Хроника межкорейского взаимодействия конца 2018 – начала 2019 г.

P 03.06.2019 U Константин Асмолов

SKR635232

Прошло почти полгода с того времени как мы представляли дайджест развития межкорейских отношений, и пора начинать серию материалов по этому поводу.

26 декабря 2018 г. на северокорейской железнодорожной станции Пханмун состоялась церемония начала работ по соединению железных и автомобильных дорог Юга и Севера, а также их модернизации на территории КНДР. Стороны представляли делегации по сто человек в каждой. В состав южнокорейской делегации входили министр сухопутных территорий и транспорта Ким Хён Ми, министр по делам воссоединения Чо Мён Гюн, лидеры парламентских фракций и представители ведомств, имеющих отношение к межкорейским отношениям, пять представителей разделённых семей, для которых Кэсон является родиной, и даже машинист, который управлял последним грузовым поездом, курсировавшим до 2008 года по дороге вдоль западного побережья.

С северокорейской стороны в церемонии участвовали председатель комитета КНДР по мирному объединению родины Ли Сон Гвон, председатель Народного комитета экономического сотрудничества Пак Кан Су,  замминистра железнодорожного транспорта Ким Юн Хёк. В рамках церемонии с речами выступили министр сухопутных территорий и транспорта Республики Корея Ким Хён Ми и замминистра железнодорожного транспорта КНДР Ким Юн Хё. Затем главы делегаций расписались на шпалах, открыли полосу, соединяющую Юг и Север, а также установили дорожный указатель.

Однако до конкретного претворения в жизнь проекта соединения транспортных сетей ещё далеко, и даже СМИ РК писали, что «церемония стала не началом реальных строительных работ, а демонстрацией готовности и стремления участников к реализации проекта». Дело в том, что строительные работы не могут вестись в условиях антисеверокорейских санкций, предусматривающих запрет на ввоз в КНДР оборудования и материалов. Их смягчение, а тем более отмена, обусловлены исключительно денуклеаризацией Северной Кореи. Однако диалог по этой проблеме оказался практически в тупике.

Но вообще-то подобная церемония заставляет задуматься о перспективах диалога, хорошо отражая то, какой процент связанных с ним мероприятий носит церемониальный характер, демонстрируя заведомо недостижимые в современных условиях цели.

Одновременно стало известно, что РК планирует провести дополнительную детальную оценку железных и автомобильных дорог Севера. Время проведения дополнительной проверки пока не определено, и это понятно – обсуждение вышеперечисленных деталей в условиях, когда продолжают действовать санкции, является «разговорами в пользу бедных».

В конце 2018 г. Ким Чен Ын написал письмо Мун Чжэ Ину, предложив проводить больше саммитов, продолжать совместные усилия «по созданию и сохранению мира и процветания» в регионе и скорее достичь цели по денуклеаризации Корейского полуострова. Как сообщил представитель администрации президента РК Ким Ый Гём, председатель Госсовета КНДР поздравил президента РК с успешным завершением 2018 года и заявил о намерении «двигаться вместе во имя мира и процветания Корейского полуострова». Он выразил удовлетворение тем, что лидеры двух Корейских государств в уходящем году приняли практические меры для преодоления длительной конфронтации, «освободив свои народы от военной напряжённости и угрозы войны». Ким выразил сожаление по поводу того, что не выполнил своё обещание посетить Сеул до конца года, но ясно дал понять, что хочет часто встречаться с Мун Чжэ Ином в 2019 году, чтобы «продвигаться в обсуждении мира и стабильности», совместно решать проблему денуклеаризации Корейского полуострова. Со своей стороны, президент РК Мун Чжэ Ин положительно оценил намерение северокорейского лидера продолжать совместные усилия для достижения цели денуклеаризации Корейского полуострова. В сообщении на своей странице в Facebook он подтвердил, что в Сеуле ждут визита Кима, но не исключил, что в будущем может возникнуть много трудностей. Однако одновременно с прилагаемыми усилиями «наши сердца будут открываться друг другу», – написал Мун Чжэ Ин.

Есть, однако, любопытная деталь. По сути, все известные цитаты из письма принадлежат не Киму – АП РК обобщила двухстраничное письмо Кима и перефразировала его другими словами. Неизвестно и то, как письмо было доставлено на Юг по соображениям безопасности.

14 января КНДР потребовала возобновления межкорейского экономического сотрудничества, подчеркнув важность расширения обмена между Югом и Севером: на северокорейском пропагандистском сайте Уриминжоккири была опубликована статья, в которой приводилась часть новогоднего обращения северокорейского лидера Ким Чен Ына о готовности без каких-либо условий возобновить работу Кэсонского индустриального комплекса и туристических поездок в горы Кымгансан. Другое пропагандистское издание «Мэари» также указало, что, если бы экономическое сотрудничество Юга и Севера было более активным, то РК могла бы избежать нынешнего экономического кризиса.

16 января появились слухи (как водится со ссылкой на анонимные источники во власти), что Ким приедет в Сеул чтобы отметить столетие Первомартовского движения за Независимость. Затем «визит перенесли» на конец марта – начало апреля, причем газета «Тонъа Ильбо» даже приводила возможный маршрут его поездки.  И только после неудачного саммита Трампа и Кима в Ханое СМИ РК были вынуждены отметить, что «вероятность визита в Сеул минимальна».

17 января в ходе заседания южнокорейско-американской рабочей группы по КНДР было выражено единое мнение о необходимости освобождения от санкций проектов по обследованию дорог на Севере и поиску останков военнослужащих Юга и Севера. После этого Сеул обратился с запросом в СБ ООН.

31 января в Кэсоне состоялась рабочая встреча представителей Юга и Севера по соединению транспортных сетей двух Корей. Как сообщили в министерстве по делам воссоединения РК, стороны обменялись необходимыми техническими данными, обсудили вопросы, касающиеся проведения инспекции южнокорейских дорог северокорейскими экспертами и возможность обмена кадрами между Югом и Севером. Затронули и вопросы обследования дорог на востоке КНДР.

5 февраля министр по делам воссоединения РК Чо Мён Гюн принял участие в ежегодном мероприятии по поминовению предков вместе с 1000 членами разделённых семей. В торжественной речи он выразил стремление продолжать усилия для активизации проведения встреч и посещений родины членами разделённых семей Юга и Севера.

В этом же месяце правительство РК опровергло утверждения о том, что оно нарушило санкции СБ ООН, не сообщив, что оно поставило нефть в межкорейское отделение связи в Кэсоне. Ответ пришел после того, как информационное агентство Kyodo заявило, что СБ ООН собирается выпустить отчет о том, что Южная Корея нарушила санкции в отношении этого вопроса.

15 февраля глава южнокорейского представительства в межкорейском пункте оперативной связи в Кэсоне Чхон Хэ Сон провёл переговоры с заместителем своего северокорейского коллеги Хван Чхун Соном. Предположительно, они затронули вопрос проведения совместных мероприятия по случаю 100-летия Первомартовского движения за независимость. Южнокорейская сторона с декабря прошлого года неоднократно предлагала Северу совместно отметить эту знаменательную дату. Однако от КНДР не последовало конкретного ответа. Поскольку до 1 марта осталось совсем мало времени, Сеул предложил Пхеньяну провести совместное мероприятие в гораздо меньшем объёме, чем планировалось ранее.

18 февраля представитель министерства по делам воссоединения РК сообщил, что темпы реализации межкорейских проектов снизились в связи с подготовкой ко второму саммиту между КНДР и США. В отношении как проекта соединения транспортных сетей Юга и Севера, так и по поводу проведения межкорейского мероприятия по случаю 100-летия Первомартовского движения за независимость все еще нет конкретных договорённостей.

19 февраля в телефонном разговоре с Дональдом Трампом Мун Чжэ Ин заявил, что в качестве меры по ускорению денуклеаризации КНДР Сеул готов возобновить экономическое сотрудничество с Пхеньяном, в том числе по соединению автомобильных и железных дорог,  если об этом попросит президент США.

Саммит в Ханое 27-28 февраля в Сеуле восприняли не как провал, и, по мнению Муна, после него роль РК как посредника только возросла.

12 марта министерство по делам воссоединения РК представило рабочий доклад на 2019 год, где в качестве главной задачи указывалась подготовка фундамента для мирного сосуществования и процветания двух Корей через развитие устойчивых межкорейских отношений. Озвучено намерение развивать проекты сотрудничества по проведению встреч разделенных семей, соединению железных и автомобильных дорог, а также в сфере авиасообщения, проложив международные маршруты над Японским и Жёлтыми морями.

22 марта представители КНДР в одностороннем порядке покинули межкорейский пункт связи в Кэсоне, сославшись на соответствующее “указание сверху”. В правительстве РК выразили сожаление по поводу шагов Севера, выразив надежду на скорейшее восстановление работы пункта связи.

Однако 25 марта северокорейские сотрудники вернулись в пункт связи. В этот день между представителями двух стран состоялась плановая 10-минутная встреча, в ходе которой стало известно, что Пхеньян готов выполнять прежние договорённости. Эксперты РК связали действия Севера с внутригосударственными проблемами, а также с напряжёнными отношениями с США, сложившимися после саммита в Ханое. Поначалу Вашингтон заявлял об усилении антисеверокорейских санкций, но позже объявил об отмене дополнительных ограничительных мер, после чего, похоже, Пхеньян решил вернуть часть своих сотрудников в пункт связи.

Главное событие марта 2019 г., однако, для автора иное. В СМИ стало известно, что правительство РК планирует финансировать исследовательские проекты по изучению потенциальных моделей объединения с Севером, в том числе не только «поглощения» по германскому образцу, но и федерации или даже конфедерации в стиле ЕС. Участникам также предлагалось изучить поэтапный процесс объединения – это очень серьезное изменение официальной парадигмы.

В апреле 2019 г. Мун Чжон Ин, советник по безопасности президента РК, заявил, что КНДР должна позволить международным инспекторам проверить демонтаж ядерного полигона Пхунгери, взяв на себя инициативу по содействию застопорившимся переговорам. По его мнению, Северная Корея должна действовать, чтобы сломать недоверие, которое возникло после неудачи саммита Северной Кореи и США в Ханое, и это был бы первый положительный шаг и позитивный сигнал Вашингтону, на который Трамп мог бы ответить взаимностью.

Говоря о роли президента Муна в преодолении разрыва между Северной Кореей и США, советник сказал, что это будет “геркулесовой задачей” для президента Южной Кореи, потому что Север видит Юг на той же стороне, что и США.

12 апреля в ходе очередного брифинга заместитель представителя министерства по делам воссоединения Ли Ю Чжин заявил, что заседания глав межкорейского пункта связи не проводятся семь недель подряд и с северокорейской стороны не озвучивают конкретных причин такой ситуации.

15 апреля Мун Чжэ Ин заявил, что «подходящее время в полной мере подготовиться к переговорам на высшем уровне». Как только Пхеньян будет готов, две Кореи проведут ещё один саммит. При этом президент РК подчеркнул, что место и формат его четвертого саммита с Кимом не имеют значения, поскольку он стремится к “конкретным и предметным дискуссиям”: “Настало время серьезно подготовиться и подтолкнуть переговоры на высшем уровне Юг-Север”.

16 апреля комитет Совета Безопасности ООН по санкциям в отношении КНДР разрешил ввоз на Север оборудования, необходимого для проведения раскопок на территории дворца Манвольдэ в Кэсоне. Таким образом, вывод из-под санкций, который прежде касался лишь гуманитарных вопросов и контактов по денуклеаризации, впервые затронул проект сотрудничества в сфере культурного наследия. Раскопки начались ещё в 2007 году, но в связи с изменениями в межкорейских отношениях они неоднократно приостанавливались и снова возобновлялись.

21 апреля чиновник из Голубого дома заявил, что если четвертый межкорейский саммит состоится, Мун предаст Ким Чен Ыну послание от Трампа.

22 апреля министерство по делам воссоединения РК сообщило северокорейской стороне о намерении провести на южнокорейской стороне пропускного пункта Пханмунчжом мероприятие, посвящённое годовщине межкорейского саммита от 27 апреля прошлого года, однако никакой реакции от Пхеньяна не последовало.

Поэтому южане провели его сами. Торжественная церемония на тему «Дальняя дорога», «Дальний путь, который нужно пройти» состоялась в назначенное время, но проходила один час и началась с показа видео о деятельности президентов РК, прилагавших усилия для межкорейского примирения. Кроме того, на фоне видео о встрече и переговорах лидеров двух Корей в разных точках пограничного пункта Пханмунчжом состоялись выступления музыкантов из РК, США, Японии и Китая. Южнокорейский президент, между тем, выступил с видеообращением, в котором сравнил путь к воссоединению с новой дорогой, которую нужно пройти вместе, указав на то, что иногда нужно подождать спутников, идущих немного медленнее.

8 мая новый министр по делам воссоединения РК Ким Ён Чхоль подтвердил приверженность Сеула всем достигнутым ранее межкорейским договорённостям. Впервые после вступления в должность он побывал в КНДР, посетив совместный пункт связи в Кэсоне. Министр встретился с сотрудниками центра, попросив их приложить усилия для его бесперебойной работы, а северокорейские представители заверили его в наличии сильной воли к реализации совместных деклараций, подписанных на межкорейских саммитах.

9 мая представители правительства и правящей Демократической партии Тобуро обсудили возможность увеличения в следующем году объёма фонда межкорейского сотрудничества на 40% по сравнению с этим годом, учитывая прогнозы о расширении сотрудничества и обменов с КНДР. В этом году показатель составил 1 трлн 106,3 млрд вон. В случае увеличения на 40% отметка составит 1,5 трлн вон или 1 млрд 273 млн долларов. После встречи представитель Демократической партии сообщил журналистам, что расширение фонда неизбежно.

23 мая вернувшиеся из поездки в США южнокорейские законодатели и эксперты заявили, что «для Южной Кореи есть место, чтобы помочь США и КНДР понять позиции друг друга в попытке сократить разрыв между ними», а «Вашингтон постепенно склоняется» к поэтапному подходу к урегулированию в качестве реалистичного варианта.

Правда, это были депутаты от правящей партии, которые «наблюдали за мыслями и слышали ряд советов от вашингтонских аналитических центров и американских законодателей о том, что постепенный подход к северокорейской проблеме является реалистичным вариантом». Ибо представители консерваторов имели иное впечатление, мол, «преждевременно говорить о том, что США согласятся на поэтапный подход к урегулированию ядерного конфликта и смягчат свою публичную позицию после саммита в Ханое».

К этому же времени стало известно, что в 2018 г. торговля между Югом и Севером Кореи увеличилась в 31 раз по сравнению с 2017 годом. Конечно, такой скачок объясняется не столько реальной активизацией межкорейского экономического сотрудничества, сколько «никакими» предыдущими показателями.

В завершение – «голос народа». Начнем с результатов опроса, проведённого Национальным статистическим управлением совместно с министерством образования с 22 октября по 10 декабря 2018 года среди 82 тыс. учеников 597 школ страны. Результаты показали, что только 5,2% считают КНДР врагом, что является значительным снижением по сравнению с 41% в 2017 г. 28,2% опрошенных указали, что к Северу нужно относиться настороженно, а диктаторским режим КНДР сочли 26,7% респондентов. Впрочем, в прошлом году этот показатель составлял 49,3%, а количество школьников, считающих Северную Корею потенциальным партнёром, выросло с 43,1% до 50,9%. Впрочем, более трети учащихся ассоциируют КНДР с войной, нищетой и голодом.

Количество школьников, которые ответили «Корейский народ/объединение», когда их спросили, что они чувствуют, когда думают о Северной Корее, достигли 24,9%, что является большим ростом по сравнению с 8,6% ранее. 60% убеждены в необходимости объединения двух стран. Треть считает, что это произойдёт через 5−10 лет.

Естественно, что чем старше респонденты, тем более реалистичными оказались их выводы. Так, если среди учеников младших классов необходимость воссоединения отметили 73,9%, то среди учеников старших классов – 54,6%.

Теперь – итоги результатов опроса, проведённого Институтом воссоединения Кореи в период с 5 по 25 апреля. За диалог и сотрудничество с КНДР выступают 51,4% респондентов. 37,6% не согласны с мнением о том, что Север хочет воссоединения методом поглощения и под эгидой главенства идеологии социализма. Согласие с этой позицией выразили 28,7%. Около половины респондентов считают, что в Пхеньяне больше настроены на мир, нежели на противостояние между Югом и Севером, но при этом 72,4% считают, что КНДР не откажется от ядерного оружия, и только 28,7% участников опроса согласны с мнением о том, что СК закроет свою ядерную программу, если усилить экономические санкции.

64,3% указывают на необходимость продолжать экономическое сотрудничество и обмены с КНДР даже в ситуации военного и политического противостояния. 45,4% согласны с необходимостью оказания Северу гуманитарной помощи.

Участникам опроса также предложили обозначить приоритет между решением двух проблем – экономики и воссоединения. 70,5% выбрали экономику, 8,3% воссоединение. Стоит отметить, что уровень поддержки идеи объединения вообще в 2017 году составлял 57,8%, а в следующем году уже 70,7%. Однако в 2019 году показатель снизился до 65,6%, что связывают с неудачей саммита КНДР и США в Ханое.

В целом, социологами наблюдается ухудшение оценки работы правительства по ситуации с Севером. Если в прошлом году положительную оценку давали 69,5%, то в этом году отметка опустилась до 42,3%.

Результаты еще одного опроса были представлены 8 мая 2019 г. в преддверии двухлетия начала работы администрации Мун Чжэ Ина. 52,2% респондентов дали положительную оценку политики правительства по налаживания мира на Корейском полуострове. Отрицательный ответ дали 44,7%. Эксперты отметили незначительную разницу между долей тех, кто максимально поддерживает политику властей – 28,5%, и тех, кто оценил действия правительства крайне отрицательно – 29,1%.

Как можно заметить, поддержка есть, но она постепенно снижается, так как многие из начинаний прошлого года так и остались начинаниями. Например, в апреле 2018 года между администрацией президента РК и Госсоветом КНДР открыли прямую линию телефонной связи, но до сих пор ею ни разу не воспользовались. Не состоялись пока ни отправка в КНДР спецпосланника, который должен был договориться о новом саммите, ни ряд гуманитарных проектов.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts