Что ожидает Турцию в будущем?

P 12.01.2018 U Владимир Платов

311123

В октябре Турция отметила свое 94-летие, встретив эту дату в условиях серьезных проблем, касающихся очередного стратегического выбора в области внешней политики.

Длительный период в истории Турции ее политика была связана с главным геостратегическим активом – проливами Босфор и Дарданеллы между Средиземным и Черным морями, на протяжении нескольких столетий являвшимися объектом многочисленных военных конфликтов. Главная причина этих конфликтов заключалась в том, что оба эти пролива были, с одной стороны, ключом для доступа России к южным морям, а с другой – прекрасной возможностью для военно-морских устремлений Запада на юг России. Отсюда происходило постоянное балансирование Турции между территориальными притязаниями на юг России и желанием использовать военный потенциал северного соседа в противоборстве с Западом.

Хотя для Запада Турция неоднократно и была военно-политическим союзником, однако лишь временным, пока такое «союзничество» удовлетворяло главным западным целям и интересам, что неоднократно подтверждала история на протяжении последних веков.

После окончания Первой мировой войны, проливы Босфор и Дарданеллы, а также Стамбул, как столица потерпевшей поражение турецкой империи во главе с Оттоманской династией, были заняты британскими, французскими и греческими вооруженными силами. В 1921 году в Москве был подписан советско-турецкий Договор о «дружбе и братстве», ставший первым официальным признанием со стороны России независимости и равноправия боровшейся против англо-греческой интервенции Турции.

Несмотря на то, что война за независимость велась Турцией против западных оккупационных сил и получила поддержку от правительства Советской России, как только Первая мировая война завершилась, турецкий лидер Мустафа Кемаль Ататюрк постарался наладить хорошие отношения с Францией, Великобританией, Грецией, Италией, а также новой, на тот период, восходящей державой – Соединенными Штатами Америки.

После завершения Второй мировой войны (в ходе которой Турция оставалась нейтральной), американский президент Гарри Трумэн провозгласил в 1947 году «новую политику», в рамках которой Турция и Греция считались «принадлежащими к западной системе». Затем Турция в 1950 году направила своих солдат на корейскую войну и в 1952 году стала членом НАТО. Помимо этого, Анкара также вступила в Совет Европы и ОЭСР, с энтузиазмом включилась в интеграцию с Европейским экономическим сообществом, которое со временем превратилось в Европейский Союз. С указанных 50-х годов предыдущего столетия, характеризовавшихся расцветом холодной войны и усилением конфронтации стран НАТО с Советской Россией, стратегическая важность Турции для Запада приобрела особо важное значение, в связи с чем США и европейские державы изо всех сил старались втянуть Турцию в «западную систему», любой ценой сохранить прочные связи с Анкарой, несмотря на серьезные противоречия.

В последний период сталкиваясь с серьезными проблемами в отношениях со своим главным политическим союзником – Соединенными Штатами Америки, а также основным экономическим партнером – Европейским Союзом, правящая Партия справедливости и развития во главе с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом стремится к более тесному сотрудничеству с традиционными соперниками Турции в регионе: Россией и Ираном. Одновременно с этим у партии сохранились проблемы с рядом арабских стран, несмотря на то, что во внутренней политике она опирается на голоса консервативных исламистов.

В последний период Анкара стала настойчиво упрекать Вашингтон в невыдаче Ф. Гюлена, обвиняемого турецким президентом Эрдоганом в причастности к «Террористической организации фетхуллахистов» (ФЕТО) и военному путчу в стране в 2016 году. Да и сами Соединенные Штаты Турция также подозревает в причастности к подготовке этого госпереворота. Серьезное недовольство Вашингтоном увязывается Анкарой также с действиями США в Сирии, поддерживающими сирийских курдов под предлогом борьбы с террористами ДАИШ. Касаясь своего личного отношения к США, турецкий президент недавно прямо выразил недовольство двуличностью Штатов, заявив, что «США лгут всему миру».

Вашингтон, в свою очередь, недоволен тем, что турки ведут свою линию в Сирии, по ряду вопросов соглашаясь с Россией и Ираном. А недавно Штаты пошли на откровенный антитурецкий шаг – приостановили выдачу неиммиграционных виз, решив «минимизировать количество посетителей посольства». Ранее США выразили недовольство покупкой Анкары у России ЗРК С-400, заявив, что это создает проблемы для НАТО.

Серьезная озабоченность турецкого президента в последнее время увязывается также с упавшим доверием к НАТО. Он напомнил, что, в период максимального роста террористических угроз с сирийской территории, североатлантический альянс отозвал зенитные ракетные системы Patriot из Турции, дав понять, что не окажет поддержку Анкаре в случае атаки на турецкую территорию.

Дополнительным витком охлаждения отношений между Турцией и НАТО стало появление на проходящих с 1 по 18 ноября маневрах Альянса в Норвегии изображения президента Реджепа Тайипа Эрдогана и основателя современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка на стенде с «пособниками врагов НАТО и условного противника». Очевидно, что этот скандал разразился не из-за простого недосмотра. Видимо, он является наглядным примером роста антитурецких настроений, которые западные правительства поддерживают на протяжении долгого времени как в вопросе присоединения Турции к ЕС, так и в критическом восприятии личности лидера этой страны – Т.Эрдогана.

Да, можно констатировать, что сегодня ради турок европейцы создают независимые государства с мусульманским населением (Боснию, Герцеговину). Однако это не помешает Европе в будущем деликатно разделить и саму Турцию: восстанут курды и армяне, и европейцы потребуют от Анкары признания независимости и права этих народов на самоопределение. Вполне возможно, что тогда они скажут Турции: “В обмен на прежние уступки и ей самой теперь необходимо пойти на предоставление независимости курдам и армянам, тем самым “благородно” разделив на части Турцию”.

Именно в этих сложных условиях Турция сегодня оказалась вынужденной пойти на союз с Ираном и Россией, что встречает дополнительное негодование в США и Западной Европе, а Анкарой используется для выстраивания «выгодного ей текущего баланса сил». Вот почему на этом фоне отношения России и Турции нельзя признать устойчивым фактором будущей политической ориентации Анкары. Все помнят «удар в спину» со сбитым российским самолетом, а также недавнее обещание Эрдогана Порошенко, что Анкара не признает Крым российской территорией. Да и по сирийскому досье отношения Анкары с Москвой и Тегераном отнюдь не выглядят радужными, периодически напоминая о ряде противоречий в подходах к нему. Так что, можно сказать, что Турция недалеко уходит в двуличности от США, а Анкару можно назвать лишь текущим партнером России и Ирана, без каких-либо гарантий на перспективу.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи