Межкорейское сотрудничество: трудности разделенных семей и промкомплекса в Кэсоне

P 26.06.2019 U Константин Асмолов

740dl

В очередном материале о том, как идет взаимодействие Севера и Юга в нынешнем году, затронем еще две темы, отмеченные в документах саммитов. Это проблема встреч разделенных семей и актуализация вопросов с Кэсонским промышленным комплексом. Хотя эти вопросы достаточно далеки друг от друга, их отчасти объединяет тип проблем, затрудняющих быстрое решение.

Вначале – короткая справка о встречах разделенных семей. Со времени проведения в 2000 году первой в истории встречи на высшем уровне своих лидеров, Корея провела 21 раунд очных встреч, в том числе последний раунд в августе 2018 года. Кроме того, в период с 2005 по 2007 год обе стороны провели семь раундов видеосообщений, в которых участвовали 3748 человек из 557 семей.

Однако каждый год проблема старения членов разделённых семей Юга и Севера усугубляется: только в 2018 году скончались 4,914 человек их числа. А вообще из 133,208 членов разделённых семей, подававших заявки на участие во встречах со своими близкими на Севере с 1988 года на конец декабря 2018 года, к настоящему моменту в живых остаются лишь 55,987 человек. При этом с каждым годом темпы сокращения их количества растут. Так в 2018 году показатель оказался в 1,45 раза выше, чем два года назад. Соответственно растёт и средний возраст членов разделённых семей. 20,6% приходится на тех, кто старше 90 лет, 41,1% – от 80 до 89 лет. В общем, на людей старше 70 лет приходится 85%.

В ходе Пхеньянского саммита Юг и Север договорились создать постоянно действующий центр проведения встреч членов разделённых семей, а также организовать встречи в формате видеоконференций и обмен видеопосланиями.

5 февраля министр по делам воссоединения РК Чо Мён Гюн принял участие в мероприятии по поминовению предков на смотровой площадке Манбэдан в парке Имчжингак в городе Пхачжу провинции Кёнгидо, где заявил, что правительство приложит более активные усилия для решения проблемы разделённых семей Юга и Севера. (Парк Имчжингак является местом, откуда наиболее близко можно увидеть КНДР. Он расположен в 7 км к югу от демаркационной линии перед рекой Имчжинган. Поэтому оттуда открывается прекрасный вид на Север. По этой причине в 1972 году для  людей, лишившихся родины после разделения Кореи, там был создан парк Имчжингак. Таким образом, данный парк и площадка Манбэдан являются для таких людей символом потерянной родины и членов семей, с которыми они были вынуждены расстаться.)

Многие возлагали большие надежды на то, что встречу членов разделённых семей и посещение Севера удастся организовать к Новому году по лунному календарю. Однако даже проведение контактов в формате видеовстреч оказалось возможным только через два месяца. Это связано с необходимостью выведения этого мероприятия из-под антисеверокорейских санкций СБ ООН. Дело в том, что в КНДР оборудование, необходимое для этого, не использовалось с 2007 года, а потому требует замены. Однако для отправки оборудования на Север нужно получить разрешение от СБ ООН. Кроме того, ремонта требует и место проведения встреч членов разделённых семей, которое с 2008 года было фактически заброшено.

4 марта правительственный источник сообщил, что в СБ ООН приняли решение о выведении встреч из-под санкций: сторонам осталось лишь договориться о процедуре отправки на Север необходимого оборудования, а также прокладки оптического кабеля. Кроме того, для проведения видеоконтактов членов разделённых семей нужно подготовить списки кандидатов, а затем проверить их.

21 марта в министерстве по делам воссоединения сообщили, что правительство РК приняло решение выделить 2 млн 700 тыс. долларов из бюджета фонда межкорейского сотрудничества на приобретение оборудования, необходимого для проведения встреч разделённых семей в режиме видеоконференций, ремонт места организации мероприятия в РК, а также проведение анализа ДНК в рамках сохранения архивов о членах разделённых семей первого поколения.

3 апреля в РК начались работы по ремонту и модернизации 13 центров для проведения встреч разделённых семей в режиме видеоконференций.

15 апреля министерство воссоединения сообщило, что Южная Корея завершила закупку оборудования, которое будет отправлено в Северную Корею. Как заявил его представитель, «рано или поздно мы обсудим с Севером, когда и каким образом должны быть доставлены такие предметы, как видеокамеры и другие устройства отображения».

Позднее глава министерства Ким Ен Чхоль встретился с главой южнокорейского Красного Креста Пак Кен Со для обсуждения соответствующих вопросов.

30 апреля работы по ремонту и модернизации 13 мест проведения встреч членов разделённых семей в режиме видеоконференций были завершены. В течение двух недель в начале мая проведено тестирование стабильности системы связи между этими объектами. Как только подготовка будет завершена, с северокорейской стороной планируется начать обсуждение вопросов о проведении встреч членов, обменах видеописьмами, восстановлению мест личных встреч на Севере и т.п.

***

Теперь о Кэсонском комплексе, договорённость о создании которого была достигнута между северокорейским правительством и южнокорейской группой Hyundai в 2000 году, сразу после первого межкорейского саммита. Север предоставил рабочую силу и территорию, а Юг – капитал и технологии. Комплекс начал работать в декабре 2004 года, а сам проект стали называть символом экономического сотрудничества двух Корей. Мелкий и средний бизнес РК активно использовал астрономически дешевую по южнокорейским меркам рабсилу, а в антипхеньянской пропаганде комплекс фигурировал как главный источник валюты для режима, который, разумеется, «тратит ее исключительно на военные расходы».

10 февраля 2016 года южнокорейская сторона приостановила работу комплекса в ответ на проведение Севером четвёртых по счету испытаний ядерного оружия и запусков баллистических ракет. В свою очередь, Пхеньян объявил об окончательном закрытии комплекса и выслал оттуда южнокорейский персонал.

По состоянию на 2015 год производственные мощности комплекса оценивались в 500 млн долларов. Общая сумма капитала, вложенного в него южнокорейскими бизнесменами и правительством РК, составляла примерно 900 млн долларов. Потому остановка работы оказала серьёзное влияние на 124 компании, принявшие участие в проекте, и если ранее они старались получить компенсации за вложения, при новой администрации к ним добавились требования упущенной выгоды и надежды на то, что на фоне межкорейского сближения комплекс заработает снова. В сложившейся ситуации их представители создали специальный комитет по вопросам возобновления работы комплекса.

9 января 2019 г. указанный комитет потребовал от правительства РК разрешить своим представителям посетить Кэсон с целью проверки состояния оборудования и другого имущества, а также разработать меры по компенсации их ущерба, которые позволят им выжить. В комитете отметили, что вышеуказанные компании «держались» последние три года, веря правительству Мун Чжэ Ина, однако более это продолжаться не может. В этой связи было озвучено требование приложить усилия для того, чтобы комплекс был освобождён от действия антисеверокорейских санкций. В министерстве отметили, что понимают ситуацию, но данный вопрос решается с учётом множества факторов, в числе которых сотрудничество с заинтересованными ведомствами, позиция мирового сообщества, необходимость достижения договорённости с КНДР и другие.

С момента закрытия комплекса южнокорейские компании уже семь раз направляли в министерство по делам воссоединения запросы на посещение Кэсона, однако ни один из них не был одобрен.

7 февраля комитет по вопросам возобновления работы комплекса вновь обратился к правительству РК с просьбой разрешить им посещение КНДР. Председатель комитета Син Хан Ён выразил надежду на то, что сразу после второго американо-северокорейского саммита такая поездка будет возможна.  Предприниматели  надеялись, что саммит Трампа и Кима в Ханое приведёт к освобождению от санкций не только Кэсонского комплекса, но и туристической программы в горах Кымган и воссоединения транспортных систем двух Корей.

За возобновление этих проектов и северокорейские СМИ. Как пишет издание «Уриминчжоккири», «межкорейские проекты экономического сотрудничества для общего процветания людей, такие как промышленный комплекс Кэсон и туризм на горе Кымган, были приостановлены из-за злой схемы консервативных администраций, которые преследовали подчинение иностранной власти и братоубийственную войну». «В результате южнокорейские компании и люди получили астрономический ущерб».

В рабочем докладе министерства по делам воссоединения, представленном 18 марта парламентскому комитету по вопросам воссоединения, внешней политики и торговли, указывалось о необходимости подготовиться к возобновлению работы Кэсонского индустриального комплекса и туристических поездок в северокорейские горы Кымгансан. Также предполагалось провести совместные с Севером подготовительные действия по проекту создания совместных особых экономических районов, по реализации плана новой экономики на Корейском полуострове.

Однако 22 марта правительство РК в восьмой раз приняло решение о «заморозке» разрешения на посещение комплекса. В ходе очередного брифинга представитель министерства по делам воссоединения Пэк Тхэ Хён заявил, что на данный момент нет каких-либо изменений в условиях, необходимых для одобрения визита. Нынешний запрос был направлен 6 марта, и в министерстве активно рассматривали возможность его одобрения, однако ситуация изменилась после того, как договорённость по этой теме не была достигнута в ходе заседания рабочей группы РК и США.

Между тем, пропагандистский сайт «Уриминчжоккири» подверг критике намерение Сеула продвигать возобновление работы Кэсонского индустриального комплекса и туристических поездок в горы Кымгансан в рамках международных санкций: такой подход является игнорированием духа межкорейских деклараций и проявлением раболепия перед давлением США. Другое северокорейское пропагандистское издание «Мэари» сообщило, что южнокорейские власти постоянно ищут одобрения США, хотя эти вопросы должны решаться непосредственно Югом и Севером.

4 апреля предприниматели, работавшие в Кэсонском индустриальном комплексе, призвали президента США Дональда Трампа вывести из-под санкций проекты межкорейского сотрудничества. Данный призыв был озвучен на мероприятии, посвящённом межкорейским обменам на неправительственном уровне. Представители предпринимателей указали, что закрытие Кэсонского комплекса поставило под угрозу вопрос выживания более 200 тыс. жителей Юга и Севера, которые были задействованы в работе комплекса. За Трампа ответил Госдепартамент США, сказав, что “санкции надо соблюдать”.

Тем временем в ходе исследования, которое было проведено Корейской федерацией малого и среднего бизнеса среди 108 компаний, работавших в Кэсонском индустриальном комплексе, выяснилось, что 76,9% компаний отмечают ухудшение показателей и общей экономической ситуации после закрытия комплекса. 9,3% из них отметили, что находятся на грани закрытия. Среди причин ухудшения ситуации 61,1% назвали нехватку средств, 23,1% – нехватку заказов, 13% – недостаток оборудования. 98,2% респондентов выразили желание вернуться в Кэсон. 73,2% выразили мнение о том, что возобновление работы комплекса возможно ещё при нынешнем правительстве.

30 апреля заявка на посещение Кэсона с целью проверки состояния производственного оборудования была подана уже совместно с политиками, о чем в ходе пресс-конференции в мэрии Сеула заявили 200 представителей компаний и восемь депутатов от правящей Демократической партии Тобуро, от партии Демократии и мира, от партии Справедливое будущее и партии Справедливости. Заявители подчеркнули, что посещение комплекса является их конституционным правом в качестве собственников производственного имущества в Кэсоне. Они также отметили, что правительство РК, которое должно защищать имущество граждан, пытается снять с себя ответственность, не санкционируя посещение Кэсона. Участники пресс-конференции заявили, что компании испытывают различные трудности после закрытия комплекса и более не могут надеяться, потребовав от правительства принять чёткое решение.  С 2016 года данные компании подавали такие заявки девять раз, шесть из них при администрации Мун Чжэ Ина. Власти же не одобряли заявки, ссылаясь на необходимость формирования подходящих условий.

Такая аргументация, видимо, возымела действие, и 17 мая министерство по делам воссоединения РК наконец одобрило заявку на посещение Кэсона в рамках защиты прав собственности южнокорейских граждан. В правительстве добавили, что приложат все усилия для подготовки посещения Кэсонского индустриального комплекса отечественными предпринимателями. Они получили возможность познакомиться с состоянием оборудования впервые с 10 февраля 2016 года, когда данный объект был закрыт.

28 мая представитель министерства по делам воссоединения РК заявил, что переговоры с Севером о посещении Кэсонского индустриального комплекса работавшими там южнокорейскими предпринимателями ведутся, но пока, как и на иных направлениях, на деле процесс не двигается.

Таким образом, «работа ведется», но по обоим направлениям прогресса нет. С комплексом вопрос упирается в санкции, да и требования бизнесменов не всем кажутся приемлемыми. Создание центров видеосвязи затянулось из-за необходимости выведения из-под санкций требуемого для этого оборудования и бюрократических вопросов. Похоже, что везде, кроме чисто церемониальных мероприятий, до середины июня 2019 г. в межкорейских отношениях наблюдается застой.

Конечно, это многим не нравится, и не случайно президент Мун пытается активизировать усилия, направленные на проведение очередного межкорейского саммита, но чем закончится эта инициатива – увидим в скором времени.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts