Спор о Сабахе и проблема Южных Филиппин

P 10.06.2019 U Владимир Романов

129444

Визит премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада на Филиппины в марте текущего года вновь поднял вопрос о принадлежности малайзийского штата Сабах.

Несмотря на то, что в ходе самого визита данная проблема не обсуждалась, Махатхир Мохамад в интервью журналистам сказал об отсутствии каких-либо претензий, в то время как в Маниле официально заявили, что “позиция президента [Дутерте] такова, что у нас есть претензии”.

В 2016 году избранный тогда президент Родриго Дутерте подтвердил, что будет придерживаться первоначальной позиции правительства по вопросу о Сабахе, согласно которой Филиппины заявляют свои права на данную территорию, богатую нефтью.

Но уже в ноябре того же года Дутерте и премьер-министр Малайзии Наджиб Разак согласились отложить рассмотрение спора, который в прошлом становился причиной разрыва дипломатических отношений между странами.

Ключевой вопрос во взаимоотношениях двух стран связан со сложной историей владения самим Сабахом, а также включает более широкий спектр проблем, связанных с Южными Филиппинами и Восточной Малайзией, в которую кроме Сабаха входит штат Саравак.

В XIX веке британцы получили земли Саравака и Сабаха (тогда Северное Борнео) от султана Брунея в качестве платы за оказанную помощь. При этом выяснилось, что султан Брунея ранее передал северо-восточною часть Сабаха султану Сулу, правившему на юге Филиппин, с которым европейцам также пришлось договариваться о концессии.

В 1963 году Сабах был включён в состав Малайзии, что привело к конфликту с Филиппинами. В результате между Индонезией, Малайзией и Филиппинами было подписано Манильское соглашение, которое оговаривало условия самоопределения Сабаха. Но соглашение было впоследствии проигнорировано сторонами.

Стремясь отвлечь Манилу от притязаний на Сабах, Малайзия с конца 1960-х годов стала поддерживать повстанцев, которые сражались на юге Филиппин, в частности оказывая финансовую помощь и поставляя оружие Фронту национального освобождения Моро (НФОМ), созданному под руководством Нура Мисуари в 1972 году. Штаб-квартира НФОМ располагалась на территории Сабаха.

После ареста Нура Мисуари в Малайзии, в 2001 году премьер-министр Махатхир Мохамад заявил, что больше не будет поддерживать филиппинских мятежников. С этого времени малайзийские власти начинают активно участвовать в обеспечении мирного процесса в Южных Филиппинах в качестве посредника между властями и повстанцами, рассчитывая взамен добиться от Манилы отказа от притязаний на Сабах. При этом существует мнение, что Малайзия была заинтересована в затягивании переговоров, что позволяло ей контролировать ситуацию и в любой момент блокировать попытку возобновления споров о Сабахе.

Как бы там ни было, в начале 2019 года на Филиппинах в два этапа прошел референдум, позволивший правительству и Исламскому освободительному фронту Моро (ИОФМ) добиться ратификации Основного закона Бангсаморо (BOL), согласно которому будет окончательно сформирован Автономный регион Бангсаморо в Мусульманском Минданао (Bangsamoro Autonomous Region in Muslim Mindanao, BARMM).

Принятие BOL является кульминацией 40-летней борьбы за создание новой автономии под руководством ИОФМ (который в 1981 году откололся от НФОМ из-за разногласий с Нуром Мисуари) и должно положить конец многолетнему восстанию на юге Филиппин.

В это же время Нур Мисуари пригрозил начать войну, если правительство Филиппин не пойдет на федерализацию страны. Дутерте ранее заявил, что готов работать над новым соглашением с Мисуари после ратификации BOL.

С федерализацией Филиппин согласна большая часть элит, включая президента Дутерте, который при внесении соответствующих поправок в Конституцию рассчитывает также укрепить свою собственную власть. В настоящее время существует три проекта новой конституции. Все они разработаны сторонниками президента, и в них отсутствуют явные ограничения на повторное избрание Дутерте после 2022 года.

Главным препятствием для реализации намеченных целей был Сенат – традиционный оплот оппозиции. Но по результатам всеобщих промежуточных выборов, которые прошли 13 мая 2019 года, Дутерте получил полный контроль над обеими палатами Конгресса.

Между тем, переходом к федерации неизбежно попытаются воспользоваться в своих интересах многие местные кланы и элиты, включая претендующих на Сабах наследников султаната Сулу, которые находятся в тесном контакте с Нуром Мисуари.

Упраздненный в 1917 году американской администрацией, султанат Сулу формально провозгласил независимость 17 ноября 2010 года. По давней сделке наследники султаната получают ежегодно компенсационный пакет от Малайзии за владение Сабахом.

В апреле в Сабахе задержали 13 боевиков, в том числе 6 сторонников группировки Абу Сайяф (Abu Sayyaf Group; ASG), которые участвовали в осаде Марави на юге Филиппин.

Двое подозреваемых являются членами группировки «Королевские силы безопасности Султаната Сулу и Северного Борнео» (Royal Security Forces of the Sultanate of Sulu and North Borneo; RSF), которые участвовали во вторжении в Лахад-Дату в 2013 году. После разгрома террористической группы в Малайзии они бежали на юг Филиппин, а в ноябре 2018 года сумели проникнуть в Семпорну, пытаясь возобновить деятельность RSF в Сабахе.

Вторжение в Лахад-Дату в 2013 году 235 исламских боевиков из Южных Филиппин организовал самопровозглашенный султан Джамалул Кирам III (Jamalul Kiram III), один из претендентов на трон султаната Сулу.

Вторжение стало самым серьезным кризисом в области безопасности, с которым столкнулась Малайзия в XXI веке. За шесть недель противостояния было убито не менее 70 человек.

Тем временем в самих штатах Сабах и Саравак нарастают дискуссии о возможности их отделения от Малайзии. В апреле текущего года провалилась попытка снять напряжение путем внесения поправок в Конституцию Малайзии, которые вернули бы Сабаху и Сараваку статус равноправных субъектов федерации (а не просто территориальных единиц наряду со штатами Западной Малайзии), как это и было предусмотрено при создании Малайзии в 1963 году.

Таким образом, ввиду последних событий на Филиппинах и в Восточной Малайзии, можно предположить вероятное обострение в обозримом будущем спора между двумя странами о принадлежности Сабаха.

Важно также отметить, что напряжение в регионе скажется на проблеме Южно-Китайского моря и поставит вопрос о вовлечении в спор о Сабахе не только региональных игроков, таких как Индонезия, но и глобальных – Китая и США. Уже сейчас противостояние в ЮКМ привело к резкому увеличению присутствия дипломатов и моряков США в Кота-Кинабалу, столице штата Сабах.

Владимир Романов, журналист, востоковед, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts