Межкорейское сотрудничество в первой половине 2019 г.: военная сфера

P 17.06.2019 U Константин Асмолов

20 декабря 2018 г. министр обороны РК Чон Гён Ду представил президенту РК Мун Чжэ Ину план работы военного ведомства на 2019 год. Его основная цель – снижение напряжённости в отношениях с КНДР путём выполнения Пхеньянской декларации от 19 сентября и  подготовки к передаче от Вашингтона Сеулу права оперативного контроля над своими вооружёнными силами в военное время.

Что же до межкорейских договорённостей, то, в соответствии с итогами саммитов, планируется создать совместный военный комитет, который должен начать работу где-то в первой половине года и заниматься практическим осуществлением согласованных шагов по ослаблению напряженности. Комитет создается второй раз после неудачной попытки в 1992 году и будет возглавляться должностными лицами на уровне заместителей министров с каждой стороны. Планируется проводить регулярные заседания на ежеквартальной основе, и, по мнению экспертов РК, в повестку дня будут включены вопросы постоянного вывода постов охраны в ДМЗ и приостановления совместных военных учений Сеула и Вашингтона.

Еще одна важная повестка дня, которая будет обсуждаться через совместный военный комитет, – это спорная морская граница, известная как Северная разграничительная линия (NLL). О создании в ее районе зоны мира было договорено на саммите 27 апреля, и на сентябрьской встрече на высшем уровне ожидалась конкретика, частично проявленная в соглашении между военными. Тем не менее в 2018 г. по этому направлению прогресса не было, и ожидается, что сторонам потребуется некоторое время для обсуждения деталей.

Кроме того, в 2019 году планируется обсудить возможность установления прямых каналов связи между высшими должностными лицами двух Корей.

28 января 2019 г. Совет Безопасности ООН принял решение о выведении из-под действия санкций межкорейского проекта поиска останков военнослужащих, погибших в годы Корейской войны в районе возвышенности Хвасальмори в уезде Чхольвон-гун провинции Канвондо. В этой связи появилась возможность направить в КНДР специальное оборудование и снаряжение для разминирования территории, на которой будут проводиться раскопки с целью обнаружения останков.

Работы по поиску останков должны были проводиться с апреля по октябрь, начались по графику и принесли первые результаты. Обнаружены фрагменты человеческих костей, которые могут принадлежать погибшим военнослужащим. Правда, южнокорейская сторона проводит поисковые работы самостоятельно, так как Север не выразил желания присоединиться к проекту, который, согласно договорённостям от 19 сентября, следовало реализовывать совместно.

Как заявил командующий силами ООН и американскими войсками на Корейском полуострове генерал Роберт Абрамс, командование сил ООН и правительство РК успешно сотрудничают в реализации данного проекта.

1 апреля Министерство национальной обороны возобновило расчистку наземных мин и взрывчатых веществ в районе военной демаркационной линии самостоятельно, заявив, что будет ждать ответа Севера. Уже 4 апреля во время работы по разминированию местности были обнаружены фрагменты человеческих костей, которые могут принадлежать погибшим. К нынешнему времени обнаружены около 2 тысяч артефактов времён Корейской войны, включая 160 неразорвавшихся снарядов и мин, около 300 фрагментов останков солдат и более 20 тыс. вещей погибших.

Застой наблюдается и в реализации других межкорейских проектов. До конца прошлого года Север проявлял активную позицию по вопросам ликвидации сторожевых постов в DMZ, отказа от оружия в объединённой зоне безопасности, а также по исследованию водных путей в устье реки Ханган. Однако после неудачного саммита в Ханое Север резко занял пассивную позицию.

Кроме того, 18 марта, выступая на заседании парламентского комитета по обороне, директор департамента северокорейской политики минобороны РК Ким До Гюн заявил, что в последнее время КНДР неоднократно нарушала принятое в прошлом году военное соглашение в районе северной разграничительной линии, а Юг более десяти раз направлял официальные запросы Северу, призывая принять меры.

Тем не менее 27 апреля состоялось открытие туристических маршрутов внутри демилитаризованной зоны, именуемых «Тропами мира в ДМЗ» (кор. – «Пхёнхва тулле киль»). Проект подразумевает создание трёх маршрутов. Западный путь будет пролегать от города Пхачжу через горы Торасан до деревни Тэсондон в демилитаризованной зоне. Восточный путь планируется проложить от уезда Косон-гун до наблюдательного пункта 717, с которого открывается вид на северокорейские горы Кымгансан. Путь по центральному направлению соединит место Пэкмагочжи в уезде Чхольвон-гун, где произошла одноимённая битва, и возвышенность Хвасальмори, где проходила крупнейшая битва Корейской войны.

Ранее правительство РК планировало открыть «маршруты мира» уже в конце апреля, однако это вызвало критику в связи с недостаточными мерами безопасности. В этой связи правительство решило сначала открыть только один из трёх маршрутов, который проходит не через внутреннюю часть демилитаризованной зоны, а по территории уезда Косон-гун провинции Канвондо. Его пешеходная часть составляет около трёх километров, а автомобильная – чуть более пяти километров. Из всех трёх маршрутов он является наиболее безопасным, так как не предполагает вход в ДМЗ, а расстояние до северокорейской зоны ответственности превышает эффективную дальность стрельбы из винтовки.

Пешеходный маршрут проходит вдоль побережья, и по нему будут дважды в день проводиться экскурсии для групп по 20 человек в сопровождении профессионального гида.

С 1 мая южнокорейская часть пограничного пункта Пханмунчжом открыта для посещения гражданскими лицами, так как в прошлом году в ходе работ по демилитаризации объединённой зоны безопасности в Пханмунчжоме доступ к данному объекту для гражданских лиц был временно закрыт из соображений безопасности. Как заявили в министерстве обороны, посетители смогут увидеть воочию места зарождения мира и ощутить снижение напряжённости на Корейском полуострове.

Изначально Юг и Север планировали сделать объединённую зону безопасности полностью свободной для посещения после завершения её демилитаризации и представители двух Корей и Командования сил ООН вели переговоры по вопросу установления правил совместной работы в объединённой зоне безопасности, чтобы открыть доступ и к её северокорейской части. Но «из-за пассивной позиции Севера «обсуждение было прервано».

13 мая ряд источников в правительстве РК известили, что горячая линия связи между военными Юга и Севера продолжает работать в штатном режиме, несмотря на недавние ракетные испытания в КНДР. Стороны дважды в день проводят тестовые сеансы связи. Раз в сутки проводится проверка связи по линии морских судов. Таким образом, сохранение каналов связи между военными Юга и Севера может указывать на готовность Пхеньяна к диалогу.

К этому же времени в СМИ РК появилась видеозапись встречи военных Севера и Юга, сделанная с камеры, прикреплённой на одежде одного из южнокорейских солдат. Тогда военные Юга и Севера проверяли, насколько тщательно был проведён демонтаж сторожевых постов в демилитаризованной зоне. Кстати, первый пост охраны, установленный с южной стороны межкорейской границы после заключения в 1953 году соглашения о перемирии в Корейской войне, получил статус объекта культурного наследия. В соответствии с межкорейским военным соглашением от 19 сентября 2018 года, пост должен быть демонтирован, однако было принято решение сохранить его с учётом исторического значения объекта.

Подводя итоги можно сказать, что если демилитаризация границы проходит в целом по графику, благо основные достижения в этой области пришлись на прошлый год, по остальным направлениям наблюдается некое торможение. Главное – совместный военный комитет, который все еще не сформирован. Тем не менее обе стороны воздерживаются от обострения приграничной напряженности и это хорошо.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts