Отношения США и КНДР между вторым и третьим саммитами

P 09.07.2019 U Константин Асмолов

Хотя этот материал следует после «молнии» о третьем саммите Кима и Трампа, нам важно провести ретроспективный анализ того, как развивались американо-северокорейские отношения между Ханоем и Пханмунчжомом.

11 марта на конференции по ядерной политике, организованной Фондом Карнеги за международный мир, спецпредставитель США по северокорейским вопросам Стивен Бигэн заявил о невозможности постепенной денуклеаризации Севера и озвучил позицию «total solution», которая, по сути, означает «всё или ничего». Отдельные вопросы не будут обсуждаться до тех пор, пока стороны не достигнут общей договорённости по всем моментам.

Заметим, что в конце января Бигэн указывал на стремление к проведению процесса денуклеаризации Севера и принятию ответных мер США одновременно и параллельно. Новая позиция, наоборот, была схожа с заявлением помощника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, который потребовал от Севера продолжить диалог, не исключив возможности заключения «большой сделки».

12 марта в интервью вещательной компании Fox 26 Houston госсекретарь США Майкл Помпео указал, что КНДР должна принять реальные меры по денуклеаризации, поскольку на двусторонних переговорах США будут учитывать только реальные действия, а не обещания, и что в ходе саммита в Ханое Ким Чен Ын не был готов к денуклеаризации в той мере, которая нужна США: предложение Севера о закрытии ядерного комплекса Ёнбён в обмен на отмену санкций против гражданского сектора КНДР не соответствует принципу Вашингтона о полной денуклеаризации.

Также в американской риторике появился термин «Ёнбён Plus Alpha» – закрытие не только комплекса Ёнбён, но и всех ядерных объектов.

В ответ 13 марта северокорейское пропагандистское издание «Мэари» опубликовало статью, где отмечалось, что предложение о частичной отмене санкций в обмен на закрытие северокорейского ядерного комплекса Ёнбён является самой реальной и действенной мерой, отвечающей принципу построения доверия и поэтапного разрешения проблемы. Указывалось также, что результаты второго северокорейско-американского саммита свидетельствует о невозможности начала новой истории отношений КНДР и США, если Вашингтон не пойдёт на серьёзные решения, придерживаясь единой линии и не отвлекаясь на неразумные утверждения.

Похожий тон был в статье, опубликованной 14 марта на пропагандистском сайте «Уриминчжоккири».

14 марта Стивен Бигэн призвал Совет Безопасности  ООН оказать содействие в том, чтобы не позволить КНДР встать на «другой» путь. Об этом он заявил в Нью-Йорке в ходе встречи с представителями 15 членов Совета Безопасности ООН, которые занимаются северокорейскими проблемами. Стивен Бигэн отметил необходимость продолжения санкционного давления на КНДР до момента достижения реальной денуклеаризации.

15 марта 2019 г. заместитель министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи, отвечающая за отношения с США, дала пресс-конференцию. Это было первое официальное заявление северокорейской стороны с оценкой итогов второго северокорейско-американского саммита в Ханое, и заявления Чхве были достаточно резкими. Ответственность за срыв переговоров лежит на США, чьи представители «внесли атмосферу враждебности и недоверия, чем создали препятствия конструктивным усилиям для переговоров». Пхеньян не намерен идти на уступки или продолжать переговоры, если Соединенные Штаты не изменят свои «политические расчеты». При этом было отмечено, что в персональных отношениях двух лидеров «химия таинственно прекрасна».

На этом фоне многие ожидали от КНДР запуска спутника с космодрома Сохэ, но этого обостряющего обстановку действия все-таки не случилось, хотя его причины и будущие последствия активно обсуждались журналистами и экспертами.

16 марта в КНДР с трёхнедельным визитом отправилась делегация американской гуманитарной организации «Христианские друзья Кореи». Поездка американских граждан в КНДР стала первой после того, как в декабре 2018 года в Вашингтоне было объявлено о пересмотре запрета на посещения Севера американцами. Также сообщалось, что Ассоциация корейских врачей в США получила разрешение на поездку в КНДР, которая запланирована на середину мая.

18 марта в интервью СМИ штата Канзас госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что между КНДР и США существует глубокое недоверие, поэтому США хотят увидеть, как председатель Госсовета КНДР на деле выполняет свои обещания. На КНДР оказывается самое сильное в истории санкционное давление, одновременно применяются дипломатические меры, и хотя санкции выполняются не идеально, но в достаточной мере, поэтому есть надежда на то, что санкции и «дипломатическое участие» приведут к хорошим результатам.

21 марта радиостанция «Голос Америки» сообщила, что Госдепартамент США планирует выделить 6 млн долларов на проекты, связанные с улучшением ситуации с правами человека в КНДР: 5 млн долларов американским и иностранным организациям, занимающимся данным вопросом, и по 500 тыс. долларов на проекты распространения информации и составление реестра случаев нарушений прав человека в КНДР.

Одновременно некоторые эксперты, включая бывшего главного переговорщика по ЯПКП Джозефа Юна, начали говорить, что США стоит согласиться на поэтапный подход и частичное ослабление санкций, если Пхеньян пойдет на демонтаж своих ядерных объектов или предоставит по ним полезные данные.

25 марта Washington Post писала, что в администрации президента США существуют признаки отсутствия единодушия по проблемам Севера, хотя, несмотря на некоторые разногласия с частью чиновников и советников, Дональд Трамп по-прежнему надеется договориться с КНДР.

26 марта Комитет Сената США по международным отношениям провёл слушания по северокорейской политике Вашингтона после саммита в Ханое. Как заявил их участник, аналитик центра стратегических и международных исследований Виктор Чха, действия северокорейской стороны показывают, что Пхеньян не изменил своей стратегии ведения переговоров. В итоге сенаторы выразили опасения по поводу постоянных изменений северокорейской политики Вашингтона и заявили о необходимости санкционного давления на Пхеньян до полной денуклеаризации.

В конце марта 2019 г. Майкл Помпео выразил надежду на третий саммит, отметив, что продуманный подход приведет к сделке в следующий раз, когда наши два лидера встретятся. При этом Помпео повторил, что предстоит пройти долгий путь, переговоры «будут наполнены неопределенностью, и на дороге будут шишки». Госсекретарь добавил, что частью усилий является продолжающаяся работа специального представителя по Северной Корее по сплочению союзников и других сторон, включая Китай, за устойчивым обеспечением соблюдения международных санкций.

29 марта агентство Reuters, ссылаясь на неизвестный источник, заявило, что на саммите в Ханое Дональд Трамп призвал северокорейского лидера полностью закрыть объекты, связанные с разработкой оружия массового уничтожения, и передать американской стороне ядерное оружие и ядерное топливо. Кроме того, США озвучили широкие требования, включающие предоставление реестра ядерных объектов, обеспечение условий наблюдения за ними, прекращение любой деятельности, связанной с ядерной программой, перевод деятельности учёных и других экспертов, работающих с ядерными технологиями, в другие отрасли, выдача разрешения на осмотр ядерных объектов международной и американской делегациями.

Требование будто бы было передано в письменном виде на английском и корейском языках, дабы КНДР понимало, что есть полная денуклеаризация по-американски – хотя кроме ЯО, Север «должен был» еще и полностью демонтировать ядерную инфраструктуру Северной Кореи, программу химического и биологического оружия и связанные с ними возможности двойного назначения; баллистические ракеты, пусковые установки и связанные с ними объекты.

Заметим, что такая идея передачи Северной Кореей своего оружия была впервые предложена Джоном Болтоном в 2004 году после успеха чего-то похожего в Ливии.

2 апреля Майкл Помпео в интервью радио WHP 580 в штате Пенсильвания заявил, что встреча лидеров КНДР и США состоится в «ближайшие месяцы». Он напомнил, что никто не устанавливал конкретных сроков для переговоров с Пхеньяном, и процесс может включать шаги как вперёд, так и назад.

Правда, 9 апреля на слушаниях в комитете по ассигнованиям Сената США Помпео дал положительный ответ на вопрос о том, продолжит ли Вашингтон политику экономического давления на Север, и отметил необходимость полной и подконтрольной денуклеаризации Корейского полуострова. Он также выразил надежду на «светлое будущее для северокорейских граждан». Однако 10 апреля, когда на тех же слушаниях Помпео был задан вопрос о том, согласен ли он с позицией невозможности отмены санкций до полной денуклеаризации КНДР, он ответил, что хотел бы оставить в этом вопросе «небольшое пространство» (a little space).

В тот же день Помпео согласился, что Ким Чен Ын является тираном, что вызвало на Севере немедленное неодобрение и даже требования отстранить его от диалога, высказанные 18 апреля на уровне директора американского департамента МИД КНДР Квон Чон Гына: «…Кажется, что дело идет на лад, но если Помпео вмешивается в переговоры, то оно не идет гладко и все хлопоты пропадают даром. Вызывает мое беспокойство то, что если Помпео вновь вовлечется в переговоры, то дело полетит… Поэтому, если диалог с США возобновится, мы бы хотели, чтобы с американской стороны участвовал более осторожный и зрелый человек». Между тем, Квон Чон Гын напомнил, что «к счастью частные отношения между нашим Председателем Госсовета и президентом Трампом по-прежнему хорошие».

11 апреля 2019 г. в КНДР началась первая сессия Верховного народного собрания 14-го созыва, на которой Ким Чен Ын отметил, что «противопоставление между нами и США во всяком случае продлится, а также санкции враждебных сил все же продолжатся», но подтвердил, что диалог не разорван, и в целом он не против третьей встречи, однако она должна пройти конструктивно, и со своей позиции северяне не сдвинутся ни на шаг. США должны сменить свою систему «политических калькуляций», однако «частные отношения между нами с Трампом не являются враждебными как отношения между двумя странами, и мы по-прежнему сохраняем прекрасные отношения».

Однако, по сути, Ким поставил дедлайн: он будет «с терпеливостью ждать смелое решение США до конца нынешнего года», но «если США будут настаивать на текущем политическом способе расчета, перспектива решения вопроса будет мрачна и весьма опасна».

13 апреля Дональд Трамп поддержал готовность лидера КНДР провести третий саммит и написал на своей странице в Twitter: «Я согласен с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном, что наши личные отношения остаются очень хорошими, возможно, термин «отличные» был бы даже более точным, и что третий саммит был бы хорош тем, что мы могли бы в полной мере понять, на каких позициях стоит каждый из нас».

Кроме того, Дональд Трамп направил северокорейскому лидеру послание с поздравлениями по случаю 107-й годовщины со дня рождения основателя КНДР Ким Ир Сена, к которому прилагалось некое фото и письмо.

20 апреля в интервью агентству ЦТАК первый заместитель министра иностранных дел КНДР Чхве Сон Хи подвергла критике высказывание Болтона о необходимости наличия признаков того, что Север действительно намерен отказаться от ядерного оружия, и отметила, что если Болтон продолжит в том же духе, то «ни к чему хорошему это не приведёт».

24 апреля в интервью CBS госсекретарь США Майкл Помпео заявил, что денуклеаризация Севера зависит от стратегического решения председателя Госсовета КНДР. Говоря о перспективах дальнейших переговоров по этому вопросу, он назвал их непростыми и требующими усилий. Помпео подчеркнул, что США не повторят прежних ошибок, приведших к неудачам, отметив отсутствие каких-либо сроков ведения переговоров. Под стратегическим решением, озвученным Помпео, подразумевается понимание в КНДР того, что ядерное оружие является не гарантией сохранения северокорейского политического режима, а угрозой ему.

25 апреля в ходе визита в Российскую Федерацию Ким Чен Ын отметил, что безопасность и мир на Корейском полуострове полностью зависят от дальнейших действий Америки. Поскольку на недавнем саммите США заняли «одностороннюю и недружественную позицию», ситуация на Корейском полуострове и в регионе находится в состоянии застоя. Она «дошла до опасной грани, чреватой возвратом к начальной точке», и КНДР будет готова к разным ситуациям.

30 апреля Майкл Помпео в интервью передаче Newsmaker Series отметил, что для проведения третьего саммита КНДР и США должны сложиться условия, при которых главы двух стран могут достичь реальных подвижек. Отвечая на вопрос о том, возможно ли проведение саммита этим летом, он ответил, что не знает, указав на важность формирования подходящих условий. Вместе с тем, он чётко указал на стремление Вашингтона продолжать экономическое давление на Север с тем, чтобы обеспечить возможность денуклеаризации, выйдя из нынешнего застоя в ситуации вокруг КНДР. При этом в ином интервью CBS Майкл Помпео заявил, что в случае неудачи переговоров по денуклеаризации США будут вынуждены «сменить курс».

29 апреля американский еженедельник The New Yorker сообщил, что Джон Болтон предполагал неудачный исход саммита КНДР и США в Ханое до его проведения, и всё ещё считает возможным вариант воздействия на КНДР военным путём. Однако Дональд Трамп не хочет войны. Но на следующий день Болтон написал в Twitter, что статья ссылается на слова его бывшего работника, который затаил на него злобу: «Он не знает, о чем я думаю. Его высказывания противоречат моему мнению, а журналист, написавший статью, не обращался ко мне за комментариями».

30 апреля, отвечая на вопросы ЦТАК, Чхве Сон Хи сказала: «Наше стремление к денуклеаризации неизменно, и когда придёт время, мы откажемся от ядерного оружия. Но это возможно только при условии, что США пересмотрят свой подход по этому вопросу». Чхве Сон Хи также прокомментировала недавнее заявление госсекретаря США Майкла Помпео о «смене курса» в переговорах по денуклеаризации. Она заявила, что это «глупая и опасная попытка разрушить наш режим, не гнушаясь даже военными способами, поскольку с нами ничего не удалось сделать максимальным давлением и экономической блокадой». Она подчеркнула: «Смена курса – это не исключительное право США, и мы, при желании, также можем сделать такой выбор. Если США не изменят своей позиции в предложенные нами сроки, то Вашингтон может увидеть нежелательные последствия».

4 и 9 мая КНДР провела серию пусков ракет малой дальности, что многие восприняли не только как демонстрацию новых возможностей, но и как приглашение к диалогу. В ответ Трамп заявил, что КНДР хочет переговоров, но не готова к ним.

11 мая  Майкл Помпео отметил, что северокорейская политика предыдущих американских правительств привела к дополнительному производству ядерного оружия в КНДР и неудаче дипломатического подхода. Нынешнее правительство не допустит повторения этого. Госсекретарь США подтвердил намерение продолжать давление на Пхеньян, подчеркнув важность международного сотрудничества. В частности, с РК, Японией и другими союзниками, а также США стремятся убедить Россию и Китай в том, что движение в этом направлении соответствует интересам всего мира.

13 мая исполняющий обязанности министра обороны США Патрик Шанахан в интервью Fox News заявил, что США продолжают придерживаться дипломатического подхода к решению северокорейской ядерной проблемы. Он отметил, что стратегия США заключается в достижении полной денуклеаризации Севера дипломатическими методами. Он также добавил: «Моё дело – это подготовка к возможной неудаче внешнеполитического подхода, и я сосредоточен на этом вопросе. В боеготовности наших военных нет никаких  изменений».

16 мая Джон Болтон выделил Иран и КНДР среди наиболее неотложных проблем. «Я провёл прекрасную встречу с министром иностранных дел Сингапура Вивианом Балакришнаном в рамках укрепления стратегических партнёрских отношений и сотрудничества. Сингапур является нашим ценным партнёром по таким неотложным проблемам как КНДР и Иран», – написал на своей странице в Twitter Джон Болтон. Предполагается, что в ходе переговоров стороны обсудили вопросы совместных действий по северокорейскому вопросу.

19 мая в интервью FoxNews Дональд Трамп озвучил конкретную причину неудачи саммита КНДР и США в Ханое: «Председатель Госсовета КНДР выразил готовность ликвидировать один-два ядерных объекта. Однако у Севера их пять». Правда, неизвестно, является ли информация о пяти объектах подтверждённой и что они из себя представляют.

В ответ 24 мая представитель МИД КНДР, не называя Трампа по имени, подтвердил свою трактовку причин неудачного саммита: США не откликнулись адекватными мерами на наши дружественные мероприятия, а, настаивая лишь на одностороннем разоружении в отношении нас, привели саммит к искусственному срыву. Пока США не сменили подход, корейско-американский диалог никогда не сможет возобновиться, а также перспективы решения ядерного вопроса столь же будут отдаленными.

27 мая 2019 г. «анонимные источники в Голубом доме» заявили, что Соединенные Штаты рассматривают “одновременный и параллельный” подход к денуклеаризации Северной Кореи, – шаг в направлении поэтапного подхода, за который давно выступает Пхеньян. Будто бы южнокорейские законодатели, встречавшиеся со старшими должностными лицами правительства и лидерами общественного мнения США, утверждали, что им сказали, что постепенный подход к этому вопросу является реалистичным вариантом.

Одновременно можно было заметить, что, в отличие от иных чиновников, Трамп не стал воспринимать северокорейские пуски ракет малой дальности как нарушение моратория (в отличие от Болтона или Шанахана). 26 мая он написал в Твиттере, что «Северная Корея произвела несколько залпов, что обеспокоило некоторых из моих людей и других, но не меня. Я уверен, что председатель Ким сдержит свое обещание».

Также Трамп не придал большого значения (неподтвердившимся впоследствии) слухам о массовых репрессиях команды дипломатов, готовившей саммит в Ханое. На вопрос, видел ли он сообщения о казнях и беспокоился ли он об этом, Трамп ответил, что не знает, верны ли отчеты.

1 июня в докладе Министерства обороны США «2019 India-Pacific Strategy Report» КНДР была названа «государством-изгоем» и вызовом безопасности для Соединенных Штатов и их союзников до тех пор, пока она сохраняет свой ядерный арсенал. В КНДР немедленно отметили, что доклад нарушает дух совместного заявления КНДР и США от 12 июня, в котором США обязались прекратить враждебные двусторонние отношения и установить новые. «Чем больше будут расти враждебные действия США в отношении КНДР, тем сильнее будут наши контрмеры».

3 июня на проходящей в Сингапуре Международной конференции по безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе «Шангри-Ла Диалог» Стивен Бигэн заявил, что КНДР и США сумеют выполнить все задачи, обозначенные 12 июня на саммите в Сингапуре.

4 июня МИД КНДР опубликовал заявление для печати, порицающее США за отказ от духа Сингапурского саммита, отметив, что ошибочная стратегия в Ханое «загнала перспективу корейско-американского диалога в темный угол». «На втором саммите КНДР-США, состоявшемся в Ханое, на фоне большого интереса и ожиданий всего мира, Соединенные Штаты совершили самую большую ошибку, упустив пожизненную возможность, настаивая на демонтаже ядерной программы».

Вашингтон призвали сделать «правильный стратегический выбор, пока еще не поздно», выполнив соглашения, заключённые в ходе саммита в Сингапуре. Если США не отступятся от враждебной политики по отношению к КНДР, то стороны не смогут реализовать достигнутые договорённости. «У нас тоже есть предел терпения».

11 июня Дональд Трамп получил «красивое» и «очень тёплое» письмо от северокорейского лидера, датированное 6-м июня. Не раскрыв подробностей, президент США отметил, что это было «очень личное, очень теплое, очень приятное» письмо, а КНДР  обладает «огромным потенциалом» под руководством Ким Чен Ына. «У нас очень хорошие отношения… Я думаю, что произойдёт что-то очень позитивное», – отметил Трамп.   Как заявила спикер Белого Дома Сара Сандерс, в письме была просьба о новой встрече, и «мы уже координируем этот процесс».

Тогда же Трамп прокомментировал сообщения о том, что убитый Ким Чен Нам использовался в качестве информатора ЦРУ в Северной Корее – он «не позволил бы этому случиться под его руководством (I wouldnt let that happen under my auspices)». Замечание было интерпретировано как готовность Трампа мешать ЦРУ шпионить за режимом Кима.

В тот же день, выступая на форуме, организованном газетой Wall Street Journal, Джон Болтон отметил, что проведение третьего по счёту северокорейско-американского саммита вполне возможно, и ключ находится в руках Ким Чен Ына. Одновременно Болтон выразил мнение, что Пхеньян пока не принял стратегическое решение отказаться от ядерного оружия и средств его доставки. Поэтому Вашингтон продолжает максимальное давление на Пхеньян.

16 июня в интервью телеканалу ABC Дональд Трамп заявил, что по-прежнему доверяет лидеру КНДР. На вопрос журналиста, занимается ли Пхеньян созданием ядерного оружия, Трамп сказал, что не знает, но надеется, что Север этого не делает. Помимо этого, глава Белого дома сказал, что поддерживает с северокорейским лидером отношения взаимного уважения. По его словам, Север прекратил проведение ядерных испытаний и лишь осуществляет запуски ракет малой дальности, чем в принципе занимаются и другие государства. В завершение интервью Трамп сообщил о вероятности изменения сложившейся ситуации и дал обещание рассказать, когда это произойдёт.

18 июня глава МИД РК Кан Гён Хва заявила, что по вопросу возобновления диалога КНДР и США есть положительные признаки. В детали она, правда, вдаваться не стала.

19 июня в ходе выступления на мероприятии, организованном Атлантическим советом и фондом Восточной Азии, Стивен Бигэн призвал Пхеньян к возобновлению диалога и указал на то, что двери к переговорам открыты, и для возобновления диалога не требуется предварительных условий. Вместе с тем, он сказал, что понимает необходимость гибкого подхода со стороны США и КНДР. По его словам, к настоящему моменту между двумя странами проводились неоднократные контакты, в том числе при содействии третьих сторон. Присутствовавший на этом же мероприятии спецпредставитель РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ли До Хун подчеркнул, что переговоры с КНДР – это не выбор, а необходимость, и призвал КНДР ответить на предложение южнокорейского президента Мун Чжэ Ина о проведении межкорейского саммита до визита главы Белого дома Дональда Трампа в РК.

СМИ РК тут же отметили, что ранее американская сторона придерживалась позиции о том, что спешить в данном вопросе не стоит, и сам Дональд Трамп говорил, что он «не торопится» с решением вопроса о денуклеаризации. Таким образом, заявление Бигэна можно расценить как намёк на изменение позиции США.

В тот же день 19 июня министр по делам воссоединения РК Ким Ён Чхоль заявил, что, насколько ему известно, КНДР и США готовят проект новых переговоров по денуклеаризации. По его словам, на разрешение разногласий по техническим моментам потребуется время, но важным является возобновление диалога. Министр отметил, что переговоры – это многоступенчатый процесс. Так, то, что в Ханое КНДР и США ознакомились с взаимными позициями, позволит в последующих контактах более быстро достичь реального результата.

20 июня на встрече с журналистами спецпредставитель РК по вопросам мира и безопасности на Корейском полуострове Ли До Хун, находящийся с визитом в Вашингтоне, заявил о важности периода с июня по сентябрь в решении ядерной проблемы Корейского полуострова. По его словам, визит председателя КНР Си Цзиньпина в Пхеньян, личное письмо северокорейского лидера американскому президенту и соболезнования главы КНДР по поводу кончины бывшей первой леди, вдовы экс-президента РК Ким Дэ Чжуна Ли Хи Хо свидетельствуют о развитии ситуации в лучшую сторону. При этом он отметил, что пока рано говорить о том, будет ли нынешняя тенденция иметь продолжение в виде возобновления рабочих переговоров между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном.

23 июня ЦТАК сообщило, что «Уважаемому высшему руководителю товарищу Ким Чен Ыну прислал личное послание президент США», и лидер КНДР «выразил признательность за политическую ориентацию и особую смелость президента Трампа, сказал, что он задумается над этим интересным содержанием».

Когда именно Дональд Трамп отправил очередное письмо, а также его конкретное содержание, не сообщалось, зато была опубликована фотография, запечатлевшая момент прочтения письма северокорейским лидером.

24 июня Майкл Помпео выразил надежду на то, что письмо, отправленное Дональдом Трампом северокорейскому лидеру, станет хорошим фундаментом для возобновления двустороннего диалога, и отметил высокую вероятность возобновления переговоров между Пхеньяном и Вашингтоном.

Как сообщила южнокорейская телерадиокомпания KBS со ссылкой на собственные источники, письмо Дональда Трампа состоит из четырёх абзацев. В нём глава Белого дома выразил намерение сохранить дружеские отношения с лидером КНДР. Затем Дональд Трамп предложил найти возможность сблизить позиции Вашингтона и Пхеньяна по денуклеаризации путём переговоров на рабочем уровне. Таким образом, президент США ответил на предложение лидера КНДР о необходимости найти новый подход к решению данных вопросов,  проявив гибкость и отказавшись от прежней позиции комплексного урегулирования. В письме Дональда Трампа также высказана надежда на проведение в ближайшем будущем очередного саммита между КНДР и США.

25 июня, отвечая на вопросы журналистов в Белом доме, президент США заявил, что третий северокорейско-американский саммит «рано или поздно» состоится. Он отметил, что «очень хорошо ладит» с северокорейским лидером, который направил ему «красивое письмо», в котором поздравил с Днём рождения. На вопрос о том, было ли в письме упоминание о возможном проведении саммита, Трамп ответил, что «может быть, и было».

27 июня директор американского департамента МИД КНДР Квон Чжон Гын заявил, что южнокорейская сторона не должна вмешиваться в диалог Пхеньяна и Вашингтона. Пхеньян и Вашингтон ведут переговоры напрямую друг с другом, не прибегая к помощи Сеула. Также было подчёркнуто, что никаких скрытых межкорейских контактов в настоящее время не проводится (что опровергает некоторые заявления южнокорейского правительства).

28 июня специальный представитель США по северокорейским вопросам Стивен Бигэн встретился в Сеуле со своим южнокорейским коллегой Ли До Хуном. Обсуждались вопросы повестки дня предстоящего южнокорейско-американского саммита, в том числе возможность возобновления северокорейско-американского диалога.

Как можно заметить, стороны нередко повышали ставки, заявляя о неготовности другой стороны к конструктивному диалогу и намекая, что «вообще-то мы можем и передумать». Однако даже в США о третьем саммите говорить не прекращали, и не исключено, что после встречи в Пханмунчжоме начнутся разговоры о следующем саммите.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts