К выходу новой концепции по обороне Китая

P 06.08.2019 U Владимир Терехов

369078

Опубликование в конце июля с. г. министерством обороны КНР документа под названием “Национальная оборона Китая в новую эру” (“Белая книга”) стало одним из заметных событий мировой политики. В нем речь идёт об официальном изложении руководством второй мировой державы взглядов на состояние и тенденции трансформации собственной страны и политико-стратегической ситуации во внешнем мире. В соответствии с этим видением определяется комплекс мероприятий, направленных на обеспечение обороны и безопасности Китая.

Последний раз подобного рода программный документ выпускался в конце 2015 г., когда назрела необходимость радикального пересмотра структуры вооружённых сил и системы управления всего “силового блока” страны.

24 июля с. г. МО КНР провело официальную презентацию нового документа, (англоязычный) текст которого изложен на 51-й страницах, плотно насыщенных смыслами и фактурой.

Уже в преамбуле обозначается главный мотив его появления, прямо вытекающий из ключевых политических концепций КНР последних лет: “Сегодня, в условиях переплетения [факторов] интересов и безопасности люди во всём мире становятся членами сообщества единой судьбы. Китай вступил в критическую стадию завершения строительства общества умеренного процветания во всех аспектах… . [Строительство] социализма с китайской спецификой входит в новую эру”.

В содержательной части указывается на происходящие в мире глубокие изменения, сопровождающиеся экономической глобализацией, появлением информационных обществ, культурной диверсификацией, стремлением к миру и взаимовыгодной кооперации. “Однако сохраняются факторы дестабилизации и неопределённости”, проявляющиеся особенно заметным образом в АТР, куда “смещается центр мировых экономических и стратегических” процессов. Именно этот регион обозначается в качестве “фокуса конкуренции между главными державами”.

Недвусмысленно определяется основный источник международных проблем – это США, стратегия национальной обороны и обеспечения безопасности которых нацелена на проведение “односторонних действий”. Указанные цели и действия подкрепляются “существенным ростом военных расходов, увеличением потенциала в ядерном оружии, во внешнем космосе, кибероружии и системах ПРО”. Что в целом “подрывает глобальную стратегическую стабильность”.

В этих условиях требуется “укрепление стратегической, этнической и социальной стабильности” Китая путём “повышения национальной мощи, уровня глобального влияния и устойчивости к рискам”.

Основная содержательная часть документа изложена в 4-м разделе “Реформы национальной обороны и вооружённых сил Китая”. Здесь подтверждаются те тенденции, которые были намечены упоминавшимся выше документом конца 2015 г. В частности уже тогда ставилась задача упрощения системы управления НОАК, в том числе путём удаления в ней излишних горизонтальных барьеров и повышения общей эффективности в соответствии с концепцией “Революция в военном деле” (Revolution in Military Affairs), появившейся в США в конце 90-х годов.

Тогда же (в 2015 г.) говорилось о необходимости сокращения общей численности вооружённых сил на 300 тыс. (в основном за счёт сухопутных сил) и доведения её до уровня в 2 млн военнослужащих.

Тогда же, в рамках решения политической задачи обеспечения ключевых интересов страны (главным образом, на основных морских торговых путях), особое значение придавалось развитию ВМС, а также ВВС и Стратегических ракетных сил (ранее называвшихся “Второй артиллерией”).

В заключительном 6-ом разделе (“Активный вклад в строительство человечества единой судьбы”) особое внимание уделено кооперации с Россией в сфере обороны и обеспечения безопасности, которая носит не только двусторонний характер, но также “играет существенную роль в поддержании глобальной стратегической стабильности”.

Представляется примечательным один из подзаголовков документа: “[Китай] никогда не будет стремиться к гегемонии, экспансии и [разделению мира] на сферы влияния”. Именно он был вынесен в качестве ключевого тезиса всей работы в ходе её презентации, проведенной представителями МО КНР. В том же духе выдержаны комментарии официоза Global Times (“Китайская военная мощь велика, но носит оборонительный характер”).

Весомым аргументом в пользу этих тезисов служит приведенная в документе эволюция относительных военных расходов и нынешнего их уровня. Хотя по абсолютному показателю указанные расходы КНР сегодня являются вторыми (после США) в мире, отставая от американских вчетверо и превышая российские втрое, но в долях ВВП они не выходят за уровень 1,3%. В расходной части госбюджета бремя на оборону КНР составляет чуть более 5%.

То есть по относительным показателям военные расходы КНР находятся на уровне таких “лузеров”, как Япония (1% ВВП) и Германия (1,3%), в разы уступая “лидерам” в лице России и США. Эта общая картина не изменится кардинально, если даже принять во внимание некие “скрытые” китайские военные расходы, о которых любят говорить в США.

В комментариях же главных ныне “доброжелателей” КНР позитивные посылы обсуждаемого документа, естественно, ставятся под сомнение. При этом едва ли не главным аргументом подобного скепсиса служат разнообразные пассажи, которые прямо или косвенно затрагивают “Тайваньскую проблему”. Действительно крайне чувствительную для китайского государственного строительства в целом.

Так, уже в начале комментария агентства “Ассошиэйтед пресс” подчёркивается, что Китай “не отказывается от использования силы” при решении проблемы присоединения Тайваня. Далее обращается внимание на обозначенную в документе задачу “борьбы с сепаратизмом”, проявления которого отмечаются главным образом в двух Специальных административных районах КНР, Синьцзян-Уйгурском и Тибетском.

Добавим от себя, что ситуация в СУАР, ТАР и в последнее время в Гонконге уже длительное время является едва ли не главным мотивом антикитайской пропагандистской войны всё тех же “доброжелателей”. К которым всегда готова присоединиться специфическая публика из российского политикума (также, как она это делала ранее в отношении КНДР и Камбоджи).

На профессиональном же уровне новый концептуальный документ в области обороны и безопасности КНР обсуждается одним из ведущих американских аналитических институтов, каковым является “Центр стратегических и международных исследований” (Center for Strategic and International Studies, CSIS).

Опубликованная CSIS cтатья Энтони Кордесмана (специализирующегося, насколько можно понять, в основном на проблемах Большого Ближнего Востока, в решениях которых этот эксперт принимал непосредственное участие) имеет примечательный подзаголовок “Открытый стратегический вызов Соединённым Штатам, который, однако, не должен привести к конфликту”.

Стараясь придерживаться стиля добросовестного научного оппонирования обсуждаемого документа и высказывая в отношении него ряд критических замечаний, автор статьи делает примечательный промежуточный вывод: “В то же время важно отметить, что в определённом смысле китайская Белая книга носит более умеренный характер в отношении США, чем американские стратегические документы при обсуждении военных мероприятий Китая”.

Как говорится, эти бы слова да в уши многоголового американского руководства. Проблема которого, однако, заключается сегодня в том, что сами эти головы всё более плотоядно смотрят друг на друга.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts