Поездка китайского лидера в Европу

P 01.04.2019 U Владимир Терехов

XIE674522

Прошедшая в марте поездка председателя КНР Си Цзиньпина в Европу относится к значимым событиям мировой политики первой половины 2019 г. Турне началось спустя лишь неделю после завершения рутинного, но неизменно важного внутриполитического мероприятия, обозначаемого термином “Две сессии”.

Она включает в себя очередные ежегодные заседания “Всекитайского собрания народных представителей” (ВСНП) и “Всекитайского консультативного Народного политического консультативного совета Китая” (ВК НПКСК).

Как и в предыдущие несколько лет, последние “Две сессии” занимались разрешением фундаментальной проблемы нынешнего Китая, связанной с необходимостью совмещения двух прямо противоположных трендов. Из них первый обусловлен усилением партийно-государственного контроля за всеми аспектами внутренней жизни страны, второй – вновь подтверждённым китайским лидером курсом на “открытость” страны к разнообразному (главным образом в сфере экономики) взаимодействию с внешним миром.

Подчеркнём объективный характер обоих этих трендов, а, следовательно, невозможность полного игнорирования любого из них. В условиях тесно переплетённых между собой внутренних и внешних вызовов стабильности китайского общества, закручивание гаек на крышке “котла”, в котором оно “варится”, представляется суровой необходимостью.

В то же время становление КНР в качестве глобальной державы предопределяет курс на открытость внешнему миру. Самым последним свидетельством чему явился ежегодно проводимый под эгидой правительства “Форум по развитию Китая”. Выступая на нём, вице-премьер Хань Чжэн, в частности, сказал, что “большая степень открытости является обязательным условием будущего высококачественного экономического развития” страны.

Пока не представляется очевидным само наличие решения указанной проблемы (повторим, фундаментальной), которое бы удовлетворило народ и руководство КНР. Отметим лишь, что последнее его ищет, чем, собственно, и должно заниматься ответственное руководство страны – претендента на всестороннее мировое лидерство.

В рамках подобных поисков следует рассматривать и поездку китайского лидера в Европу. Она была пятой за время нахождения Си Цзиньпина во главе руководства КНР и первой его заграничной поездкой в текущем году. В выступлении на полях “Двух сессий” именно на это обратил внимание министр иностранных дел Ван И, когда говорил о крайней важности европейского направления внешней политики Пекина.

Указанная важность обусловлена факторами как экономического, так и политического планов. В условиях ускоряющейся трансформации мироустройства Европа рассматривается Пекином не только в качестве одного из основных конечных пунктов НШП (ключевого национального проекта), но и потенциального политического партнёра. Второе приобретает особое значение в условиях обостряющегося глобального противостояния с Вашингтоном, отношения с которым усложняются и у европейцев.

Вроде бы появляются условия для взаимного китайско-европейского сближения. Однако, несмотря на интенсивные двусторонние контакты разного уровня и форматов последних лет (Брюссель-Пекин, столицы ведущих европейских стран), чётко выраженное стремление к подобному сближению наблюдается пока и в основном со стороны Китая.

Более того, в 2017 г. по запросу министра экономики Германии Б.Циприс ЕС ввёл заградительные барьеры на приток (резко возросший перед этим) китайских инвестиций в европейские компании. Прежде всего в те, которые специализируются на разработках и производстве высокотехнологичной продукции. В Германии начали опасаться перспективы утраты как контроля над этими компаниями, так и конкурентных преимуществ своей продукции на мировом рынке.

21 марта с. г., то есть накануне поездки Си Цзиньпина в Европу, мировые новостные агентства сообщили, что в ходе подготовки к предстоящему 9 апреля очередному саммиту “ЕС-Китай” европейские лидеры обсудили в Брюсселе меры по укреплению упомянутых выше барьеров, нацеленных “против усиления китайского влияния” на континенте. На этот раз предлогом для подобных мер оказалась недостаточность той самой “встречной открытости” китайского рынка притоку европейских товаров и инвестиций.

Таким образом, лидер КНР отправился в Европу в условиях, когда “главные европейцы”, в лице брюссельской бюрократии, едва ли не в открытую демонстрируют своё нерасположение к возглавляемой им стране. Что, как видно, не смущает китайское руководство, твёрдо намеренное продолжать политику преодоления “барьеров”, которые возводит упрямо-несговорчивый, но потенциально крайне важный партнёр. Ситуация начинает напоминать оперную классику: “Меня не любишь ты – ну так что ж – зато тебя люблю я”.

И настойчивость нового претендента на мировое лидерство начинает приносить плоды, ибо ряды строителей “барьеров” вовсе неоднородны. Среди них есть, например, Италия – второй после Великобритании “фрондёр” в ЕС. Именно Рим при новом правительстве всячески демонстрирует встречную приязнь к Пекину и как раз Италия стала первой страной посещения в ходе европейского турне китайского лидера.

На встречах с президентом и премьер-министром Италии звучали знаковые слова о древности культур обеих стран, которые “ещё две тысячи лет назад связывал Великий шёлковый путь”. Эти слова явились прелюдией к подписанию самого важного из серии принятых к исполнению двусторонних документов, а именно “Меморандума о взаимопонимании” (МоВ) по вопросу “совместной реализации проекта “Один пояс – один путь”.

В комментариях особо подчёркивается, что Италия стала первой страной из участников “Большой семёрки” (G-7), которая выразила готовность участвовать в реализации проекта “ОПОП”, в частности в его совмещении с Трансъевропейской транспортной сетью.

Следует, впрочем, оговориться, что сам формат МоВ не носит обязывающего характера и выражает лишь намерение “постараться” достичь неких целей. То есть всегда остаётся возможность сказать что-нибудь вроде “старались, но не получилось” и даже прозрачно обвинить в этом партнёра. Что нередко и происходит с подобного рода документами.

Из Италии лидер КНР проследовал во Францию, где сопутствующая визиту обстановка заметно отличалась от предыдущей. Что отчётливо проиллюстрировали статья Си Цзиньпина, опубликованная накануне его прибытия в Париж, и выступление пред прессой президента Франции Э. Макрона, состоявшееся днём ранее в Брюсселе после упоминавшегося выше саммита стран-членов ЕС.

Разница в “тональностях” политических заявлений лидеров обеих стран бросается в глаза. Статья Си Цзиньпина полностью посвящена достигнутым успехам в двусторонних отношениях и готовности Китая к дальнейшему их развитию, в частности, в рамках “ОПОП”. Э.Макрон же фактически изложил основные положения опубликованного 12 марта Еврокомиссией “Стратегического обзора отношений между ЕС и Китаем”, включившего в себя 10 пунктов.

Как и все прочие документы ЕС последних лет, посвящённые отношениям с КНР, данный “Обзор” нацелен главным образом на ограничение масштабов проникновения на континент китайских финансов и бизнеса. В частности, с настороженностью описывается активность Пекина в развитии отношений с рядом стран Восточной Европы вообще (в формате “16+1”) и на Балканском полуострове, в особенности.

Именно Балканский полуостров рассматривается в Пекине в качестве исходного района на Юге Европы для реализации проекта “ОПОП”. На севере таковыми могут оказаться порты Норвегии, куда китайские товары предполагается доставлять по Северному морскому пути.

Впрочем, визиты во Францию и затем в Монако (конечный пункт обсуждаемого турне китайского лидера) прошёл в условиях полного соответствия внешнего антуража подобного рода событиям.

В заключительный день европейского турне лидера КНР Си Цзиньпина состоялась его встреча в Париже с председателем Еврокомиссии Ж.-К.Юнкером, канцлером ФРГ А.Меркель и президентом Франции Э.Макроном. Видимо, состоялся последний зондаж позиций сторон перед предстоящим саммитом “ЕС-Китай”, итоги которого потребуют специального обсуждения.

Наконец, обратили на себя две статьи-комментарии европейского турне лидера КНР, которые были опубликованы газетой Global Times под примечательными заголовками “Сотрудничество с Китаем является ключом европейской интеграции” и “Угождение интересам США вредит ЕС”.

Содержащееся в них послание в сторону ЕС не вызывает сомнений. Но, похоже, что в Европе начинают с одинаковой настороженностью воспринимать как США, так и Китай, выискивая некий “срединный путь”.

Однако о будущей геополитической стратегии ЕС имеет смысл говорить только при позитивном прогнозе самого существования этой организации. Что пока не кажется очевидным.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts