Историческая правда о резне в Чечжудо постепенно восстанавливается

14.04.2019 Автор: Константин Асмолов

SEO534532

3 апреля 2019 г. на острове Чечжудо в Южной Корее состоялась церемония памяти жертв кровавого подавления правительственными войсками народного восстания 1948-1954 годов. В церемонии приняли участие более 10 тыс. человек, в том числе представители правительства, парламентарии, участники восстания и потомки жертв его подавления. На церемонии выступил премьер-министр Ли Нак Ён. Он предложил почтить память погибших и выразил глубокие соболезнования их семьям, назвав инцидент на Чечжудо одним из самых ужасных событий в современной истории Кореи. Ли Нак Ён подчеркнул, что администрация Мун Чжэ Ина взяла на себя историческую миссию раскрыть правду о Чеджу и восстановить достоинство жертв.

Также и глава Национального Полицейского Агентства Мин Гап Рён принял участие в поминальной церемонии в Сеуле и оставил запись: «Смиренно разделяю мои соболезнования перед душами всех тех невинных людей, которые были убиты во время Чеджу 3 апреля, и я уважительно разделяю мои пожелания, чтобы они покоились с миром». Вместе с ним был замминистра обороны Со Чжу Сок, произнесший заявление выше и отметивший, что армия сохраняет полную приверженность усилиям правительства по расследованию и примет участие в исцелении ран и страданий членов семьи, восстанавливая честь тех, кто был убит. Это стало первым заявлением южнокорейского  военного ведомства, которое касается данного инцидента.

Официально «минимум 10 тысяч жителей Чечжудо погибли и почти 3600 пропали без вести в результате трагедии, которая явилась результатом идеологического раскола Кореи после её освобождения от колониального правления Японии, длившегося с 1910 по 1945 год».  На деле ситуация была куда более сложной. Хотя и северная, и южная пропаганда представляет восстание коммунистическим мятежом, направленным против проведения сепаратных выборов на Юге, на деле восстание было спровоцировано действиями полиции и политических гангстеров из т.н. «молодежных корпусов», которые использовали рэкет и террор для того, чтобы поставить под контроль регион, где было сильное левое движение.

Современная генеральная линия РК отсчитывает начало восстания от 1 марта 1947 года, когда во время уличной демонстрации в честь Первомартовского движения от удара копытом полицейского коня погиб ребёнок. В результате этого началось столкновение с полицией, и по толпе был открыт огонь. В ответ Трудовая партия Южной Кореи объявила всеобщую забастовку. Правительство же вместо того, чтобы успокоить людей, приняло решение окончательно ликвидировать левые элементы, что вызвало ещё более серьёзную реакцию народа.

3 апреля 1948 года более 350 вооружённых гражданских лиц одновременно атаковали 12 полицейских участков и дома представителей правых организаций, чтобы освободить захваченных родственников и принудить власти пересмотреть свою политику. В ответ власти начали действовать ещё более жестоко. Карательные отряды беспощадно расправлялись с участниками восстания и сотрудничающими с ними местными жителями. 17 октября 1948 года был введён запрет на передвижение во внутренних и горных районах острова за исключением пятикилометровой береговой линии. Все деревни за пределами периметра были уничтожены вместе с теми, кто отказался их покинуть. 2,5 тысячи островитян были заключены под стражу без предъявления обвинений или письменных приговоров.

Кровопролитие продолжалось и во время Корейской войны. Правда, к 1953 году вооружённые отряды насчитывали лишь примерно 60 человек, а к началу 1954 года не более пяти человек. 21 сентября 1954 года считается днём завершения восстания, поскольку в тот же день был полностью снят запрет на передвижение по его территории. Последний партизан был арестован лишь 2 апреля 1957 года.

Так как значительная часть населения стала жертвами расправ, а тела часто топили или сжигали, количество жертв варьируется от 14000 до 30000 человек, а если добавлять непрямые жертвы от голода и последующих зачисток, получается еще больше. При этом на счету повстанцев только 14% убитых.

В течение десятилетий после восстания память об этом событии и зверствах периода Ли Сын Мана вообще пряталась правительством посредством цензуры и репрессий, и только 12 января 2000 года был издан особый указ, в соответствии с которым был учреждён специальный комитет по реабилитации жертв и выяснению деталей событий того времени. А около 14000 человек подали заявление на получение статуса жертв тех событий. 28 августа того же года приступила к работе специальная комиссия по расследованию причин гибели жителей и их реабилитации.

В 2006 году правительство Но Му Хёна принесло извинения за свою роль в убийствах. Правительство также обещало репарации, но по состоянию на 2018 год с этой целью ничего не было сделано.

С другой стороны, ведется большая работа по очищению доброго имени лиц, которые во время восстания были превентивно задержаны и подвергались пыткам без предъявления им каких-либо обвинений. Тем, кого отпустили, приходилось жить с клеймом неблагонадежного. И вот в январе 2019 г. окружной суд Чеджу отменил решения военного суда в отношении 18 оставшихся в живых истцов, признав их в качестве пострадавших. Выдвинутые против них обвинения признаны необоснованными, «поскольку военный суд не следовал надлежащим юридическим процедурам». Об этом, по мнению объявивших вердикт, свидетельствует как то, что истцы не знали, по каким уголовным обвинениям их судили, так и то, что бесчисленное количество людей прошло через военный суд за короткое время, делающее маловероятным проведение надлежащих расследований.

Истцы требовали пересмотра дела еще в 2017 году, заявив, что они были арестованы и заключены в тюрьму на срок до 20 лет без справедливой процедуры. С того времени не было найдено никаких судебных протоколов, объясняющих, почему истцам были вынесены такие суровые приговоры. Даже поездка следователей на материк и работа в центральных архивах не выявила никаких сохранившихся записей следствия того времени. Выходит, что людей задерживали, пытали и сажали без предъявления обвинений в рамках практики «превентивного ареста».

Суд решил возобновить дело в сентябре 2018 года, после возобновления общественного интереса к инциденту с начала 70-летия и официального извинения президента Мун Чжэ Ина.

Чуть позднее, 17 января 2019 г. суд Чечжудо реабилитировал всех участников народного восстания от 3 апреля 1948 года, отбывших наказание по приговору военного трибунала.

Такая политика режима Муна в отношении жителей Чечжу – часть общего тренда. В рамках такового здание следственного управления, использовавшееся спецслужбами в сеульском районе Намъён-дон в 1970- 80-х годах для пыток антиправительственных и продемократических активистов, будет превращено в мемориальный зал демократии и прав человека и передано Корейскому фонду демократии, общественной организации при Министерстве внутренних дел и безопасности. В посвященной этому церемонии приняли участие премьер-министр Ли Нак Ен, министр внутренних дел и безопасности Ким Бу Гём, мэр Сеула Пак Вон Сун, комиссар Национальной полиции Мин Гап Рён, а также жертвы пыток и члены их семей.

С 1976 г. на этом месте располагалось управление антикоммунистических расследований. Как при Пак Чон Хи, так и Чон Ду Хване оно было местом содержания под стражей, которое использовалось для систематических пыток антиправительственных активистов. В течение примерно 30 лет там подвергался пыткам в общей сложности 391 активист, в том числе замученный насмерть студент Сеульского национального университета Пак Чон Чхоль, чья гибель повлекла за собой серию массовых протестов, приведших к падению Пятой республики.

Под напором критики в 2005 году Национальное полицейское управление закрыло отделение в Намьен-дон и превратило его в полицейский центр по правам человека, однако гражданские активисты потребовали, чтобы полиция больше не участвовала в работе этого учреждения. Процесс пошел в июне 2018 года, когда президент Мун Чжэ Ин пообещал превратить это учреждение в мемориал демократии и прав человека.

Премьер-министр Ли сказал в своем обращении, что Намьен-дон навсегда запомнится в истории и среди общественности как мемориальный зал для предотвращения злоупотребления государственными полномочиями.

Аналогичная политика ведется в отношении репрессированных членов т.н. Лиги заботы (Bodo League). Эта политическая организация состояла из «перевоспитуемых» левых активистов, однако с началом Корейской войны большинство ее членов были репрессированы в превентивном порядке, и большая часть – расстреляны. Такие группы, как Национальная ассоциация членов семей погибших в Корейской войне, утверждают, что после Корейской войны по всей стране было убито 200000 членов Лиги.

На основании многочисленных показаний родственников жертв складывается следующая картина: активистов собирали под предлогом экскурсий в горы или торжественных мероприятий, после чего вывозили за город, расстреливали и хоронили в безымянных могилах.

Только в июне 2014 года отдельные граждане наконец набрались смелости подтвердить доказательства гражданской резни, о которой вспоминали местные очевидцы, провели раскопки и обнаружили захоронения, однако до официальной эксгумации дело пока не дошло.

22 июня 2016 стали известны показания прокурора Сонъу Чжон Вона (1918-2014), который считается создателем Лиги. 18 октября 2007 г. он давал показания Комиссии по национальному примирению, и сказал, что многие члены Лиги не были «идеологическими элементами» и не знали, что такое коммунистическая партия. Как правило, это были простые крестьяне или представители интеллигенции, желавшие снять со своей семьи «красный ярлык».

Гражданские активисты считают, что эти показания можно считать подтверждением того, что власти вырезали бесчисленное количество невинных людей, зная, что они не были членами Коммунистической партии.

Также еще в 2009 г. комиссия по национальному примирению подтвердила факт массовых убийств по меньшей мере 3400 гражданских лиц и заключенных, содержащихся в тюрьмах в Пусане, Масане и Чинджу с июля по сентябрь 1950 года. В расправе принимали участие сотрудники тюрем, полиции и контрразведки. Жертв или убивали прямо в тюрьмах, или вывозили в горы и ликвидировали там, а тела сбрасывали в море. Только в некоторых случаях казни осуществлялись по формальному приговору военного трибунала. При этом большинство жертв были заключенными с коротким сроком наказания менее трех лет, и их казнили просто из опасений, что они могут сотрудничать с КНДР.

Большая часть подобных расследований предпринималась в рамках действий комиссии по национальному примирению, учрежденной в декабре 2005 года и занимавшейся изучением фактов, связанных с антияпонским движением за независимость, массовыми убийствами гражданского населения во время Корейской войны и незаконными нарушениями прав человека государственными властями в период военной диктатуры. За короткий пятилетний период комиссия выявила истину по 8468 делам, выявив целый ряд фактов незаконных расправ во время Корейской войны и ранее. Кроме того, Комиссия установила, что ряд дел о шпионаже в 1980-х годах были искажены или полностью сфабрикованы.

Однако при Ли Мён Баке деятельность комиссии по национальному примирению была свернута. Итоговый доклад сделал упор на то, что в зверствах были замечены обе стороны, не отметив, что количество жертв белого террора было в два раза больше, множество виновников преступлений было освобождено от ответственности, отчего «подлинное примирение и расплата с прошлым оказались отложенными до следующего дня».

Сейчас, возможно, этот день наступает. И хотя в правление Муна старые политические мифы нередко меняются а новые, хочется надеяться, что итоговая картина будет ближе к исторической правде.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».