Политические трансформации в Таиланде

P 08.03.2019 U Владимир Романов

MV3424511

Таиланд готовится провести парламентские выборы 24 марта, впервые после государственного переворота 2014 года. Насыщенная предвыборная гонка заставляет тайское общество следить за новостями и активно поддерживать своих кандидатов. Но несколько дней назад произошло беспрецедентное событие в богатой на неожиданности политической жизни страны, вслед за которым появились слухи об очередном военном перевороте. Всё это привлекло внимание уже зарубежных наблюдателей.

8 февраля тайская партия Тхаи Ракса Чат (Phak Thai Raksa Chat) выдвинула принцессу Убол Ратану (Ubonrat Ratchakanya Siriwatthana Phannawadi) в качестве кандидата на пост премьер-министра. Первый раз в истории существования Таиланда в качестве конституционной монархии, член королевской семьи стал претендентом на политическую должность.

Принцесса Убол Ратана, сестра Его Величества Короля Маха Вачиралонгкорна и старший ребенок покойного короля Пхумипона Адульядета (Рамы IX), родилась в городе Лозанна, Швейцария. В 1972 году отказалась от своего августейшего титула и поселилась в США вместе с мужем Питером Лэдд Дженсеном, однако после развода вернулась в Таиланд в 2001 году.

Вступление принцессы в политику полностью изменило все политические расклады перед выборами и стало серьезным ударом по нынешнему премьер-министру Праюту Чан-Оча и его партии Пхаланг Прачарат (Phak Phalang Pracharat).

Поздно вечером того же дня Вачиралонгкорн объявил, что его сестра Убол Ратана не может быть кандидатом в премьер-министры, так как «она по-прежнему является членом королевской семьи по традиции». Согласно тайским законам королевская семья стоит «над политикой», так как её члены не могут подвергаться критике. Данная привилегия обеспечена Законом об оскорблении величества.

Вслед за этим избирательная комиссия Таиланда исключила принцессу из списка кандидатов и обратилась в Конституционный суд с просьбой рассмотреть вопрос о роспуске партии Тхаи Ракса Чат по причине вовлечения члена королевской семьи в политику в нарушение положений избирательной кампании и Конституции. Дальнейшая судьба партии зависит от решения суда. В случае признания вины Тхаи Ракса Чат будет распущена, а все ее кандидаты автоматически лишены права занимать какой-либо политический пост, что повлияет на позиции популистов-краснорубашечников и стоящего за ними бывшего премьер-министра Таксина Чинавата, который сегодня находится в изгнании, как и его сестра Йинглак.

Партия Тхаи Ракса Чат имеет тесные связи с крупнейшей популистской партией Пхыа Тхаи (Phak Phuea Thai), которая является очередной реинкарнацией ранее запрещенных партий Таксина – Тхаи Рак Тхаи (Phak Thai Rak Thai) и Партии народной власти (Phak Phalang Prachachon).

Учитывая, что партия Пхыа Тхаи по прежнему имеет большую поддержку прежде всего среди сельского населения Таиланда, она гарантировано займёт значительное количество мест в парламенте. Но, не смотря на то, что протаксиновские силы выиграли все парламентские выборы с 2001 года, для победы Чинавата на предстоящем голосовании этого может оказаться недостаточно.

В соответствии с новой Конституцией 2017 года, Национальная ассамблея Таиланда (двухпалатный парламент) состоит из 750 представителей. Для того, чтобы иметь возможность назначить премьер-министра, необходимо набрать простое большинство – 376 голосов в парламенте. При этом у военных есть преимущество: в Сенате (верхняя палата) заседает 250 человек, которые не избираются, а назначаются текущим правительством. Военным для победы на выборах достаточно получить лишь 126 мест в Палате представителей (нижняя палата), в то время как краснорубашечники должны взять все 376 мест, что существенно осложняет им задачу.

Для формирования большинства, партия Пхыа Тхаи согласна пойти на заключение альянса с новой набирающей популярность Партией нового будущего (Phak Anakhot Mai; Future Forward Party), которую возглавляет молодой и амбициозный миллиардер Тханатхон Чунгрунгрыангкит (Thanathon Chuengrungrueangkit), классово близкий Таксину. Но даже этих голосов может не хватить.

Отсутствие гарантированной победы популистов и их союзников на предстоящих выборах послужило причиной, по которой Таксин решился на гамбит с выдвижением принцессы Убол Ратаны, поддерживающей тесные отношения с семьёй Чинаватов. По всей видимости, расчёт был на то, что Вачиралонгкорн (а только он мог выступить против другого члена королевской семьи) не станет открыто вмешиваться в политику. Но задумка не удалась, так как король принял жесткое решение, публично осудив вовлечение своей сестры в политический процесс. В конечном итоге дерзкая авантюра лишь усугубила положение Таксина и его партий на кануне выборов.

События, которые произошли в Таиланде 8 февраля, и их последствия являются частью более масштабного и затяжного кризиса преемственности, отражающего борьбу за передел сфер влияния и установление новой системы властных отношений в тайских элитах.

Ввиду политической неопределённости на фоне замедления экономики и роста социального неравенства, фактический центр принятия решений смещается в иные структуры, которые, в отличие от парламента или правительства, прямо не ассоциируются с властью. Таким органом является Комитет по национальной стратегии, который, в соответствии с Конституцией 2017 года, осуществляет надзор за выполнением 20-летней Национальной стратегии развития Таиланда. Комитет имеет полномочия распустить правительство, которое не выполняет цели стратегии, при том что содержание этих целей весьма туманно и вполне допускает различные толкования. Конституционный суд также может отстранить любое правительство и распустить любую политическую партию даже за незначительные нарушения нормативных требований.

Часто недооценивается и роль монарха. Между тем, стоит напомнить, что почти все исполнительные назначения и законодательные акты требуют королевской подписи. Иными словами, король Таиланда имеет право вето по большинству важных вопросов. Если учесть, что реальная политическая система Таиланда представляет собой военную опеку гражданской политики, но под королевским руководством, то роль Дворца и лично монарха оказывается более значимой, чем обычно принято считать.

После смерти отца в 2016 году король Таиланда Маха Вачиралонгкорн значительно укрепил свою власть.

В апреле 2017 года Департамент Королевского адъютанта, Канцелярия личного секретаря Его Величества, Управление Королевского двора, Командование Королевской гвардии и Служба безопасности Королевского двора были переданы под непосредственное руководство Дворца. Являясь конституционным монархом, Вачиралонгкорн получил полный контроль над Управлением Королевского имущества, которое владеет активами на сумму до $30 миллиардов, включая первоклассную недвижимость в центре Бангкока, а также внёс поправки в Акт о Сангхе (Sangha Act), который управляет буддийской монашеской общиной.

Ещё одним важным шагом стал отказ монарха подписывать Конституцию, одобренную референдумом 2016 года, покуда в нее не внесли необходимые ему поправки. Главное изменение, о котором просил Вачиралонгкорн, – избавиться от необходимости назначать регента, когда он находится за границей (известно, что большую часть своего времени Рама X проводит в окрестностях Мюнхена, в Германии).

Новый король также радикально изменил состав влиятельного консультативного органа – Тайного совета. Но 98-летний Прем Тинсуланон (Prem Tinsulanonda) по прежнему остаётся его председателем.

Особенное внимание Маха Вачиралонгкорн уделил перестановкам в армии, так как именно военная аристократия исторически является главной опорой монархии (и как следствие единственной силой, способной сместить монарха).

Новый король Таиланда является членом традиционной армейской фракции Вонгтхеван (Wongthewan; Божественные потомки), существующей с 1870 года. В то время как правящие сегодня военные во главе с Праютом относятся к другой крупной фракции – Бурапха Паяк (Burapha Payak; Восточные тигры) – ответственной за перевороты, в результате которых свергли правительства Таксина Чинавата и его сестры Йинглак в 2006 и 2014 году соответственно.

Для обеспечения собственного влияния среди военных Маха Вачиралонгкорн в октябре 2018 года назначил генерала Апирата Конгсомпонга, представителя фракции Вонгтхеван, Главнокомандующим армией Таиланда. Ещё будучи наследным принцем, Вачиралонгкорн дружил с Апиратом и его отцом, лидером государственного переворота 1991 года генералом Сантхорном Конгсомпонгом. А в начале января 2019 года Апират был включен в состав исполнительного совета Управления Королевского имущества. Вместе с тем, он продолжает оставаться в хороших отношениях с Праютом.

Командующим первой региональной армии, которая обеспечивает безопасность Бангкока и имеет решающее значение в подавлении или проведении переворотов, с октября прошлого года стал генерал Наронгпхан (Narongphan Chitkaewtae/Jitkaewthae), который чрезвычайно близок к Вачиралонгкорну. В 2019 году он, вероятно, будет повышен до помощника Командующего армией, а в 2020 году станет Главнокомандующим армией после отставки Апирата Конгсомпонга.

До 1 апреля 2018 года Наронгпхан командовал первой пехотной дивизией Королевской гвардии – подразделением, которое традиционно является ключевым для безопасности Бангкока и самого короля. Нынешний командир первой дивизии Королевской гвардии – генерал Сонгвит Нунпакди (Songwit Noonpakdi), сын другого члена хунты 1991–92 годов, генерала Иссарапонга Нунпакди (Issarapong Noonpakdi), который также близок к Апирату. Сонгвиту суждено в конечном итоге заменить Наронгпхана на посту командующего армией.

По неподтверждённым данным, все армейские части и подразделения, кроме первой дивизии Королевской гвардии, по приказу Дворца полностью выводятся из Бангкока.

Апират, Наронгпхан, Сонгвит являются членами фракции Вонгтхеван, все они особенно близки к новому королю и будут обеспечивать его влияние на вооруженные силы на долгие годы.

В состав Королевской гвардии были включены элитные войска пехотной части 904 Раджаваллоп (Ratchawallop), которые обеспечивали личную охрану короля, когда он был наследным принцем. С 1980-х годов это подразделение превратилось в 5000 “преторианскую гвардию” Вачиралонгкорна. В декабре 2018 года сын Апирата Пирапонг (Peerapong) был назначен командиром части Раджаваллоп.

В октябре 2018 года было сформировано новое полицейское подразделение – Отдел специальной службы – задачей которого является обеспечение безопасности королевской семьи и сбор информации о «лицах или группах, поведение которых представляет угрозу национальной безопасности и Его Величеству Королю». В январе 2019 года название подразделения было изменено на «Полицейские стражи Раджаваллоп, Королевская гвардия 904» (Ratchawallop Police Retainers, King’s Guard 904).

В его составе есть Отдел по особым делам, в обязанности которого входит защита членов королевской семьи и организация групп волонтеров, созданных Вачиралонгкорном. Он также будет служить связующим звеном между добровольцами и полицией.

Ранее действующий король создал сеть добровольцев, под названием «Чит Арса» (Chit Arsa), куда входят сотни тысяч человек и которая выполняет широкий спектр общественных работ, от очистки улиц и каналов до организации мероприятий, посвященных монархии.

Руководителем нового полицейского подразделения является генерал-майор Торсак Суквимол (Torsak Sukwimol), младший брат близкого к королю маршала авиации Сатхитпонга Суквимола (Sathitpong Sukwimol), который является секретарем наследного принца, генеральным директором Управления Королевского имущества и лордом-камергером Управления Королевского двора.

Этими действиями король Вачиралонгкорн не просто создает собственную версию системы правления своего покойного отца, которую некоторые исследователи называют «сетевой монархией» – ситуацию, при которой Дворец, оставаясь формально над политикой, все больше полагается на сотрудничество с другими политическими акторами, чтобы укрепить свою реальную власть, создавая негласный альянс роялистов, высокопоставленных бюрократов и бизнесменов, лояльных королю. Используя правовые изменения и различные перестановки в элитных группах, новый король пытается укрепить так называемую «глубинную монархию» (по аналогии с американским термином Deep State), обеспечив себе позиции на всех уровнях государственного управления.

Часть экспертов считает, что одной из причин переворота 2014 года стало серьёзное ухудшение здоровья Рамы IX и осознание тайскими элитами неизбежности трансформации всей структуры распределения власти в стране. При этом основная цель, которую преследовали военные, – обеспечить стабильность в государстве в переходной период, так как далеко не все желали видеть Вачиралонгкорна на троне (в том числе из-за его хорошо известного образа жизни, неподобающего королевской особе), несмотря на то, что принц являлся единственным наследником и никакой законной альтернативы ему не было.

С этой точки зрения, коронация Вачиралонгкорна, назначенная на 4-6 мая 2019 года, имеет большее значение для политического будущего Таиланда, нежели выборы 24 марта, которые являются лишь частью процесса по выстраиванию нового баланса сил в тайских элитах.

Владимир Романов, журналист, востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts