К какому результату может привести кибервойна США против Ирана?

P 10.07.2019 U Владимир Платов

750

В последнее время СМИ все чаще выходят с материалами, в которых говорится о подготовке американских атак на Иран. Речь идёт не только о военных угрозах Вашингтона Тегерану, пытающемуся пойти наперекор диктату США, но и о так называемых «нелетальных» атаках, под которыми подразумевается воздействие на инфраструктуру с помощью кибервмешательства. Другими словами, в США не скрывают, что намереваются осуществить хакерское вторжение в независимое государство, при этом не считают такой факт предосудительным!

Это обстоятельство особенно удивляет, если вспомнить, как совсем недавно сами США раздули не только внутри своей страны, но и международную информационную кампанию против России из-за бездоказательного вмешательства Москвы в выборную американскую кампанию, что и подтвердило разбирательство комиссии спецпрокурора Мюллера.

Издание NYT пишет о том, что «Белый дом пытается избежать полномасштабной войны, а потому намерен действовать посредством проведения киберопераций». А по данным The Washington Post, США уже провели кибератаки против Ирана после того, как КСИР сбили американский разведывательный беспилотник «Тритон», подтвердив начало кибервойны против Ирана. Координация действий при осуществлении таких атак идёт через Центральное американское командование на Ближнем Востоке. О конкретных результатах кибератак по Ирану пока не сообщается.

Молчит, к сожалению, и международная общественность на откровенный преступный вызов Вашингтона, который сегодня развязывает кибервойну против Ирана, а завтра сделает то же самое против любой страны ЕС или другого региона, которая позволит себе «проявить непокорность США»! Пользуясь таким молчанием, США переносят сегодня военные действия в информационное пространство, осуществляют информационные войны, акции кибертерроризма, вовлекают, к сожалению, и остальные государства в гонку кибероружия.

Да, конкуренция великих держав в XXI веке все чаще включает использование киберопераций между конкурирующими государствами. Однако в Вашингтоне не задумываются над тем, достигают ли кибероперации США и их союзников своих заявленных целей? Каковы риски эскалации? При каких условиях все более частые и сложные кибероперации могут привести к непреднамеренной эскалации и применению военной силы?

В этих условиях, а также из-за отсутствия конкретного международно-правового инструмента по сдерживанию кибервойн, многие страны на национальном уровне приступили, как и США, к созданию кибервойск, что чревато уже в ближайшее время вылиться в обострение не только двусторонних отношений между отдельными государствами, но и в целом ситуации с международной безопасностью. Значительную работу на этом направлении проводит не только Киберкомандование США (United States Cyber Command), Британии, но и соответствующие структуры в Иране.

На фоне серии уже реализованных в отношении Ирана в последний период Израилем в сотрудничестве с США и другими западными странами кибератак, руководство Исламской республики проводит детальный анализ деятельности национальных спецслужб и армии, принимает меры к повышению их эффективности. В рамках свой стратегии кибербезопасности Иран создал технологические возможности для защиты собственных критических инфраструктур и разведывательных сведений от различных форм нападений противников (включая вредоносные вирусы типа Stuxnet, который повредил иранскую программу обогащения урана). Эту задачу Иран решает не только путем создания отдельного, независимого национального интернет-пространства.

Для усиления контроля над киберпространством в июле 2009 г. Высшим Советом революции при главе государства был создан “Комитет по Идентифицированию несанкционированных сайтов” (“The Committee to Identify Unauthorized Internet Sites”), в который входит Генеральный прокурор, главы национальной полиции, радио и телевидения, министры культуры, разведки, телекоммуникаций, науки, и т.д. В результате работы этого Комитета много веб-сайтов уже заблокировано от пользовательского доступа.

На сегодняшний день верховным правительственным органом, который имеет в Иране дело с киберпространством, является созданный в марте 2012 г. Высший Совет по вопросам Киберпространства (The High Council of Cyberspace). Непосредственным инструментом в иранской киберобороне является киберармия Ирана, в которую входят высококвалифицированные специалисты в области информационных технологий и профессиональные хакеры. Одной из наиболее активных хакерских групп является т.н. Команда Ашиян (the Ashiyane Digital Security Team), известная своей идеологической приверженностью правящему режиму. В мае 2009 г. американская компания в области кибербезопасности Defense Tech назвала Иран среди пяти стран, обладающих самыми сильными кибервозможностями в мире.

Помимо киберармии в указанной деятельности активное участие принимает также ряд других менее профессиональных киберподразделений Ирана. Одним из них является Басидж (Basij). Его невоенизированные подразделения, насчитывающие несколько тысяч членов, отвечают за “программное обеспечение” (“soft war”), в особенности за «недопущение нанесения ущерба врагами иранского режима».

В последние годы значительное число финансовых учреждений в США (в частности, Банк Америки, Ситигрупп и др.) в ответ на провокационные действия США подверглось иранским кибератакам. Однако, по мнению американских аналитиков, самая разрушительная кибератака произошла в августе 2012 г. на информационные сети нефтяной компании Саудовской Аравии Aramco и катарской газовой компании RasGas. Нападение было совершено с помощью компьютерного вируса Shamoo, распространившегося через серверы компаний и уничтожившего всю хранившуюся там информацию. Группа «Меч правосудия» (the Cutting Sword of Justice) тогда взяла на себя ответственность за эту операцию, заявив, что она была направлена на основной источник доходов Саудовской Аравии, которая обвиняется в совершении преступлений в Сирии и Бахрейне.

Даже при столь неглубоком анализе возможностей Ирана в киберпространстве по защите национальной безопасности и борьбе с «врагами иранского режима», становится понятно, что развязывание кибервойны с этим государством может повлечь за собой серьезные последствия. А с учетом характерного иранцам особого идеологического патриотизма, нельзя исключать и перехода возможного киберконфликта с этой страной в своего рода “Cyber Pearl Harbor”.

Но отдают ли себе в этом отчет вашингтонские стратеги, все чаще размахивающие в последнее время своим оружием, в том числе и кибервозможностями, в давлении на своих противников вместо ведения дипломатических обсуждений по ликвидации возникающих проблем в двусторонних отношениях.

Платов Владимир, эксперт по Ближнему Востоку, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts