Китайские инвестиции покоряют АСЕАН

09.04.2018 Автор: Дмитрий Бокарев

0f4127374178d497de350eac13bf3c04

Малайзия – одна из наиболее развитых стран-участниц Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). До недавнего времени у нее были довольно напряженные отношения с Китаем. Географическое положение Малайзии позволяет ей контролировать Малаккский пролив – один из важнейших участков морского пути, соединяющего Европу и Ближний Восток с Восточной Азией. Поэтому отсутствие взаимопонимания с этой страной было значительной проблемой для Пекина. Однако в последние годы в китайско-малайзийских отношениях наблюдается заметное потепление.

Как известно, Малайзия занимает часть крупного острова Калимантан и часть полуострова Малакка. Между Малаккой и островом Суматра находится Малаккский пролив, связывающий Андаманское море и Южно-Китайское море, а в более крупном масштабе – Индийский и Тихий океан.

Малаккский пролив является частью морского маршрута, связывающего западную и восточную оконечности Евразии. Через него осуществляется около четверти всех морских коммерческих грузоперевозок на планете, в том числе до 80% китайского нефтяного импорта. Промышленность КНР требует огромного количества углеводородного топлива. Самостоятельно обеспечивать свои энергетические потребности Китай не в состоянии, и поэтому он вынужден закупать большие объемы углеводородов в других странах. Основным поставщиком топлива для КНР и других крупных восточноазиатских углеводородных импортеров (Южная Корея, Япония) является Ближний Восток, а доставка ближневосточных энергоносителей осуществляется морским путем через Малаккский пролив. Таким образом, энергетическая безопасность упомянутых азиатских экономических гигантов зависит от свободы судоходства в Малаккском проливе.

В такой ситуации наибольшему риску подвергается энергетика Китая. В случае блокады пролива Япония и Южная Корея могут рассчитывать на помощь своего союзника – США, которые также располагают крупными запасами углеводородов и удобно расположены для их морской перевозки в Восточную Азию. Однако Китай является для Америки главным конкурентом в АТР, и именно США теоретически могли бы быть заинтересованы в блокаде Малаккского пролива, способной нанести серьезный удар по китайской экономике.

При этом Малайзия, расположенная на восточном берегу пролива, до недавнего времени также входила в число основных региональных партнеров США и могла бы принять в блокаде пролива самое деятельное участие. Следует отметить, что Малайзия обладает довольно мощными для своего региона ВМС. Таким образом, усиление своего влияния в Малайзии является для КНР довольно важной задачей. Дополнительной сложностью для развития китайско-малайзийских отношений является ситуация в Южно-Китайском море, связанная с претензиями КНР на архипелаг Спратли. Из-за этой группы островов у Китая разгорелись территориальные споры с Вьетнамом и Филиппинами, однако Малайзия также считает несколько островов архипелага своей территорией.

Еще несколько лет назад противоречия стран ЮВА с КНР казались гарантией того, что эти государства продолжат сотрудничать с Вашингтоном в его противостоянии с Китаем. Малайзия считалась частью проамериканского пояса, которым США пытались окружить Китай, чтобы сдерживать рост его влияния. Этот «пояс» включал также Австралию, Индонезию, Филиппины и другие страны. Однако в последние годы стан американских сторонников в ЮВА начал стремительно редеть.

Так, в октябре 2016 г. о «расставании» с США и дружбе с Китаем заявил президент Филиппин Родриго Дутерте. Филиппины считались одним из самых старых и надежных американских партнеров в регионе, и такое заявление филиппинского лидера для многих стало неожиданностью. Также неясным стало будущее китайско-филиппинского территориального спора.

Вскоре неожиданный сдвиг в китайскую сторону продемонстрировала Малайзия. В ноябре 2016 г. малайзийский премьер-министр Наджиб Разак посетил Пекин. Там он заявил о намерении поднять китайско-малайзийскую дружбу на новую высоту. Одним из первых шагов в этом направлении стало решение Малайзии приобрести партию китайских военных кораблей, которые до этого она покупала только у США. Также во время визита было подписано еще 9 китайско-малайзийских соглашений.

Причиной такого стремительного перехода Филиппин и Малайзии на сторону Китая многие эксперты считают неслыханную щедрость КНР и стремление США вмешиваться во внутренние дела своих партнеров.

Так, президент Филиппин Родриго Дутерте пережил давление со стороны американцев из-за своей антинаркотической кампании. Сообщается, что в результате нее без суда было убито несколько тысяч человек. Со стороны США в адрес Дутерте последовали обвинения в нарушении прав человека, а филиппинский лидер вскоре ответил заявлением о дружбе с Китаем, который, как известно, также занимает жесткую позицию в вопросе наркоторговли.

Что касается Малайзии, то она подверглась нападкам со стороны Америки из-за государственного инвестиционного фонда 1MDB. Фонд был создан премьер-министром Наджибом Разаком в 2009 г. для поддержки долгосрочных и крупномасштабных проектов экономического развития Малайзии. В 2015 г. в западной прессе появились сообщения, что через 1MDB отмываются деньги, поступающие потом на счета высокопоставленных членов малайзийского правительства. В июле 2016 г. США и ряд других стран начали расследование по этому делу. Малайзийский премьер был лично заподозрен в хищении крупных сумм. Несмотря на его утверждения о своей невиновности, после этого началось резкое снижение западных инвестиций в малайзийскую экономику. Помощь пришла со стороны Китая, который оказал Малайзии значительную материальную поддержку. Так, активы фонда 1MDB на сумму более $2 млрд были выкуплены китайской атомной корпорацией CGNPC.

Поняв, что настал нужный момент, КНР принялась все больше и больше инвестировать в малайзийскую экономику. Уже в 2016 г. началось обсуждение строительства китайскими компаниями скоростной железной дороги между малайзийской столицей Куала-Лумпур и Сингапуром стоимостью около $15 млрд.

В октябре 2017 г. крупный китайский производитель стали Hebei Xinwuan Steel Group заявил о намерении вложить сумму до $3 млрд в строительство сталелитейного завода в малайзийской области Бинтулу (о-в Калимантан). Малайзийские власти намерены создать на основе этого завода индустриальный парк, привлекательный для инвесторов всего мира.

В январе 2017 г. Европейский союз (ЕС) принял решение о запрете использования пальмового масла в производстве биологического топлива. Такое решение вызвало решительный протест Малайзии, которая является одним из крупнейших производителей пальмового масла. В 2017 г. на этот продукт пришлось более 55% всего малайзийского экспорта. По словам малайзийского вице-премьера Ахмада Захида Хамиди, прекращение закупок пальмового масла странами ЕС затронет не менее полумиллиона малайзийцев, работающих в этой сфере. И вновь на помощь Малайзии пришел Китай. Он уже является вторым импортером малайзийского пальмового масла. В феврале 2018 г. представители посольства КНР в Малайзии сообщили, что их страна намерена значительно нарастить импорт и стать главным импортером этого продукта к 2020 г. Кроме того, руководство КНР намерено стимулировать китайские компании делать инвестиции в малайзийское сельское хозяйство и производство биологического сырья.

В том же месяце верховный правитель Малайзии Келантан Мухаммад V заявил, что он рад плодотворному сотрудничеству своей страны с Китаем. Он отметил успехи в торговом сотрудничестве и с энтузиазмом отозвался о глобальном инфраструктурном проекте «Один пояс – один путь». По словам малайзийского монарха, китайско-малайзийские отношения становятся все более стабильными и приносят все больше выгоды народам двух стран.

Таким образом, можно сделать вывод, что Малайзия и другие страны Юго-Восточной Азии стремительно переходят в сферу влияния КНР и уходят из сферы влияния США. Также Америка в значительной степени теряет возможность контролировать Малаккский пролив. Если Вашингтон рассчитывал, что территориальные споры в Южно-Китайском море не позволят этому произойти, то подобный расчет оказался неверен. Огромные финансовые вливания Китая в экономики соседей заставляют эти страны отложить претензии до будущих времен и сосредоточиться на получении выгоды.

Дмитрий Бокарев, политический обозреватель, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».