Как радиофобия потворствует обострению в корейско-японских отношениях

P 08.09.2019 U Константин Асмолов

667

Не так давно мы разбирали вопрос о том, насколько правительство РК подталкивает граждан к бойкоту японских товаров или поездок в Японию, или это рядовая инициатива граждан. Картина становится существенно понятнее, если мы обратим внимание на то, как представители «партии и правительства» играют на страхах народа перед радиоактивным заражением, раскручивая тему аварии на АЭС «Фукусима-1», пострадавшей после землетрясения 2011 года.

Карту разыгрывают в нескольких направлениях.

Во-первых, это тема зараженной еды и иных товаров, не обязательно пищевых.

Поначалу все ограничивалось запретами на импорт морепродуктов из потенциально зараженной акватории. Так, в 2013 году правительство РК запретило ввоз в страну 28 видов морепродуктов из Фукусимы и ещё семи префектур, а также 27 видов сельскохозяйственной продукции из 14 префектур.

Однако на фоне обострения представитель левой, но оппозиционной партии Мира и демократии Ким Кван Су объявил, что Южная Корея должна ограничить импорт даже обработанных пищевых продуктов из Фукусимы, поскольку в поставках была обнаружена радиация. Но, ссылаясь на данные Министерства Продовольственной и фармацевтической безопасности, Ким не упомянул ни дозу радиации, ни данные о том, что от нее кто-либо прямо или косвенно пострадал. Да и само министерство Продовольственной и фармацевтической безопасности заявило, что не видит никаких проблем с импортом обработанных пищевых продуктов из восьми японских префектур, поскольку японское правительство представляет инспекционные сертификаты, а в местных карантинных отделениях проводятся тщательные проверки качества. Уровень радиоактивности в упомянутых Кимом случаях, как выяснилось, не превышал допустимого стандарта в 100 беккерелей.

Тем не менее в РК 23 августа 2019 г. вступили в силу новые правила радиационного контроля продуктов питания, ввозимых из Японии.  Таковой вводится в отношении 17 наименований пищевых продуктов, включая растворимый кофе, чай, сахаросодержащие продукты,  шоколад и чернику.

8 августа 2019 г. в министерстве экологии РК сообщили о планах ужесточить процедуру проверки безопасности ввозимой из Японии угольной золы, которая применяется для производства цемента. Около 99% объёма импорта данного сырья приходится на Японию, в РК в её отношении неоднократно высказывались опасения о токсичности и радиоактивности, но, как полагают эксперты, данная мера является частью ответных действий на принятые японской стороной меры по ограничению экспорта в РК. До настоящего момента при ввозе угольной золы в РК было достаточно предъявить результаты проверки раз в квартал. Отныне проверке будет подвергаться каждая партия.

Также усиливается контроль на радиацию и элементы тяжелых металлов в японских отработанных батареях, шинах и пластмассах, импортируемых в Южную Корею с целью переработки.

Во-вторых, это тема зараженной территории, куда не должна ступать нога корейца. Ведь Синдзо Абэ постоянно говорит о том, что продукты из региона безопасны и настаивает на проведении там некоторых спортивных мероприятий во время предстоящих Олимпийских игр 2020 года в Токио. Кроме того, администрация рассматривает возможность поставки сельскохозяйственной и морской продукции Фукусимы в Олимпийскую деревню. В этом контексте игра с радиофобией способна запятнать имидж предстоящей Олимпиады еще до ее начала.

В настоящий момент корейское правительство рекомендует людям не посещать районы в радиусе 30 километров от АЭС. Однако в августе 2019 г. МИД РК начал рассылку сообщений о необходимости соблюдения правил безопасности гражданами страны, посещающими Японию, а в СМИ начали активно писать о том, что Демократическая партия Тобуро, правительство и администрация президента обсуждают вопрос о расширении этой зоны вплоть до Токио и окрестностей.

Как заявил представитель демократов Чхве Чжэ Сон, «недавно в Токио были обнаружены радиоактивные материалы, причем уровень в четыре раза выше допустимого уровня. Поэтому нам нужно рассмотреть вопрос о расширении ограничений на поездки во все части Японии». Что именно за материалы и откуда они взялись, депутат не сказал.

Другой депутат Син Дон Гын, член парламентского комитета по культуре, спорту и туризму, пошел дальше и призвал правительство пересмотреть участие Кореи в Олимпийских играх в Токио. «Если Олимпийские игры в Токио не защищены от радиоактивности, нам нужно пересмотреть наше участие в этом мероприятии. Использование спорта в качестве политического инструмента – это проблема, но безопасность наших граждан имеет первостепенное значение, поэтому нам нужно будет пересмотреть бойкот Олимпиады, если безопасность не будет обеспечена».

Параллельно в СМИ РК появляются откровенно манипулятивные тексты, в которых окрестности АЭС уже превратились в зону с мутантами. В ход идут типичные манипулятивные тексты со ссылкой на абстрактных «ученых», перепроверить откровения которых невозможно.

В итоге 11 августа первый заместитель министра иностранных дел РК Чо Сэ Ён заявил, что правительство допускает возможность расширения ограничений на турпоездки в Японию. По его словам, в рассмотрении такой возможности может применяться как критерий уровня радиационного загрязнения, так и проведение в Японии различных демонстраций ультраправых сил в связи с ухудшением отношений двух стран.

В-третьих, это шум по поводу того, что Япония вот-вот сбросит в море более миллиона тонн радиоактивной воды, и наступит глобальная экологическая катастрофа. Тон задал лично президент. По словам «информированного источник», Мун Чжэ Ин упомянул об этом на недавних встречах с высокопоставленными правительственными чиновниками: будто бы коммунальная компания, эксплуатирующая разрушенную атомную электростанцию, будет сбрасывать загрязненную воду в море, чтобы справиться с нехваткой хранилищ.

Вообще-то, новость о возможном сбросе бродит на просторах интернета с 22 мая 2018 г., и в октябре 2018 года РК передавала Японии свою позицию по данной теме, предложив провести многостороннее обсуждение вопроса слива загрязнённой воды. Токио же постоянно озвучивает позицию о том, что окончательный план по сбросу воды находится на рассмотрении и будет представлен международному сообществу по мере готовности, и фраза «рассматривает возможность сброса» не тождественна фразе «решение о сбросе принято».

Опять-таки хранилища будут заполнены через два-три года, в то время как если читать прессу РК, может возникнуть впечатление, что это произойдет буквально на днях. Из-за этого некоторые эксперты призывают будировать проблему, опираясь на серьезные исследования, а не на громкие и неясно откуда взятые цифры предполагаемого ущерба всему живому. Однако в СМИ РК печатают в основном представителей Greenpeace, по мнению которых в случае сброса токсичные радиоактивные материалы могут попасть в Японское море менее чем за год. И Южная Корея будет среди стран, которые особенно пострадают от сброса в море ядовитых отходов.

14 августа 2019 г. Президент РК Мун Чжэ Ин поручил правительству принять надлежащие меры по территориальным притязаниям Японии на острова Токто и возможности сброса радиоактивной воды с АЭС «Фукусима-1». Мун Чжэ Ин заявил, что правительственные ведомства, в том числе министерство иностранных дел, министерство культуры и туризма, должны предпринять необходимые меры в отношении того, что на официальных сайтах Олимпийских и Паралимпийских игр в Токио 2020 года Япония описала исконно корейские острова Токто в качестве своей территории. Президент поручил правительству активно заняться этим вопросом, добавив, что необходима координация с международными организациями. Кроме того, президент РК призвал к активной реакции на возможность сброса в море загрязнённой воды с АЭС «Фукусима-1».

19 августа в МИД РК был вызван для объяснений советник-посланник по экономическим вопросам посольства Японии в Сеуле Томохуми Нишинага. Директор  департамента по вопросам научной дипломатии и изменения климата МИД РК Квон Сэ Чжун провёл с ним встречу, передав письмо, в котором указывается, что сброс радиоактивной воды окажет отрицательное влияние не только на состояние здоровья граждан РК и Японии, но и на жителей всех стран, связанных морем. Отмечается необходимость подходить к данному вопросу максимально осторожно и продуманно, а также представить официальную позицию по этой теме.

Кроме того, Сеул планирует «продолжать повышать осведомленность об этой проблеме в глобальном обществе» и продолжить обсуждение этого вопроса в сотрудничестве с международными природоохранными органами, такими как Гринпис и Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ). В частности, соответствующие правительственные организации, в том числе МИД, планируют поднять этот вопрос в ходе ежегодной Генеральной конференции МАГАТЭ в сентябре в Вене.

28 августа Южная Корея снова призвала Японию рассказать правду. Заявления о том, что на данный момент никаких конкретных планов нет, и что Токио «ответственно относится к этому вопросу на научной основе», были сочтены отписками.

Подводя итоги, можно видеть, что, пока не началась торговая война, уровень радиационной безопасности и шума по этому поводу никого не волновал или находился в пределах нормы. Примеров того, что данная территория таит реальную опасность именно в последнее время, тоже не было обнаружено. Поэтому речь идет не о реальной обеспокоенности экологическими проблемами, а о попытке Муна актуализировать тему как еще один участок фронта расширяющегося противостояния.

Константин Асмолов, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts