учитывая, как Киев использует свою роль транзитера для того, чтобы вносить трения и в без того непростые сейчас отношения РФ с Евросоюзом.

Надо признать, что итоги сирийской войны для Газпрома не слишком оптимистичные. После раздела Сирии на зоны деэскалации и установления курдско-американского контроля над восточной частью САР, проложить магистральный газопровод из Ирана через Ирак с подключением к нему российского газа, а позднее и катарского, на данный момент невозможно. Вслед за Южным потоком, о котором недавно заговорили прикаспийские страны СНГ и ИРИ, перспективы «турецкого потока» тоже пока не вызывают оптимизма. Заявленные в январе 2015 года три трубы транзитного газа суммарной мощностью в 45 млрд кубометров в Европу на сегодня «ужались» до одной в 15 млрд, причем даже она пока окончательно не согласована и остается под вопросом. «Турецкий поток» в случае запуска на проектную мощность получал доминирующее положение в Южном газовом коридоре ЕС и мог стать основным каналом прокачки газа из региона, куда пришлось бы включаться иранцам и Катару. Проект ТАНАП в таком случае был бы вынужден переходить в подчиненное положение по отношению к Потоку в силу своей ресурсной необеспеченности. Туркменский и казахский газ не имели бы перспектив в западном направлении и были бы вынуждены развивать только одно южное направление через систему ТАПИ.

Сирийская война, помимо борьбы с ДАИШ и защиты Дамаска от внешней агрессии, побуждала Турцию принять условия «турецкого потока» в полном объеме, только в этом случае Газпром получал преимущество на данном направлении. Базы в Сирии в таком случае получали важное значение – они должны были прикрывать «турецкий поток». Однако не все пока получается. Маркером происходящего здесь являются параметры «турецкого потока». Даже одна транзитная ветка – это почти провал проекта, особенно в части обхода украинского транзита.

Поэтому результат визита В.Путина в Анкару очень важен. От него во многом зависит энергетическое будущее РФ в плане получения доходов от экспорта газа в ЕС и ликвидации зависимости от украинского транзита. Не зря на встречу В.Путина с Т.Эрдоганом должен прибыть, как сообщили некоторые СМИ, и иранский президент М.Роухани. Ясно, что это призвано стать продолжением недавнего тройственного саммита в Сочи. И что помимо Сирии, три стороны теперь должны договариваться о новых условиях раздела газового коридора. Турция и Иран будут представлять, помимо своих, еще и интересы и Катара. Тем более что Доха после ссоры с арабскими соседями по ССАГПЗ, прежде всего Саудовской Аравией и ОАЭ, очень нуждается в союзниках/попутчиках. Кроме того, Анкара и Тегеран согласились с этой ролью, встав в споре Катара с КСА и ОАЭ на сторону первого. Правда, участие РФ в совместных проектах с Ираном, а сейчас еще и с Катаром, который Эр-Рияд и Абу-Даби просто не могут одолеть за 6 месяцев противостояния и экономического бойкота, может вызвать сильное раздражение КСА. А за Королевством незримо стоят США и Израиль. Катар в складывающихся обстоятельствах получает возможность «врезки» в иранский газопровод и начать поставки газа в европейском направлении по иранской системе, которая теперь будет точно подключаться к ТАНАПу. ТАНАП вместе с азербайджанским, иранским и катарским газом (а в перспективе, возможно, казахским и туркменским) становится доминирующей системой в регионе.

В.Путин теперь по итогам сирийской войны должен отстоять хотя бы одну российскую нитку и получить одобрение на ее врезку в Южный коридор. Газовые переговоры Роухани, Путина и Эрдогана, конечно, если они состоятся, являются самой интересной частью визита в Турцию, но как раз о ней СМИ вряд ли что сообщат. Однако скрывать параметры нового передела долго не получится. Когда они станут известны, тогда и будет понятно, кто победил в этой войне, а кто – проиграл. Борьба за передел европейского газового рынка, начавшаяся в начале 2010-х годов, продолжается. К концу подошел только один из ее раундов. По состоянию на вечер 12 декабря о прибытии Роухани в Анкару не сообщило ни одно СМИ. Видимо, встреча перенесена, либо Иран тем самым выторговывает себе более выгодные переговорные позиции.

Ну а по Сирии все ясно. Здесь есть общие интересы у Москвы, Анкары и Тегерана. Тем более что Москва теперь может найти тех сирийских курдов, с которыми Анкара готова будет сесть за стол переговоров по внутрисирийскому урегулированию. Об этом стало известно 12 декабря. По крайней мере, об этом заявил в Анкаре глава МИД Турции М.Чавушоглу, сказав, что Анкара «не против участия курдов в сирийском урегулировании и передала России список курдских группировок, с которыми готова работать». Турция больше не видит угрозы и от «сирийского режима», заявил он также в интервью телеканалу NTV. Он добавил, что опасность может представлять сирийская курдская террористическая организация «Демократический союз» (PYD), Силы самообороны сирийских курдов (YPG или СДС по-русски), а также Рабочая партия Курдистана (РПК). «Если с нашей стороны будет операция, мы заранее согласуем ее параметры с нашими союзниками, с Россией», — отметил Чавушоглу. «В Сирии есть разные курдские группы. Мы с ними в контакте. Мы не против курдов, наоборот, мы рядом с ними. Но это не относится к террористам. Иран тоже против YPG, так как знает, что они и РПК — то же самое. Россия даже если и не поддерживает полностью нашу позицию, но оказывает ей уважение», — сказал он.

Осталось теперь дождаться реакции США, Саудовской Аравии и Израиля на это. От них зависит решение сирийской оппозиции, а следовательно, и то, состоится ли в Сочи Конгресс по примирению в феврале или опять будет перенесен. В любом случае необходимо время, чтобы получить ответ на все вышеупомянутые вопросы.

Петр Львов, доктор политических наук, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи