Что ищет Британия в водах Персидского залива и Индийского океана?

P 18.08.2019 U Нина Лебедева

76655

Череда событий в «войне танкер за танкер» Ирана с Западом в Ормузском проливе, важнейшей стратегической части Залива, вот уже несколько недель не исчезает из поля внимания мировых ведущих политиков, политологов и СМИ. Оценки причин, сдвигов в позициях вовлеченных сторон, их краткосрочных и долгосрочных целей и задач, сценариев выхода из напряженной ситуации весьма неоднозначны. Одни увидели в этом стремление Вашингтона посеять и в этом регионе хаос, в котором как в мутной воде легче «поймать свою золотую рыбку». Другие – сколотить коалицию по установлению новых правил судоходства на антииранской основе и придавить разнообразными санкциями несговорчивый Иран.

Поначалу (до прихода к премьерству Б.Джонсона) не исключалась ловкая подставка США Лондону с целью лишний раз указать место Великобритании, проявившей некоторую самостоятельность совсем в не подходящее время ее собственных политических изменений и попыток изо всех сил реализовать Brexit и т.п.

Не хотелось бы повторять неожиданные и резкие зигзаги событий – они переполняют страницы почти каждого уважающего себя СМИ по всему миру. Видимо, стоит, с одной стороны, посмотреть на них более широко, поскольку, безусловно, они будут иметь долгосрочные последствия для всего мира из-за возможного «нефтяного голода» и обновляющейся стратегической раскладки сил в регионе. А с другой – сфокусироваться на анализе роли и линии поведения Британии, ставшей по тем или иным причинам одним из центров конфликта. На наш взгляд, это необходимо сделать, учитывая нескольких важных обстоятельств.

Во-первых, по мере развития событий, которые стартовали с угроз развязывания реальных военных действий со стороны США против Ирана, спал боевой угар Пентагона. Его план посылки 120 тыс. туда показался не реальным – им надо будет противостоять более чем 650 тыс. личного состава вооружённых сил Ирана. Хотя еще в 2018 г. в Пентагоне был проработан документ OPLAN 1002-18 о захвате ряда портов в Заливе и провинции Хузестан, где сосредоточены 80% запасов иранской нефти и газа и где сильны сепаратистские настроения. Существенно, что рядом с этой провинцией – частично контролируемый Ирак, близки границы с Кувейтом, Саудовской Аравией, что сужает ответные меры Ирана, но делает те же 120 тыс. достаточными для такой акции в случае вероятной поддержки авиации и флота с баз этих сопредельных стран.

Во-вторых, с целью большей надежности своих действий, Центральное командование ВС США разработало многонациональную морскую операцию Sеntіnеl («Сторожевой»), а американская администрация официально призвала Германию, Францию и Великобританию присоединиться к военно-морской миссии для «обеспечения безопасного судоходства» через Ормуз и «борьбы с агрессией» Ирана.

Германия отклонила эту просьбу – она должна быть одобрена парламентом. Против участия в любых миссиях США против Ирана настроены почти все ведущие политические силы страны. Германию также мало интересуют события в «слишком горячей точке» ввиду того, что ее энергетическая безопасность не зависит от споров с Ираном, т.к. большую часть нефти она получает из РФ или от других поставщиков, не использующих транспортировку через этот пролив.

Франция в определённой мере «колеблется» в отношении участия в американской инициативе. Однако, получая основную часть своей нефти из Персидского залива (её крупнейший поставщик Саудовская Аравия), она заинтересована напрямую в том, чтобы ситуация в регионе не была напряжённой.

Великобритания больше всех склонна к участию в миссии США, поскольку Иран непосредственно удерживал британский танкер, а Саудовская Аравия является главным поставщиком авиационного топлива в страну. Не обладая достаточными силами в Персидском заливе, она вроде бы пойдёт на взаимодействия с американцами. Но для этого потребовался приход к премьерству в стране пока непонятного и непредсказуемого Бориса Джонсона.

В-третьих, став премьером Б.Джонсон отмёл сомнения Т.Мэй, и 5 августа с.г. было официально объявлено о присоединении к альянсу Вашингтона, с одной стороны. А с другой, видимо, чтобы укрепить свои позиции внутри страны и в мире в целом, он выступил автором идеи создать европейскую военно-морскую коалицию для обеспечения безопасности судов в Ормузе. Её уже поддержали Франция, Нидерланды и Италия, интерес проявили Испания, Швеция, Польша и даже Германия. Решено, что боевые корабли ВМС Великобритании будут сопровождать грузовые суда под её флагом в Ормузском заливе и с этой целью эсминец Duncan уже вошел в воды Персидского залива.

В-четвертых, РФ выдвинула в рамках концепции МИД ряд предложений по укреплению безопасности в регионе. В частности, создание организации по безопасности и сотрудничеству, куда, помимо стран Персидского залива, входили бы Россия, Китай, США, ЕС, Индия и др.; соблюдение региональными участниками норм международного права; транспарентное сотрудничество в военной сфере; принятие шагов по превращению региона в зону, свободную от оружия массового уничтожения; отказ от постоянных иностранных баз и постепенное сокращение военного присутствия нерегиональных игроков. Запустить создание системы коллективной безопасности можно путём проведения консультаций на двусторонней и многосторонней основе, в том числе с участием Лиги арабских государств и ООН.

В-пятых, необходимо напомнить, что у Великобритании были, есть и будут собственные интересы и позиции и в Заливе, и на его подступах – в Индийском океане. Надо признать, что до 10-х гг. нынешнего века, упоминания о регионе Индийского океана или «Индоокеанском кольце» (региональной структуре сотрудничества ИОРА) почти не звучало в дебатах британского парламента. Однако в соответствии с обнародованными в конце 2014 г. планами, Великобритания заявила о размещении крупных военных платформ, авианосцев, ядерных подлодок, других кораблей поддержки, самолётов королевских ВМС и ВВС на модернизируемой базе Мина Салман в Бахрейне (необходимая сумма $23 млн на расширение ее операционных возможностей предоставлялась обеими сторонами). Тогдашний министр иностранных дел Ф. Хаммонд подчеркнул, что эта мера призвана стабилизировать ситуацию в Заливе, защищать английские интересы в Ливии и соседних районах. На наш взгляд, это было началом постепенного возвращения Лондона «К Востоку от Суэца».

В бытность Т. Мэй премьером в Форейн Оффис и министерстве по делам Содружества был поднят на щит лозунг «Global Britain» c тремя приоритетами интересов в мире:

  • Северная Америка, особенно США и Канада;
  • Европа с союзниками и партнёрами;
  • Азия, центр экономического и политического роста, сохранение влияния в которых станет ключевым для успеха лозунга.

Если Британия вернётся «к Востоку от Суэца» – в Азию, то это можно сделать только морем, через зону Индийского океана, где, по прогнозам Азиатского банка развития, подъем в «Азиатском веке», направляемый Китаем, Индией, Японией, Южной Кореей, Малайзией, Таиландом, достигнет 90% ВВП в Азии и 53% ВВП в мире. Это, безусловно, станет драйвом и глобального экономического спурта. Показательно, что в ближайшие две декады колоссально вырастут объемы контейнерных перевозов и в БИО и в АТР. Британия, стремясь сохранить за собой титул торговой империи, вряд ли упустит такие возможности.

Помимо экономических интересов, Британия для собственных интересов явно хочет дать ответы новым стратегическим вызовам и рискам – более активному участию в охране торговых путей, созданию морского порядка путем совместных маневров, в том числе в ЮКМ, возможному подключению к «Четверке 2.0» и ИОРА, усилению ее роли в формирующемся ИТР в целом. Думается, события в Ормузе, инициативы по их решению, желание показаться более самостоятельной могут подстегнуть интерес Британии к региону БИО и ИТР. Но сможет ли она автономно (без своего главного союзника США) реализовать их при хотя амбициозном, но непредсказуемом премьере – большой вопрос. Не случайно в Лондоне в последние дни серьёзно заговорили о недостаточном уровне военного бюджета (2%), профиля ВМС, торгового флота и т.п., что Новое Восточное Обозрение уже отмечало и не один раз. Похоже, есть проблемы для дебатов в новом правительстве и парламенте.

Между тем, 5 августа министр иностранных дел Британии Доминик Рааб вновь замахал дубинкой, заявив о том, что хочет создать еще один, более сильный альянс для защиты международного правопорядка и решения проблем британской безопасности. Как полагает Рааб, новый союз станет ответом на “угрожающее поведение Ирана, дестабилизирующие действия России в Европе”, а входящие в него страны будут противостоять в том числе “терроризму и изменению климата”.

А сильна ли британская дубинка? Или сильна как всегда британская риторика?

Нина Лебедева, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра индийских исследований ИВ РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts