Страны АСЕАН между США и Китаем

P 10.01.2019 U Дмитрий Мосяков

ASEAN

Совсем недавно в регионе Юго-Восточной Азии произошло несколько важнейших событий, которые по-новому осветили состояние дел и динамику развития конфликта между Китаем и США.

Первое, на что все обратили внимание, так это на то, что и в Сингапуре на саммите АСЕАН и ВАС, и в Папуа-Новой Гвинее на саммите АТЭС отсутствовал президент Трамп. Вместо него на этих важнейших для стран региона форумах присутствовал вице-президент США Майк Пенс. Причем не только присутствовал. В интервью The Washington Post он как бы заранее пригрозил Китаю холодной войной в случае, если Пекин не изменит свою политику. По его словам, Трамп готов к нормализации отношений с КНР, но для этого Китай должен быть готов серьезно изменить свой курс, в первую очередь в экономической и военной сферах. Все это Пекин должен был, по его словам, сделать к 1 декабря – встрече лидеров двух стран во время G20 в Буэнос-Айресе. Пенс также обвинил Пекин во вмешательстве во внутренние дела Соединенных Штатов и «манипулировании американской демократией», что Пекин чуть ли не добивается смены президента США. В отношении Азии Пенс все время указывал на то, что Китай опасный враг азиатских стран, а США – государство-друг, которое проводит миролюбивую политику и препятствует «коварным» замыслам Пекина, несущим угрозу демократии и суверенитету государств Азиатско-Тихоокеанского региона.

В Сингапуре на саммитах ВАС и АСЕАН Пенс активно продвигал концепцию свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона, озвученную еще год назад президентом Трампом на саммите АТЭС во Вьетнаме. Кроме Вашингтона, как выяснилось на саммитах, явными сторонниками этой идеи выступают Австралия, Индия и Япония.

«Вместе с вами, – убеждал Пенс в Сингапуре, – мы стремимся к тому, чтобы все страны в Индо-Тихоокеанском регионе, маленькие и большие, могли богатеть и процветать, обладали безопасностью и суверенитетом. Мы все согласны с тем, что империям и агрессии нет места в Индо-Тихоокеанском регионе. Мы стремимся сотрудничать, а не контролировать». Так обратился Пенс к лидерам АСЕАН, пообещав Юго-Восточной Азии «сохранить обязательства по поддержанию свободы на море и в воздухе, гарантировать безопасность в их суверенных границах на земле, в море и в цифровом пространстве».

Кульминацией же антикитайской позиции официального представителя Белого дома стала речь на саммите АТЭС, когда он выступил сразу же после председателя КНР Си Цзиньпина.

«В сотрудничестве с нами мы не предлагаем другим государствам удушающий пояс по дороге с односторонним движением», — так Пенс иронично переиграл название китайской инициативы «Один пояс — один путь». «Не берите кредиты, которые потом ставят под угрозу ваш суверенитет, защищайте свои интересы и независимость, берите пример с Америки, которая всегда ставит интересы своей государственности выше всего», — наставлял Пенс собравшихся участников АТЭС. Конечно же, по его мнению, только лишь партнерство с Вашингтоном принесет выгоду.

Американский вице-президент также постоянно укорял Китай за нечестную торговлю и рассказывал о введенных пошлинах на китайские товары. «США не изменят свой курс, пока Китай не изменит свой. Мы приняли решительные меры по устранению торгового дисбаланса с Китаем, увеличили таможенные пошлины на товары из Китая на $250 млрд и можем увеличить их еще более чем в два раза», — пообещал Пенс.

Подводя некоторые итоги анализа поездок и высказываний Пенса можно определенно заявить, что никакого интереса к компромиссу с Китаем со стороны американцев совершенно не просматривается. Наоборот, он всячески показывал, кто диктует правила игры в современном мире и в Азии.

Естественно, что такая позиция американцев была встречена буквально «в штыки» китайскими представителями. Особенно проявилось это на саммите АТЭС. Разногласия и споры зашли настолько далеко, что принять декларацию по итогам этого саммита долго не удавалось, да и принятый, в конце концов документ, оказался набором ничего не значащих слов и общих пожеланий, сущностные вопросы по тарифам и торговле там вообще не поднимались.

Премьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Питер О’Нил, комментируя безуспешные попытки подготовить и принять декларацию, объяснил на итоговой пресс-конференции, почему все шло так сложно. «Вы знаете, когда сидите в одной комнате с двумя противоречивыми гигантами (имеются в виду Китай и США), сложно что-то сделать». Кстати, по некоторым данным первоначальный текст декларации не устроил именно китайскую делегацию, поскольку в подготовленном документе присутствовал ряд неприемлемых для КНР моментов. Например, упоминания о нарушениях Китаем правил Всемирной торговой организации и о несправедливой экономической деятельности. По свидетельству очевидцев, без Трампа китайцы чувствовали себя очень уверенно, по неофициальной информации они даже пытались пробиться в зал совещаний местного правительства, где шла работа над итоговым коммюнике, чтобы контролировать содержание документа. Делегаты были настолько настойчивы, что даже пришлось вызывать полицию. Правда, официального подтверждения инцидента не поступало.

Уверенность, которую продемонстрировали китайцы на прошедших саммитах, вполне объяснима: азиатские партнеры и соседи Китая не скрывали разочарования из-за отсутствия Трампа и связанной с этим слабой заинтересованности американцев в делах ЮВА. Заявления Пенса их явно не вдохновляли, не внушали оптимизм по поводу целей и методов американской политики.

Так, уже в первый же день начала работы саммита АСЕАН главная сингапурская газета The Straits Times опубликовала некоторые выдержки из дискуссии, в которой участвовали представители американского Госдепа, посольства США в Сингапуре, а также ветеран сингапурской дипломатии – посол по особым поручениям правительства республики Томми Ко (Ambassador Tommy Koh).

«Если Азия так важна для Соединенных Штатов, то почему же президент Трамп сейчас не в Сингапуре?» — задался вопросом дипломат. «Очень неспокойно становится от того, что Вашингтон отказывается от определения, которое мы использовали многие годы — Азиатско-Тихоокеанский регион. Носит ли идея американского лидера исключительно географические соображения или же это идеологический момент, особенно учитывая приставку «свободный и открытый» регион? Намерен ли Трамп таким образом противостоять Китаю?» — задался вопросами дипломат («Straits times» – 13 november 2018.)

Еще более антиамериканскую позицию занял президент Филиппин Родриго Дутерте. Он, в частности, заявил, что «Соединенным Штатам и их союзникам пора смириться с тем фактом, что Южно-Китайское море уже находится в руках Китая». Он также призвал прекратить провоцировать Пекин военными учениями и проходами кораблей на ответные действия. По его словам, будет лучше, если все споры в этом регионе будут регулировать АСЕАН и Китай без привлечения США и их союзников. При этом Дутерте перестал использовать формулировку Западно-Филиппинское море (именно так Южно-Китайское море называли до недавнего времени в Маниле).

Еще одно антиамериканское заявление неожиданно сделал и ветеран региональной политики премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад. Он призвал Вашингтон отказаться от отправки в Южно-Китайское море «больших кораблей» и ограничиться только лишь небольшими катерами, чтобы не провоцировать конфликты. На что Пенс потом заявил, что Вашингтон продолжит на основе международного права судоходство и пролеты самолетов в любых местах, представляющих национальные интересы. Да и Южно-Китайское море, по его словам, не может никому принадлежать.

То, что позиции Америки в ЮВА все более слабеют, чувствуют и сами американцы, несмотря на всю воинственную риторику. Они видят, что уже не контролируют ключевые процессы, формирующие новую реальность в ЮВА, никак, например, не влияют на подготовку Пекином и странами АСЕАН Кодекса поведения в Южно-Китайском море. Этот важнейший документ должен определить порядок действий в конфликтных ситуациях, а также возможности для их разрешения. Особенно неприятна для американцев возможность того, что Китай сумеет убедить своих партнеров-соседей (а у него есть масса рычагов как это сделать), вставить в Кодекс положение, согласно которому все планы совместных учений со странами, не относящимися к региону, следует заранее согласовывать с государствами, непосредственно выходящими к Южно-Китайскому морю. В случае возражений с их стороны никакие военные маневры проводиться не должны. Таким образом, Китай сможет получить юридические основания блокировать военные маневры США, Японии и других государств в Южно-Китайском море. Это сразу же заметно укрепит его позиции и приблизит к заветной цели – вытеснить США (особенно их военную составляющую) из региона.

Этой же цели служит и еще один китайский проект, в котором США не участвуют и никак на него не влияют. Речь идет о создании крупнейшего в мире торгового блока — Всестороннего регионального экономического партнерства – ВРЭП (The Regional Comprehensive Economic Partnership, RCEP), который обрел новую силу после отказа американцев от Транстихоокеанского партнерства (ТТП). И китайский, и сингапурский премьеры единогласно заявили, что соглашение по этому партнерству будет подписано в будущем году. Предполагается, что туда кроме стран АСЕАН войдут Австралия, Индия, Китай, Новая Зеландия, Республика Корея, Япония.

Для Китая очень важно, что сегодня не только он выступает организатором ВРЭП, но и вместе с ним действует Индонезия – крупнейшая и по территории, и по масштабу экономики страна ЮВА. Свою позицию в поддержке китайских начинаний индонезийцы объясняют просто и логично. Газета «Джакарта пост» в редакционной статье недавно писала, что Китай – крупнейшая экономика этого региона на подъеме, и он полон решимости заключить в этом году договор о всеобъемлющем региональном экономическом партнерстве, которое усилит АСЕАН. Когда будет создан этот новый торговый блок, в его состав войдут 16 государств, в том числе 10 членов АСЕАН, а также Китай, Япония, Южная Корея, Индия, Австралия и Новая Зеландия. Этим торговым пактом будут охвачены страны с 50% мирового населения и 30% мирового ВВП. Для АСЕАН и Китая сотрудничество является самым разумным выбором, несмотря на нерешенные проблемы, указывала газета. Для АСЕАН Китай больше не является критической угрозой, несмотря на его экономическую мощь. У АСЕАН есть рычаги давления для противостояния своему гигантскому соседу. Один индонезийский ученый как-то пошутил, что АСЕАН обрела навыки укротителя, чтобы вести переговоры с другими странами.

Нет сомнений, что представление АСЕАН о себе, как укротителей Китая, останется иллюзией, с которой они скоро расстанутся. Однако реальность сегодня такова, что «нравится нам это или нет, но сегодня и на все обозримое будущее Китай является приоритетом для АСЕАН. И не только для нее. Это очень емкий вывод главной индонезийской официальной газеты. К нему действительно трудно что-то добавить.

Дмитрий Мосяков, профессор, доктор исторических наук, руководитель Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts