К визиту в КНР канцлера Германии А. Меркель

P 16.09.2019 U Владимир Терехов

1122

Начавшийся 6 сентября трёхдневный визит в КНР канцлера ФРГ Ангелы Меркель, которую сопровождала многочисленная и представительная делегация, его ход и итоги содержат в себе крайне примечательные сигналы об ускоряющемся процессе радикального переформатирования мироустройства.

Это уже 12-я её поездка в Китай за всё время пребывания А. Меркель во главе германского правительства. При том что предпоследняя состоялась лишь 15 месяцев назад. Отметим, что среди всех европейских политиков германский канцлер давно является для Пекина самым важным, к которому неизменно проявляются особые знаки внимания.

В ходе каждого такого визита помимо Пекина А. Меркель посещает некоторый другой значимый китайский город. На этот раз таковым стал Ухань, один из древнейших городов Китая, являющийся сегодня одним из центров образования и развития самых передовых технологий, а также германского присутствия в китайской экономике.

Ранее запланированный, последний визит пришёлся на период, когда у КНР и Германии одновременно резко обострились отношения с ведущей мировой державой. Что способствует понижению значимости в отношениях между Пекином и Берлином разногласий в основной, экономической сфере. Отметим, что ещё недавно указанные разногласия казались трудно преодолимыми.

Напомним, что речь идёт о взаимодействии второй и четвёртой мировых экономик, объём двусторонней торговли между которыми приближается к 200 млрд долл., имеет устойчивую тенденцию к росту и завершается ежегодно с положительным для Германии балансом (на сумму порядка 20 млрд долл.). Что, заметим, является редкостью для других торговых партнёров КНР.

Если содержательная сторона упоминавшейся выше проблемности американо-китайских отношений не нуждается в специальном комментировании, то представляется не лишним затронуть последние события в американо-германских отношениях, в целом подверженных постепенной многолетней деградации.

В частности, знаковый характер приобретают принятие в начале августа комитетом по иностранным делам Сената Конгресса США проекта закона о санкциях в отношении компаний, участвующих в строительстве газопровода “Северный поток-2”, и мероприятия в Польше по поводу 80-летия начала Второй мировой войны. В ходе последних (в присутствии вице-президента США) в очередной раз прозвучали претензии Варшавы к Берлину на предмет выплаты гигантских “компенсаций”. Кто о чём, а восточноевропейский лимитроф (ещё “Версальского розлива”) – о деньгах.

И хотя в том же Сенате поспешили заверить, что Германии нечего беспокоиться, поскольку все потери (от возможного) прекращения проекта “Северный поток-2” будут компенсированы с помощью американского СПГ, но, по крайней мере, часть германского истеблишмента про себя, видимо, сказала: “Хватит, достали”.

Именно так оценивает автор главный “скрытый месседж в пространство” всей очередной поездки в КНР А. Меркель, который в первый же день визита отобразился в её “приглашении всех китайских компаний инвестировать в Германию. Германия открыта для китайских компаний”. Ещё несколько месяцев назад трудно было ожидать, что можно будет услышать нечто похожее от имени руководства Германии в адрес Китая.

Ибо одной из главных проблем в двусторонних торгово-экономических отношениях до сих пор являлись опасения Берлина, что в ходе “шопинг-туров” ведущих китайских компаний по пространству европейской экономики можно будет лишиться контроля над собственными компаниями. Особенно специализирующимся в сфере производства высокотехнологичной продукции. Кроме того, “долгоиграющей” является тема якобы демпингования Китаем собственной продукции в ходе её реализации на европейском рынке.

Поэтому и ограничительные меры, которые были приняты два года назад ЕС (подчеркнём, главным образом по инициативе Берлина, имели целью возведение повышенных тарифных барьеров на импорт некоторых китайских товаров, а также ограничение возможности скупки высокотехнологичных компаний.

Следует также отметить недавнюю согласованность с США (несмотря на общий процесс возрастания проблем в трансатлантических отношениях) мер по созданию препятствий на пути получения китайской экономикой статуса “рыночной”. Такой статус Пекин должен был получить по окончании 15-летнего “переходного” срока, установленного ВТО в момент вступления (в 2001 г.) Китая в эту организацию.

Все эти неурядицы в отношениях КНР с лидером ЕС ставят под вопрос перспективу реализации ключевого китайского проекта по возрождению “Великого шёлкового пути” (Belt and Road Initiative, BRI), главным конечным пунктом которого вновь (как и 2000 лет назад) должна стать как раз Европа.

Выше частично изложен ответ на вопрос, что же такого случилось за столом “Большой мировой игры”, если лидер одного из её ведущих участников произносит приведенные выше слова. Впрочем, они носят достаточно общий характер и пока трудно сказать, что за этим последует далее.

В кратком изложении агентством “Синьхуа” того, о чём говорили на личной встрече А. Меркель и китайский лидер Си Цзиньпин, помимо чётко выраженного обоюдного стремления к всестороннему развитию двусторонних отношений, обращает на себя внимание присутствие схожих словесных оборотов по весьма значимым международным политико-экономическим проблемам. Таких, например, слов как “односторонность, протекционизм” и некоторых других.

Не вызывает сомнений адресат (Вашингтон), которому в едва скрытой форме был отправлен негативный посыл, обусловленный этими словами.

В Китае весьма позитивно оценили сам факт последнего визита германского канцлера, ход и итоги прошедших двусторонних переговоров, а также отметили его геополитическую значимость.

В частности, в редакционной статье официоза Global Times под заголовком “Американские попытки завоевать Европу завершатся провалом” отмечается, что лидер ведущей европейской страны находился в Китае как раз в тот момент, когда министр обороны США Марк Эспер рассказывал о “китайской угрозе” в лондонском Королевском объединённом институте обороны (the Royal United Services Institute, RUSI).

Наконец, нельзя не обратить внимания на то, что политические “благожелатели” А. Меркель и КНР (как внутри Германии, так и, главным образом, “внешние”) постарались создать минимально привлекательный фон обсуждаемого визита. Для этого были использованы события в Гонконге последних месяцев.

Впрочем, требования поднимать тему различного рода “правозащитных нарушений” в КНР выставлялись А. Меркель всякий раз, когда она направлялась в Пекин по неким важным делам. И прежде чем к ним переходить, ей приходилось произносить некие общего плана фразы о желательности всё же соблюдать “универсальные права”.

На этот раз некий 22-летний “лидер протестного движения” в Гонконге потребовал от высокой гостьи посетить город и вмешаться в происходящие здесь события, напомнив о “знакомой ей коммунистической тирании в ГДР”. Гонконгским тинейджерам, раз в неделю доставляющим массу неудобств жителям города, простительно (по нынешним временам) незнание важных эпизодов биографии А. Меркель – комсомольского функционера периода “коммунистической тирании”, обладавшей в то “ужасное время” возможностью получить образование самого высокого уровня. Наверняка более качественного, чем то, которое сегодня получают гонконгские “протестанты”.

Естественно, что указанное обращение было проигнорировано. Не с тем масштабом проблем приехала в Китай канцлер Германии, чтобы всерьёз принимать во внимание откровенные провокации юных “правозащитных” прохиндеев. Хотя ритуальные слова о необходимости “соблюдения законов и мирных средствах” решения конфликта в Гонконге были, конечно, произнесены.

Отметим, что на этот раз всестороннее, “правозащитного” плана давление на А. Меркель достигло беспрецедентного уровня. Остаётся только удивляться стойкости немолодой женщины, испытывающей, видимо, возрастающие проблемы со здоровьем, если во время исполнения гимнов в аэропорту Пекина она сидела на стуле.

Пока трудно оценить, какими будут последствия для “Большой мировой игры” очередного хода, сделанного двумя (из нескольких) её ведущих участников. Вскоре предстоит не менее важный ход в виде возобновления переговорного процесса между другой парой из основных участников, которую составляют тот же Китай и США.

Кстати, к “скорейшему завершению” торговой войны между ними призывала и канцлер Германии А. Меркель в ходе последней поездки в Китай.

Владимир Терехов, эксперт по проблемам Азиатско-Тихоокеанского региона, специально для интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».


Похожие статьи

Related Posts