Выборы в парламент и перспективы конституционных поправок в Японии

P 27.08.2019 U Владимир Терехов

7400

Очередные перевыборы половины состава верхней палаты парламента Японии (которые проводятся каждые три года), состоявшиеся 21 июля с. г., следует отнести к значимым событиям региональной и мировой политики. Поскольку речь идёт об очередном акте формирования законодательного органа власти государства, обладающего третьей экономикой мира, вес которого и в политических процессах на мировой арене непрерывно растёт.

Особую весомость последнему аспекту прошедших выборов придаёт “цена вопроса”, которая де-факто была вынесена на голосование. Звучала она, приблизительно, так: сохранят ли конституционное большинство ныне правящая коалиция (то есть Либерально-демократическая партия и её младший партнёр партия Комейто) вместе с потенциальными союзниками в лице Японской инновационной партией и некоторыми независимыми депутатами?

Отметим в очередной раз, что основной целью всей политической карьеры нынешнего премьер-министра и лидера ЛДП Синдзо Абэ (которого уже сегодня считают одним из самых влиятельных политиков всего послевоенного периода страны) является если и не отмена, то внесение таких поправок в 9-ю (“антивоенную”) статью действующей до сих пор Конституции 1947 г., которые бы позволяли Японии располагать Вооружёнными силами.

Напомним также, что таковые на самом деле и давным-давно имеются в наличии. Более того, они считаются сегодня одними из самых мощных в мире. Летом 2015 г. парламентом страны (по инициативе правительства того же С. Абэ) был принят пакет законов “толковательного” плана, которые расширили рамки возможного использования за границей нынешних “Cил самообороны” (Self-Defense Forces, SDF). Таким эвфемизмом указанные силы обозначаются до сих пор.

Первоначальная идея ликвидировать вообще 9-ю статью до сих не имеет никаких шансов получить (законодательно необходимую) поддержку населения страны. А вот попытаться дополнить две “антивоенные” главы указанной статьи третьей, узаконивающей SDF (уже наличиствующие, повторим) – почему бы нет.

Однако при этом возникнет смысловая абракадабра уже на уровне содержания ключевой статьи Конституции: первые две главы 9-й статьи продолжат постулировать “отказ навсегда” Японии от войны (как средства решения внешнеполитических проблем) и, следовательно, обладания Вооружёнными силами. Одновременно (будущая) третья глава как раз узаконит SDF с “расширенной” сферой применения.

Автор подозревает, что подобная смысловая нелепица проектируется намеренно, ибо единственным способом её устранения станет последующий полный отказ от “поправленной” 9-й статьи. В целом и вообще. Что и станет заключительным актом длительного процесса “нормализации” Японии, который, в свою очередь, вполне может оказаться центральным событием только что начавшейся “эпохи Рейва”. Кстати, в первом после выборов выступлении С. Абэ призвал возглавляемую им партию “мобилизовать усилия по государственному строительству эпохи Рейва”.

Но здесь возникают два момента, из которых первый как раз связан с только что прошедшими выборами. Дело в том, что согласно регламенту, прописанному в той же Конституции, для введения в неё поправок, последние должны получить поддержку, во-первых, двух третей численного состава обеих палат парламента и, во-вторых, половины взрослого населения на общенациональном референдуме.

По итогам внеочередных выборов в нижнюю палату, прошедших в 2017 г., ЛДП и Комейто надёжно перешли рубеж квалифицированного большинства.

Кстати, в течение нескольких месяцев до обсуждаемых здесь выборов осуществлялся вброс информации о намерении С. Абэ в очередной раз распустить и нижнюю палату. С тем, чтобы на совместных выборах уже в обе палаты ещё раз получить свидетельство полной поддержки политики правительства ЛДП в целом и, в частности, по вопросу конституционных поправок. Однако за месяц до выборов С. Абэ выступил с опровержением подобных “слухов”.

Что же касается итогов этих последних, то до необходимых 164 депутатских мандатов (из общего количества в 245 мест в верхней палате) С. Абэ пока не хватает нескольких мест. Видимо, с этим связано его обращение ко всем парламентским партиям открыть “гибкий” формат дискуссий по конституционным поправкам.

Другой важный момент связан с вопросом, а, собственно, зачем вообще всё это (в смысле отмена или изменение 9-й статьи) нужно нынешней Японии? Автор уже не раз высказывал мнение, что без единого выстрела Япония почти достигла того положения на мировой арене, которого тщетно добивалась во времена Второй мировой войны. Ценой гигантских материальных и человеческих потерь, своих и чужих.

Вполне заслуженный авторитет, которым сегодня пользуется Япония на мировой политической арене, можно поставить под угрозу. Корейцы уже сейчас житья не дают со своими “женщинами комфорта” и “принудительно рекрутируемыми”. Не хватало только предоставить повод различного рода политиканам (не только корейским) для утверждений о “возрождении японского милитаризма”.

Невольно вспоминаются слова киплингского мудрого питона, указавшего бестолковому маленькому слонёнку на многочисленные “выгоды” от того, что злой и хитрый крокодил удлинил его хобот. Правда, в данном случае “крокодил” (США с союзниками) в своё время японский “хобот” скорее обрезал. Но тоже, в конечном итоге, к всеобщей “выгоде”.

Ну да, есть определённый дискомфорт (скорее эстетического плана) от того, что в Конституции Японии написано одно, а де-факто наличествует совсем другое. Но жили же с этим до сих пор и ничего. Так и надо (пока) продолжать. Зачем самим себе создавать проблемы?

Видимо, нечто подобное подразумевает (“на уровне подкорки”) японский обыватель, который в основном прохладно относится к проектам конституционных новаций нынешнего премьера. Заметим при этом, что его (длительная) деятельность на указанном посту в целом оценивается пока позитивно.

А ведь “выгода” от сохранения статус-кво в 9-й статье проявилась уже на следующий день после выборов в верхнюю палату парламента Японии. Речь идёт об очередной из многочисленных попыток последних лет, предпринимаемых “старшим братом” с целью втянуть Японию в военные дрязги на Большом Ближнем Востоке, которые Вашингтон породил здесь в большом количестве. Что никак не входит в планы Токио, стремящегося поддерживать одинаково ровные отношения со всеми сторонами разнообразных конфликтов в регионе ББВ. Текут из этих стран углеводороды – хорошо и больше ничего (опять же, пока) здесь не надо. Прерывается поток из Ирана – что делать, приходится демонстрировать лояльность в отношении того же беспокойного “старшего брата”.

Переживём и эту неприятность, но посылать корабли в состав “глобальной коалиции” в регион, в котором сложно понять, кто с кем и за что воюет, – увольте. Примерно догадываемся, кто стоит за последним нападением на японский танкер в Ормузском проливе.

Участвуем в охране Аденского залива от “сомалийских пиратов” (к выгоде всех стран ББВ) – сегодня этого достаточно. Что касается “иранского спонсирования терроризма”, то ничего толком об этом пока не знаем.

Что-нибудь в подобном духе подразумевало руководство Японии в ходе переговоров с Советником президента США по национальной безопасности Джоном Болтоном, прошедших 22 июля в Токио. Вполне вероятно, что выкатывался также аргумент ограничений на свободу действий SDF, которые накладываются ныне действующей Конституцией (“между прочим, вами американцами и написанной”).

Судя по всему, высокому американскому гостю обещали лишь продолжить посреднические усилия в разрешении американо-иранского конфликта, о которых договорились С. Абэ и Д. Трамп в ходе визита последнего в Японию, состоявшегося в конце апреля.

Может быть, итоги прошедших 21 июля выборов в Верхнюю палату парламента Японии, когда до конституционного большинства в ней С. Абэ не хватило “совсем чуть-чуть”, были спланированы умелыми политтехнологами?

В конце концов, “эпоха Рейва” обещает быть длинной.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение”.


Похожие статьи