К завершению первого раунда переговоров США–Талибан

P 11.02.2019 U Наталья Замараева

24f72a69767d4c178aeba91e8512b64e_18

В январе 2019 г. завершился первый раунд переговоров между США и Движением Талибан (ДТ) в Катаре. Афганские талибы и официальные лица США предварительно достигли соглашения по трем ключевым позициям:

  • вывод американских войск из Афганистана в течение 18 месяцев;
  • обмен пленными;
  • снятие запрета на перемещение лидеров ДТ, исключение их из черного списка ООН.   

В свою очередь Движение Талибан взяло на себя ряд обязательств: не позволять использовать террористические организации, такие как Аль-Каида и ДАИШ (запрещены на территории РФ) или любую другую вооруженную группировку против народа и властей Афганистана, а также против США и их союзников.

Второй раунд переговоров намечен на конец февраля 2019 г. Планируется подписание Соглашения, закрепляющее договоренности между ДТ и США. Оно обещает быть более жестким. Делегацию талибов возглавит главный переговорщик Абдул Гани Барадар.

После реализации указанных пунктов повестки дня (т.е. в 2021 г.) наступает черед внутриафганского процесса урегулирования, который планируется провести в два этапа:

  • всеобъемлющее прекращение огня противоборствующими сторонами;
  • формирование временного правительства (в его состав талибы будут рекомендовать своих людей; временное правительство избирается сроком на три года);
  • талибы предполагают реформированную полицию и местные полицейские силы (местные полицейские силы подвергались критике как глубоко коррумпированные и запугивающие местное население).

В настоящее время лидеры ДТ заявляют об отказе на монополию власти в Афганистане в будущем, заверяют об инклюзивности афганского мира, обещают поиск способов вовлечении афганского правительства в процесс мира и примирения, а также сосуществования с действующими институтами (в период правления Исламского эмирата Афганистан 1996 – 2001 гг. талибы ввели суровую форму законов шариата).

Переговорное досье США-Талибан (декабрь 2018-январь 2019 гг.) – малая часть диалогового процесса, которое традиционно включает четыре стороны: Движение Талибан, США, правительство национального единства (ПНЕ) Афганистана и Пакистан.

Помимо войск США/НАТО и вооруженной оппозиции в лице боевиков Движения Талибан, третьей стороной, участвующей во внутриафганском конфликте, являются национальные силы безопасности Афганистана, защищающие Конституцию страны и главу государства – президента Ашрафа Гани.

Но, начиная с 2001 г., на протяжении всех лет антитеррористической кампании в Афганистане, и до настоящего времени талибы отказываются от прямых переговоров с представителями правительства национального единства, считая его нелегитимным. Это вызывает жесткую критику А.Гани, который вынужден смириться с аутсайдерской позицией, в то время как судьбу возглавляемой им страны решают вооруженная оппозиция и США.

Раунды переговоров США-Движение Талибан, по заявлениям Вашингтона, преследуют стратегическую цель: усадить за стол переговоров для прямого диалога представителей Движения Талибан и правительства национального единства Афганистана. Иными словами, все-таки «заставить» талибов признать Конституцию страны, действующую государственную структуру Афганистана. Этот процесс, согласно утверждениям Белого дома, займет 18 месяцев и будет параллельно сопровождаться выводом американских войск.

Начало прямого диалога, согласно планам Белого дома, ознаменует старт внутриафганского процесса урегулирования. Встает вопрос – стартует ли этот процесс, и если – «да», то когда и при каких условиях. Пуштуны – народ гостеприимный, но они держат слово. Отсутствие прямого диалога влечет за собой или дальнейшее пребывание американских войск в Афганистане, или начало новой гражданской войны, как это было в начале 1990-х годов.

В то же время процесс переговоров выявил несколько современных особенностей вооруженной оппозиции в Афганистане. В большинстве она представлена Движением Талибан. Но в стране действуют также боевики Аль-Кайды, террористической организации ДАИШ, уйгурские сепаратисты китайского Синьцзяна, боевики Движения Талибан Пакистана, а также вооруженные группировки из республик Центральной Азии и Кавказа. Самая многочисленная группировка Движение Талибан Афганистана сумела убедить боевиков Аль-Кайды объявить о своей приверженности верховному лидеру ДТА шейху Хайбатулле Ахундзаде. Таким образом, в последние годы аль-кайдовцы влились в ряды талибов, усилив их военный потенциал. Это отчасти объясняет, что в настоящее время Движение Талибан контролирует 60 процентов территории страны, проводя почти ежедневные атаки, направленные на афганские силы безопасности и правительственных чиновников.

Что касается террористической организации ДАИШ, то ее лидеры по-прежнему привержены своему эмиру, отрицая поклонение лидеру ДТА шейху Х. Ахундзаде, что в свою очередь вносит раскол в ряды вооруженной оппозиции в Афганистане.

Четвертой составляющей диалогового процесса является Пакистан. Как сторона-организатор переговоров США-Талибан, он также получил заверения от Движения Талибан Афганистана, что в будущем они прекратят свои связи с базирующимися в Афганистане боевиками Движения Талибан Пакистана, белуджскими сепаратистами и Лашкар-и-Джангви, и не будут действовать против интересов соседней страны.

Переговоры США – Движения Талибан свидетельствуют о намерении сторон идти к завершению внутриафганского вооруженного конфликта. Одновременно они демонстрируют устойчивую тенденцию ни на йоту не отходить от первоначальных позиций. Меняются устные формулировки заявлений, но стороны не демонстрируют готовность к конструктивным действиям или хотя бы к компромиссу.

Наталья Замараева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник сектора Пакистана Института востоковедения РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts