Северокорейская тема на саммите лидеров РК и США

P 20.04.2019 U Константин Асмолов

34522342

11 апреля в Вашингтоне состоялся южнокорейско-американский саммит. Лидеры двух стран Мун Чжэ Ин и Дональд Трамп обсудили широкий круг вопросов, сосредоточившись на решении северокорейской ядерной проблемы. В пресс-релизе по итогам саммита говорится, что стороны подтвердили стремление к установлению мира и достижению полной денуклеаризации Корейского полуострова, отметили важность продолжения тесной координации и сотрудничества по вопросам, связанным с Северной Кореей, и обсудили “непреходящую силу” южнокорейско-американского альянса, “который остается стержнем мира и безопасности на Корейском полуострове и в регионе.

В ходе переговоров стороны высоко оценили улучшения, внесенные в пересмотренное соглашение о свободной торговле между Южной Кореей и США. Так, Трамп отметил инвестиции южнокорейских компаний в американскую обрабатывающую промышленность, включая автомобильный сектор, в поддержку рабочих мест и экспорта США.

Перед саммитом в СМИ России, РК и не только был распространен пассаж о том, что «сегодня трудно говорить о возможности третьего северокорейско-американского саммита и продолжении диалога между Пхеньяном и Вашингтоном», и это говорит «о необходимости участия в диалоге Сеула в качестве посредника».

Если Трамп говорил о «большой сделке», предусматривающей уступки в обмен на полную денуклеаризацию, то Мун использует такие термины, как «достаточно хорошая сделка» («good enough deal») и «ранний урожай». Они предполагают поэтапное поощрение Севера по мере принятия им конкретных мер по денуклеаризации: например, ослабить санкции в обмен на ликвидацию реактора в Ёнбёне. Разумеется, в случае чего все можно вернуть к прежнему уровню давления.

Правда, как утверждал ряд экспертов, ослаблять собирались не санкции вообще, а те, которые имеют отношение к проектам межкорейского сотрудничества, а конкретно – Кэсонскому промышленному комплексу и Кымгансанскому туристическому проекту.

Даже в РК эти идеи поддерживали не все. Как считает политический советник Совета Безопасности Голубого дома Ко Ю Хван, поскольку Северная Корея никогда не говорила, что она полностью остановит все свои ядерные и ракетные разработки, президенту Муну будет довольно сложно убедить Трампа. С другой стороны, профессор международных отношений в Сеульском национальном университете Пак Чхоль Хи считает, что цель саммита президента Муна с Трампом – сохранить импульс для переговоров о денуклеаризации, а разговоры про ослабление санкций могут касаться и ограничений, которые затрагивают жизнь простых граждан. Так, чтобы гражданские группы РК могли бы иметь возможность доставлять гуманитарную помощь Северу.

Каковы же итоги саммита по главному направлению:

  • Президент РК подтвердил решимость стремиться к проведению очередного межкорейского саммита. В ответ Дональд Трамп попросил держать его в курсе изменений позиции КНДР в ходе межкорейских контактов. Таким образом, как написали в СМИ РК, «посредническая роль Мун Чжэ Ина получила более конкретные и официальные очертания».

  • Лидеры двух стран также подтвердили позицию о сохранении формата диалога «Top Down», подразумевающего  принятие решений на уровне глав государств и их последующее исполнение на рабочем уровне. Несмотря на мнения об ограниченности данного подхода, которое появилось после безрезультатного саммита в Ханое. Впрочем, главы двух стран отметили, что, несмотря на отсутствие конкретных договорённостей, эта встреча носила важный характер.

  • Формат «good enough deal» не обсуждался. Кроме того, Дональд Трамп указал, что для возобновления работы Кэсонского комплекса и туристических поездок в северокорейские горы Кымгансан пока ещё «не подходящее время». Впрочем, Трамп намекнул, что “различные мелкие сделки” также могут произойти, если будет существенный прогресс в денуклеаризации Севера.

  • Трамп напомнил о своей готовности к диалогу с северокорейским лидером и подтвердил, что у него очень хорошие отношения с Кимом. «Ким Чен Ын был действительно кем-то, кого я очень хорошо знал и уважал, и я действительно верю, что через некоторое время произойдет много потрясающих вещей». 13 апреля он снова отписал в твиттере о том, что он и Ким настроены на то, что третий саммит пройдет хорошо.

  • Кроме того, в документах Белого дома по поводу встречи использовалось официальное название КНДР, а не Северная Корея.

  • Как сказал Трамп, «третий саммит Трампа и Кима может состояться. И это шаг за шагом. Это не быстрый процесс. Я никогда этого не говорил. Это шаг за шагом».

  • Трамп отметил необходимость санкционного давления на КНДР, но подчеркнул, что введение дополнительных санкций не рассматривается и сейчас они «находятся на справедливом уровне». «Честно говоря, у меня была возможность значительно увеличить их. Я не хотел этого делать из-за моих отношений с Ким Чен Ыном».

  • Что касается экономического сотрудничества Юга и Севера, то этот вопрос должен рассматриваться параллельно с процессом денуклеаризации.

Как и следовало ожидать, правящие силы и оппозиция РК выразили противоречивые позиции по итогам саммита. Правящая Демократическая партия Тобуро заявила, что стороны провели успешные переговоры, подтвердив крепость двустороннего союза. Партии Справедливого будущего, Демократии и мира и партии Справедливости указали, что саммит подтвердил дружеский характер отношений двух стран, а также сохранил нить диалога КНДР и США. Крупнейшая оппозиционная партия Свободная Корея считает, что саммит был пустым. Лидер парламентской фракции партии Свободная Корея На Гён Вон даже заявила, что встреча была настолько непонятной, что под вопросом даже цель поездки президента в Вашингтон. Вообще, по мнению консерваторов, форматы «достаточно хорошей сделки» и «раннего урожая», по сути, представляют собой северокорейский метод поэтапной денуклеаризации.

Обращалось внимание и на отсутствие прогресса по иным линиям. Новых соглашений нет, отстоять интересы южнокорейских компаний в торговой войне не удалось, не упоминался вопрос соглашения о распределении расходов на содержание американского военного контингента.

Нет, решение реальных проблем попытались решить на рабочем уровне. 13 апреля вице-премьер, министр планирования и финансов РК Хон Нам Ги встретился в Вашингтоне с министром финансов США Стивеном Мнучином в рамках заседания министров финансов и глав центральных банков стран «Большой двадцатки». Хон призвал своего американского коллегу оказать поддержку в исключении продукции автомобильной промышленности из списка объектов пошлин, однако Мнучин заявил, что прекрасно понимает суть просьбы, но окончательное решение по этому вопросу пока не принято.

Что значит визит Муна для дальнейшего диалога Пхеньяна и Вашингтона? На самом деле ничего. Ликвидировать реактор в Ёнбёне Ким, по сведениям, был готов еще во время Ханойского саммита. Более того, разговоры о том, что третий саммит состоится в обозримом будущем, начали озвучиваться руководством США и вне контекста визита Муна. Так, 2 апреля Майкл Помпео в очередном интервью заявил, что встреча лидеров КНДР и США состоится в «ближайшие месяцы». Кроме того, Госдепартамент сообщал, что госсекретарь обсуждал с чиновниками ООН вопрос о предоставлении продовольственной помощи детям и пострадавшим от стихийных бедствий.

Скорее, Муну на фоне внутриполитических проблем очень важно позиционировать себя как главного посредника между КНДР и США, без помощи которого прогресс невозможен. Так это или нет – вопрос сложный, поскольку, по мнению автора, темпы диалога ускорились, наоборот, когда американцы и северокорейцы получили возможность разговаривать напрямую. Однако корейские массы поверили, и, по результатам опроса, проведённого агентством Realmeter в период с 8 по 12 апреля, уровень поддержки президента РК Мун Чжэ Ина повысился на 0,7% по сравнению с предыдущей неделей, составив 48%.

Таким образом, убедить президента превратить большую сделку в достаточно хорошую не удалось. Впрочем, против дополнительного канала связи Трамп ничего против не имел, и теперь перед Мун Чжэ Ином стоит задача усадить Ким Чен Ына за стол переговоров в ходе очередного межкорейского саммита. Пока ни место, ни время межкорейского саммита не определены, однако вполне вероятно, что встреча может состояться 27 апреля, когда исполнится год с момента объявления Пханмунчжомской декларации.

Еще 10 апреля источники СМИ в Голубом доме утверждали, что Мун будет добиваться одобрения США для отправки специального посланника в Пхеньян для организации такой встречи. Об этом же намекал советник по национальной безопасности Чон Ый Ён.

Но об этом, как и о состоянии межкорейского сотрудничества на данный момент, – в следующих материалах автора.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts